Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
16.05.2022  
Аналитика

03.01.2022
уТАПИчный проект Аркадага

Александр Рыбин

Получится ли у Туркмении договориться с талибами о строительстве газопровода

Обнадеживающих вестей из Кабула для Аркадага нет. Его проект ТАПИ по-прежнему остается утопичным, несбыточной мечтой его правления.

Туркмения после захвата власти в Афганистане радикальным движением «Талибан»* заметно активизировала свои попытки все-таки достроить грандиозный трубопровод от месторождения Галкыныш в Марыйском велаяте (области) в Индию через афганскую и пакистанскую территории. По названиям стран, которые должны принять участие в этом проекте, он именуется ТАПИ (Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия). Это, по сути, magnum opus для туркменского правителя Гурбангулы Бердымухамедова.

Вскоре после того как талибы установили свою власть в Кабуле, руководство Туркмении начало с ними контактировать на официальном уровне. На таких встречах обязательно обсуждается вопрос ТАПИ. 14 декабря после доставки очередной партии гуманитарной помощи в западную афганскую провинцию Герат туркменские чиновники снова обсуждали с местными чиновниками, назначенными радикальным движением, судьбу афганского участка ТАПИ. Газопровод, кстати, как раз должен выходить из Туркмении на афганскую территорию в провинции Герат.

При этом пакистанские власти смотрят весьма скептически на перспективы строительства участка ТАПИ в Афганистане. И ведь именно Пакистан называют основным «куратором» талибов. Удастся ли подчиненным Аркадага (покровителя, таков титул Гурбангулы Бердымухамедова. — Прим. «Ферганы») перезапустить проект, старт которому был официально дан еще пять лет назад?

Главный газовый проект Туркмении

11 декабря 2010 года в Ашхабаде состоялся Саммит глав государств-участников проекта, по итогам которого были подписаны рамочное соглашение о газопроводе и межправительственное соглашение о реализации проекта ТАПИ. В мае 2012 года в рамках III Международного газового конгресса Туркмения подписала соглашения о купле-продаже природного газа с национальными компаниями Индии и Пакистана.

13 декабря 2015 года в туркменском городе Мары прошла церемония начала строительства газопровода ТАПИ. В ней приняли участие Гурбангулы Бердымухамедов, премьер-министр Пакистана Наваз Шариф, президент Афганистана Ашраф Гани и вице-президент Индии Мохаммад Хами.

По проекту туркменской стороны общая протяженность газопровода должна составить 1 814 км. По территории Туркмении планировалось проложить 200 км, Афганистана — 735 км, Пакистана — 800 км. Газ должен поставляться от месторождения Галкыныш — второе по запасам газа месторождение в мире — через афганские города Герат и Кандагар, тем самым обеспечив их газификацию, и достигать окончательной своей точки в городе Фазилка на границе Пакистана с Индией. Ежегодные объемы поставок по трубопроводу ТАПИ планировались на уровне до 33 млрд кубометров газа.

Но, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги.

В середине 2010-х, когда афганская сторона должна была приступить к строительству своего участка газопровода, провинции Герат, Фарах, Гильменд и Кандагар были крайне нестабильны с точки зрения безопасности. Особенно Гильменд и Кандагар. В этих двух регионах постоянно происходили бои между боевиками «Талибана» и афганской правительственной армией и ее иностранными союзниками. Хуже того, в афганских провинциях в тот период сокращалось присутствие иностранных войск, что вело к ухудшению ситуации с безопасностью.

В таких обстоятельствах логично было бы для Аркадага переосмыслить маршрут ТАПИ или объявить о том, что проект откладывается на неопределенный срок. Но на то он и Аркадаг, чтобы от своих проектов официально никогда не отказываться. Это во-первых. Во-вторых — продажа газа за границу является основным источником получения прибыли для политического режима в Ашхабаде. А в третьих, изменить маршрут и пустить газопровод из Галкыныша в Пакистан через территорию Ирана, с которым Туркмения граничит, практически невозможно, потому что иранцы хотят продавать Индии свой газ.

Иранский интерес

Идея строительства газопровода в Индию через территорию Пакистана возникла в Иране еще в 1996 году. Тогда страна планировала построить газопровод длиной 2 775 км стоимостью 7 млрд долларов, чьей основной ресурсной базой должно было стать газовое месторождение Южный Парс в Иране — это крупнейшее в мире месторождение газа. Однако проекту помешали политические трения между странами-участницами, а также противодействие США, которые в 2008 году ввели санкции против Ирана из-за ядерной программы этой страны.

В 2015-м американские санкции с Ирана как раз были сняты. Исламская республика снова стала лоббировать свой проект по прокладке газопровода через Пакистан в Индию. Однако довольно скоро — через три года — США вышли из сделки по отмене санкций. Вашингтон возобновил старые санкции и ввел новые. Это нарушило все планы Тегерана по экспорту природных ресурсов в другие страны. От работы с иранскими государственными компаниями стали одна за другой отказываться крупные иностранные корпорации, которые в предыдущие три года успели заключить соглашения о сотрудничестве с иранской стороной.

Однако иранцы не оставили идею, что когда-нибудь ограничения в отношении них Запад снимет или возникнут другие благоприятные условия, позволяющие все-таки построить газопровод в Индию. Об этом, например, может свидетельствовать то, что правительство Гани неоднократно обвиняло Тегеран в дестабилизации ситуации в тех регионах, где должен был бы пройти ТАПИ.

В феврале 2018 года официально стартовала прокладка туркменского газопровода по территории Афганистана. Как заявил тогда пресс-секретарь афганского президента Шах Хусейн Муртазави, прокладка газопровода должна завершиться в конце 2019 года.

Но уже в апреле 2018-го афганским силовикам сдалась группа талибов, которые рассказали, что они вооружались и получали указания из Ирана для проведения акций против строительства газопровода ТАПИ в провинции Герат. В мае того же года боевики «Талибана» устроили масштабное наступление в провинции Фарах. Представители афганских властей заявили, что инициатором наступления является Иран, который пытается таким образом сорвать строительство участка ТАПИ в провинции.

21 мая 2018 года в провинции Кандагар погибли по меньшей мере пять членов команды саперов, занимавшихся разминированием участка под строительство газопровода ТАПИ. По ним открыли стрельбу неизвестные мотоциклисты. Ни одна террористическая группировка не взяла на себя ответственность за нападение.

В итоге из-за проблем с безопасностью афганское правительство вынуждено было прекратить реализацию проекта ТАПИ на своей территории.

Что теперь?

После захвата власти талибами в Кабуле в августе нынешнего года одними из первых с ними начали налаживать контакты именно туркмены. 29 сентября посол Туркмении в Афганистане Ходжа Овезов встретился в Кабуле с главой министерства иностранных дел талибского правительства Амир-Ханом Муттаки. Основная тема встречи — перспективы возобновления строительства афганского участка ТАПИ.

Муттаки выразил заинтересованность «Талибана» в завершении прокладки ТАПИ через афганские провинции, а также попросил Ашхабад увеличить поставки топлива, чтобы сдержать рост цен на него в Афганистане. Туркмены поставок топлива не пожалели.

Ашхабад и Ташкент на сегодня являются основными поставщиками топлива в захваченный талибами Афганистан. Кроме того, Туркмения и Узбекистан начали поставлять афганцам гуманитарную помощь на фоне все ухудшающейся экономической ситуации в Афганистане.

В октябре в Кабул прилетел министр иностранных дел Туркмении Рашид Мередов, чтобы с тем же Муттаки обсудить перспективы ТАПИ. Впоследствии представители туркменского правительства еще много раз встречались с представителями «Талибана». Обе стороны повторяли мантру про необходимость возобновления строительства ТАПИ. Однако, судя по всему, воз и ныне там — газопровод через Афганистан не строится.

В конце ноября ситуацию разъяснил федеральный министр Пакистана по вопросам экономики Омар Аюб Хан. По его словам, проект ТАПИ в Афганистане будет заморожен до тех пор, пока ситуация в стране не стабилизируется. Пакистанский министр не стал вдаваться в детали, однако можно предположить, что под «стабилизацией ситуации» он имел ввиду не только безопасность, но и признание правительства талибов другими государствами, а также международными финансовыми учреждениями.

В настоящее время правительство талибов не признано ни одной страной. Власти многих государств поставили признание этого правительства в зависимость от ряда условий, включая уважение прав человека, гарантии свободы СМИ и коалиционную политическую систему, в которую должны войти женщины и представители разных афганских этносов. Пока талибы на уступки не идут. Международное сотрудничество с ними сводится, как правило, к поставкам гуманитарной помощи для миллионов нуждающихся афганцев, которые не имеют достаточно еды и других продуктов первой необходимости.

Упертость талибов по поводу формата их правления в Афганистане в итоге вполне может привести к тому, что власть они потеряют. Об этом сейчас говорит, например, спецпредставитель российского президента по Афганистану Замир Кабулов, который летом утверждал, что с талибами иметь дело проще, чем с правительством Гани.

Так что обнадеживающих вестей из Кабула для Аркадага нет. Его проект ТАПИ по-прежнему остается утопичным, несбыточной мечтой его правления.

*Движение «Талибан» признано террористическим и запрещено в РФ и многих других странах (указываем по требованию российского законодательства).

ИА «Фергана»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью