Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
16.05.2022  
Права человека

23.12.2021
Прекратить насильственные исчезновения в Туркменистане!

Международная кампания «Покажите их живыми!»

Практика насильственных исчезновений в Туркменистане на протяжении последних 19 лет носит систематический характер.

Предисловие

Насильственное исчезновение — грубое нарушение прав человека, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах. Оно также является формой бесчеловечного и унижающего достоинство обращения в отношении как самих пропавших лиц, так и их семей, тем самым подпадая под действие Конвенции ООН против пыток. Туркменистан ратифицировал как Пакт, так и Конвенцию, а ст.6 Конституции страны предусматривает приоритет международного права в случае несоответствия ему внутригосударственного законодательства. Туркменское уголовное законодательство не допускало и не допускает содержания заключенных в условиях полной изоляции, независимо от совершенного ими преступления. Тем не менее, государство применяет это жестокое и незаконное наказание в отношении тех, кого воспринимает как политическую угрозу своей власти по причине убеждений, влияния или известности этих людей.

Практика насильственных исчезновений в Туркменистане на протяжении последних 19 лет носит систематический характер. Начиная с 2014 года, кампания «Покажите их живыми!» регулярно публикует обновляемый список исчезнувших в туркменских тюрьмах, основанный на тщательных исследованиях, включая доступные документы и независимые источники. В нынешнем обновленном списке число документированных нами случаев насильственных исчезновений в местах лишения свободы в Туркменистане за период, начиная с 2002 года, составило 162. Существенный рост числа задокументированных случаев насильственных исчезновений по сравнению с данными, включенными нами в предыдущее издание списка в 2019 году (121 случай), обусловлен полученной и проверенной нами новой информацией о случаях исчезновений, произошедших в основном в период 2016-2018 гг. Они не вошли в предыдущее издание списка, так как на тот момент мы не имели достаточных данных.

Все 162 кейса включены в обновленный список. 97 из них описывают ситуации, которые можно характеризовать как случаи продолжающегося исчезновения. В 72 из них жертвы по-прежнему являются исчезнувшими, и нет оснований считать, что они умерли, вышли на свободу или получили свидание. В отношении еще 25 случаев имеется неподтвержденная и требующая дополнительной проверки информация, на основании которой они могут быть исключены из действующего списка (в том числе сообщения о смерти пятерых из них). Кроме того, 65 человек, ранее фигурировавшие в наших материалах как «исчезновшие», были исключен нами из списка актуальных кейсов на основе проверенных и достоверных данных — 29 из них умерли в заключении, 10 освобождены, 26 продолжают отбывать наказание, но получили свидание и передачи от родных.

Есть основания считать, что некоторые случаи смертей жертв насильственных исчезновений по-прежнему сознательно скрываются правительством. Учитывая нежелание властей провести необходимое расследование, ряд таких случаев согласно международному праву может рассматриваться как внесудебные казни. Следует иметь ввиду, что в условиях жесткого подавления гражданских свобод и отсутствия доступа в страну для зарубежных правозащитных организаций и международных наблюдателей публикуемый список неизбежно является неполным. Общее число жертв насильственных и недобровольных исчезновений в Туркменистане, по нашей оценке, еще три года назад измерялось сотнями. В настоящее время предполагаемые суммарные цифры ниже, но по-прежнему велики, что свидетельствует о продолжающейся систематической практике насильственных исчезновений. Некоторые жертвы содержатся incommunicado с 2002 года.

Исчезнувшие разделены нами на четыре категории:

1) так называемые «ноябристы» (осужденные как прямо или косвенно связанные с попыткой государственного переворота 25 ноября 2002 года),
2) осужденные по обвинению в «исламском экстремизме»,
3) осужденные за экономические преступления и злоупотребления должностными полномочиями,
4) активисты гражданского общества.

В последние годы под давлением усиливающейся международной критики правительство Туркменистана несколько смягчило свою позицию, отменив некоторые ограничения и запреты в отношении различных групп заключенных, содержавшихся ранее incommunicado. Так, с 2014-2016 гг. были разрешены уведомления о смерти в заключении осужденных «ноябристов» и выдача их тел родственникам для захоронения. С 2015 г. в ходе диалогов с различными международными организациями власти стали предоставлять ограниченную и иногда противоречивую информацию о некоторых исчезнувших, включенных в наш список. По нашим данным, в 2015-2021 гг. власти предоставили международным организациям информацию о 28 кейсах (17% известных случаев). С середины 2018 года большая часть из сотен заключенных, содержавшихся в тюрьме Овадан-депе по обвинениям в «исламском экстремизме», стала получать регулярные свидания и продуктовые передачи от родственников, прав на которые они были незаконно лишены ранее. В сентябре 2018 года власти заявили о принятии почти всех рекомендаций, сделанных другими странами в рамках Универсального периодического обзора ООН (УПО) в мае 2018 года, касающихся насильственных исчезновений, положения в тюрьмах, предотвращения пыток и обеспечения визитов в страну специальных процедур ООН, включая Рабочую группу по насильственным и недобровольным исчезновениям (WGEID). Эти события продемонстрировали эффективность международного давления. Прогресс стал результатом активных действий международного сообщества (письмо 14 послов в ОБСЕ в марте 2018 года, рекомендации 19 стран по насильственным исчезновениям в рамках УПО в мае 2018 года, активный диалог с WGEID в первой половине 2018 года и др.).

Однако с осени 2018 года, когда в диалоге с Туркменистаном по проблеме насильственных исчезновений публичные действия уступили место «тихой дипломатии», наступила стадия стагнации. Туркменские власти лишь в 2020 году возобновили передачу ограниченной информации о жертвах насильственных исчезновений на международных площадках. В то же время рекомендации по проблеме насильственных исчезновений и связанным вопросам не были включены в проект дорожной карты по реализации обязательств в рамках УПО. Круг лиц, содержащихся incommunicado, которым разрешены свидания, больше не расширялся. Прекращено обсуждение визита WGEID в страну. В третьем периодическом отчете, представленном Туркменистаном в Комитет по правам человека ООН в марте 2020 г., лицемерно заявляется: «Обращения от граждан, касающиеся насильственных исчезновений задержанных лиц и лиц, осужденных к лишению свободы, из следственных изоляторов и учреждений исполнения наказания в Министерство внутренних дел Туркменистана не поступали. При наличии такого заявления соответствующие правоохранительные органы обязаны провести полномасштабное уголовное расследование». Между тем четыре коммуникации WGEID по индивидуальным кейсам (Батыр Бердыев, Рустем Джумаев, Сердар Рахимов и Борис Шихмурадов) и общее письмо Рабочей группы от 5 октября 2018 года о проблеме насильственных исчезновений в тюрьмах Туркменистана, остаются без ответа.

В том же отчете содержатся и другие недостоверные утверждения, в частности, что в 2015-2019 гг. судами Туркменистана вообще не рассматривались уголовные дела об экстремизме и терроризме. Однако мы располагаем копиями нескольких приговоров и другими документами, подтверждающими, что такие дела имели место. Многие из сотен осужденных по этим делам до середины 2018 года содержались в туркменских тюрьмах incommunicado.

Стоит отметить также дело гражданского активиста Гулгелди Аннаниязова, имевшего статус беженца в Норвегии и полностью отбывшего в марте 2019 года 11- летний срок за незаконный переход границы. Все это время он содержался в условиях полной изоляции от внешнего мира. После завершения срока заключения он не был освобожден, а отправлен в ссылку на пять лет в небольшой город в 600 км от Ашхабада, хотя, по неофициальным данным, проверка с участием правительственных ведомств подтвердила, что с учетом изменений в уголовном законодательстве и международных обязательств срок ограничения его свободы давно истек.

В новой версии списка дела по каждой из 4 категорий «исчезнувших» разделены на три группы:

1) случаи продолжающихся исчезновений (дела тех, чья судьба по-прежнему неизвестна на момент обновления списка, и нет оснований считать, что они умерли, вышли на свободу или получили свидание), 2) дела тех, чем статус «продолжающегося исчезновения» требует проверки из-за неподтвержденной информации, которая может привести к их исключению из этой категории и 3) «исключенные» (жертвы насильственного исчезновения, исключенные из текущего списка в связи с подтвержденными данными о смерти в заключении, освобождении или получении свидания).

Сводные таблицы после предисловия включают имена исчезнувших по каждой группе, с последующим подробным описанием каждого случая. По подавляющему большинству представленных нами в списке кейсов правительство Туркменистана по-прежнему отказывается предоставить какую-либо информацию родственникам осужденных и международному сообществу. Оно продолжает игнорировать соответствующие решения межправительственных органов и избегает предпринимать какие-либо существенные шаги для прекращения этого грубого нарушения прав человека, вместо этого симулируя неэффективный «диалог» по данной проблеме с международными организациями.

«Ноябристы»

В 2014-2021 гг. кампания «Покажите их живыми» получила сообщения о 61 случае насильственных исчезновений лиц, обвиняемых в прямой или косвенной причастности к попытке государственного переворота 25 ноября 2002 года (т.н. «ноябристы»), и делах еще трех осужденных за помощь родственникам «ноябристов» в бегстве из страны. Таким образом, всего в эту группу включены 64 кейса.

Все «ноябристы» были арестованы, предстали перед судом, а затем исчезли в тюрьмах. Семьи, как правило, на протяжении многих лет не получали никаких сведений об этих лицах с момента их исчезновения. Эти осужденные не имеют доступа к адвокатам и медицинской помощи и лишены контактов с внешним миром. Большинство «ноябристов» были арестованы в ноябре-декабре 2002 года, судебные процессы над ними проходили в первой половине 2003 года. Некоторые другие аресты и суды проходили весной-летом 2003 года и в 2005 году. «Ноябристы» были приговорены к лишению свободы на сроки от 12 до 25 лет, а шестеро — к пожизненному заключению, хотя законодательством Туркменистана пожизненное лишение свободы не предусмотрено. Согласно неофициальной информации, полученной от бывших заключенных тюрьмы Овадан-депе, во времена президентства Ниязова (скончался 21 декабря 2006 года) большинство «ноябристов» содержалось в специальном блоке этой тюрьмы без связи с внешним миром, и такая незаконная практика продолжается до сих пор. Согласно приговорам, через 3-5 лет (в зависимости от конкретного случая) заключенные должны были быть переведены в обычную колонию, но в отношении «ноябристов» эта норма, как правило, не соблюдается. Известно также, что часть осужденных содержалась incommunicado не только в Овадан-депе, но и в особых в изолированных спецблоках некоторых колоний.

По группе «ноябристов» по-прежнему имеется наименьший прогресс в диалогах на различных международных площадках. Власти Туркменистана до настоящего времени предоставили международным организациям информацию о судьбе только 9 из них, в одном случае письменный ответ получила семья осужденного. Согласно этим данным, трое ранее «исчезнувших» были освобождены из заключения, трое других после освобождения находились в ссылке, двое умерли, двое оставались в заключении в 2016- 2018 гг. (их дальнейшая судьба неизвестна). Большинство запросов о судьбе жертв насильственных исчезновений из этой группы правительство Туркменистана по-прежнему игнорирует, а ответы касаются в основном «исчезнувших», не являвшихся ключевыми участниками событий 25 ноября 2002 года.

На основе полученных нами сообщений из официальных и неофициальных источников, 10 кейсов исключены из списка текущих кейсов (7 из них умерли, 3 освобождены), по 8 случаям полученная информация, дающая основание для исключения, требует дополнительного подтверждения. В 46 случаях достоверные данные о судьбе осужденных в 2003-2005 гг. по-прежнему отсутствуют, и они остаются в перечне случаев продолжающихся исчезновений.

Из 6 «ноябристов», приговоренных внесудебным органом к пожизненному лишению свободы, один скончался в 2016 г., судьба пятерых других неизвестна. По-прежнему нет ответов правительства на запросы о 6 осужденных, срок заключения которых истек в 2017 -2021 гг.

По 4 делам «ноябристов» (Батыр Бердыев, Рустем Джумаев, Сердар Рахимов, Борис Шихмурадов) зарегистрированы обращения в Рабочую группу ООН по насильственным и недобровольным исчезновениям (WGEID). Три из них были подготовлены кампанией «Покажите их живыми». Все обращения WGID к правительству Туркменистана по этим случаям насильственных исчезновений пока остаются без ответа.

Осужденные по обвинению в исламском экстремизме

Сообщения о случаях насильственных исчезновений в Туркменистане лиц, подозреваемых в принадлежности к тем или иным исламистским группам, отмечаются со времени вооруженных инцидентов в Ашхабаде в сентябре 2008 г. Число таких сообщений заметно возросло после начала сирийского кризиса и арестов в Турции сторонников Фетхуллаха Гюлена, достигнув пика в преддверии спортивных соревнований Азиады-2017, проводившихся в Туркменистане. Неофициальные оценки числа заключенных этой категории, содержавшихся incommunicado в тюрьме Овадан-депе, достигали в это время нескольких сот человек. Однако до осени 2016 года имена «исчезнувших» из этой группы не были известны за рубежом.

Начиная с 2016 года кампания «Покажите их живыми» получила информацию о 59 случаях насильственных исчезновений лиц, обвиняемых (зачастую без достаточных оснований) в причастности к радикальным исламским организациям, призывах к насильственному изменению конституционного строя, заговору с целью захвата власти, разжиганию религиозной розни, созданию преступной организации и др. Большинство были приговорены к лишению свободы на сроки от 8 до 25 лет лишения свободы. Некоторые осужденные, подозреваемые в экстремизме, первоначально были осуждены по различным обвинениям на сроки от 2,5 до 3 лет, а впоследствии уже в тюрьме обвинены в более тяжких преступлениях и были приговорены к длительным срокам лишения свободы.

Более половины из этих дел вошло в предыдущий список исчезнувших в тюрьмах Туркменистана, опубликованный кампанией «Покажите их живыми» в сентябре 2019 года. Часть имен, однако, не были тогда включены в него, поскольку с середины 2018 года туркменские власти под давлением международного сообщества разрешили, по крайней мере, большей части заключенных этой группы свидания, переписку и получение передач. На основе изученных нами сообщений из официальных и неофициальных источников 32 кейсов были исключены из текущего списка исчезнувших (4 умерли, 2 освобождены, остальные получают свидания), по 15 кейсам полученная информация, которая может стать основанием для исключения, требует дополнительного подтверждения, в 12 случаях достоверные данные о судьбе осужденных по-прежнему отсутствуют, и они остаются в перечне случаев продолжающихся исчезновений.

В декабре 2017 года Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям опубликовала предварительную версию заключения, констатировав, что 18 туркменских мусульман, осужденных за предполагаемую поддержку движения Фетхуллаха Гюлена, были лишены свободы с нарушением норм международного права и рекомендовала правительству привести ситуацию в соответствие с международными стандартами и принципами, немедленно освободив осужденных и предприняв другие шаги. Жесткая критика, звучавшая на международных площадках, содействовала частичному пересмотру позиции правительства по вопросу о праве этой группы осужденных на свидания с родственниками. Начиная с конца января 2018 года некоторые мусульмане, осужденные в 2017 году и содержавшиеся incommunicado, впервые получили возможность увидеться с родственниками. А с мая 2018 года регулярные свидания (с интервалом в два месяца) смогли получить большинство осужденных мусульман, содержавшихся в тюрьме Овадан-депе.

Власти Туркменистана до настоящего времени предоставили международным организациям информацию только по 11 из этих 59 кейсов: 9 — по заключенным, упомянутым в заключении Рабочей группы ООН по произвольным задержаниям (не подтверждены независимыми источниками); 1 (Сапаров) — на запрос Комитета ООН против пыток; 1 (Атдаев) — на запрос Рабочей группы ООН по насильственным и недобровольным исчезновениям (WGEID), подготовленный на основе сообщений кампании «Покажите их живыми». В трех случаях письменные ответы получили семьи осужденных. Всем им с 2018 года разрешены свидания.

Ситуация со свиданиями и передачами заметно ухудшилась после введения в 2020 году ограничений, связанных с пандемией короновируса, случаи заболевания которым на территории Туркменистана правительство по-прежнему отрицает. В конце 2020 и в 2021 годах — возможно, в связи с опасениями, связанными с развитием ситуации в Афганистане — часть осужденных «экстремистов» была переведена из колонии строгого режима в Байрамали в тюрьму Овадане-депе, более изолированную от внешнего мира. Сообщают, что такой шаг, правовые основания которого неизвестны, заметно сократил возможности коммуникаций с родственниками для этой группы заключенных, но не прервал их полностью.

В 2016 г. от бывших заключенных поступила информация о женщинах-мусульманках, которых содержат incommunicado в отдельном изолированном корпусе женской колонии в Дашогузе. По словам бывшего заключенного, пятеро женщин-мусульманок были помешены сюда примерно осенью 2015 года, одна из них умерла весной 2016 года. По данным на 2018 год, число таких особых узниц в Дашогузе увеличилось до 23 человек (имена неизвестны, поэтому не включены в список). По имеющимся сведениям, руководство колонии ставило вопрос о переводе их в тюрьму Овадан-депе, их дальнейшая судьба неизвестна.

Осужденные по обвинениям в экономических преступлениях и злоупотреблении властью

Начиная с 2001 года президент Сапармурад Ниязов санкционировал несколько волн чисток в сталинском стиле, затронувших ключевые фигуры правительства, экономические и силовые министерства, региональные администрации. Руководители соответствующих государственных структур после вынесения приговоров нередко содержались incommunicado. После смерти Ниязова в декабре 2006 года многие из таких осужденных были переведены в обычные колонии. Однако другие продолжали оставаться в полной изоляции от внешнего мира. Сложившаяся практика, хотя и в меньших масштабах, продолжилась и при нынешнем президенте Гурбангулы Бердымухамедове. Некоторые высшие чиновники, осужденные после 2006 г., до сих пор содержатся incommunicado. Из-за трудностей коммуникации с семьями экс-чиновников наш список отражает лишь небольшое число таких дел.

Кампания «Покажите их живыми» получила информацию о 35 случаях насильственных исчезновений бывших высокопоставленных чиновников, обвиняемых в причастности к экономическим преступлениям и злоупотреблении властью. На основе полученной нами информации 20 кейсов исключены из числа случаев продолжающихся исчезновений (15 умерли в заключении, 4 освобождены, 1 имеет свидания), по 1 полученная информация, дающая основания для такого исключения, требует дополнительного подтверждения, в 14 случаях достоверные данные о судьбе осужденных по-прежнему отсутствуют, поэтому они остаются в перечне текущих кейсов. Власти Туркменистана до настоящего времени предоставили международным организациям информацию только по 7 из 35 кейсов этой группы (не все сообщения были достоверными). Известно об одном случае, когда ответ получила семья осужденного.

Исчезнувшие активисты гражданского общества

В списках кампании «Покажите их живыми» в разное время фигурировали имена четырех активистов гражданского общества. В настоящее время не ясна судьба лишь одного из них — Омрузака Омаркулыева.

Их истории демонстрируют степень паранойи туркменских властей, идущих на крайние меры в попытке заставить замолчать все, что они воспринимают как оппозиционную деятельность, будь то реализация свободы выражения мнения или более прямые гражданские действия.

Омаркулыев, организовавший общество туркменских студентов в Турции, в феврале 2018 г. был заманен властями в Туркменистан для участия в одном из мероприятий в связи с парламентскими выборами и лишен права выезда из страны, а после его обращения к зарубежным СМИ «исчез». Данные о его судьбе противоречивы.

Гражданский активист Гулгелди Аннаниязов, имевший статус беженца в Норвегии, был осужден в 2008 г. за незаконный переход границы и использование чужого документа и 11 лет содержался в условиях полной изоляции от внешнего мира. В марте 2019 г. после завершения срока заключения он был отправлен в ссылку на пять лет в отдаленный поселок в 600 км от Ашхабада, где ему приходится жить в неблагоприятных условиях и при отсутствии необходимой медицинской помощи. Власти отказываются освободить его в соответствие с изменившимся законодательством — вопреки обязательствам, предусмотренным п.1 ст.15 Пакта о гражданских и политических правах. С марта 2019 г. родственники имеют возможность посещать его и общаться по телефону.

Журналист Сапармаммед Непескулиев, имеющий российское гражданство, в 2018 г. был освобожден и позднее выехал за рубеж.

Огулсапар Мурадова погибла в тюрьме в 2006 г. при неясных обстоятельствах, которые власти до сих пор отказываются расследовать. 6 апреля 2018 года Комитет ООН по правам человека вынес заключение об ответственности властей Туркменистана за нарушении ее прав, включая право на жизнь, право на свободу от пыток, право на личную неприкосновенность, право на справедливое судебное разбирательство и право на свободу выражения, и призвал правительство провести беспристрастное расследование обстоятельств ее дела и обеспечить полное восстановление прав членов семьи Мурадовой, включая справедливую компенсацию и реабилитацию имени Мурадовой. Эти рекомендации до сих пор не выполнены.

Возможной жертвой насильственного исчезновения является туркменский гражданский активист Азат Исаков, проживавший в России. 20 октября 2021 года он смог сообщить знакомым, что в место, где он жил, пришла полиция, после чего связь с ним прервалась. Позже МВД России заявило, что 22 октября 2021 года Исаков вылетел из Москвы в Туркменабад. Однако не ясно, как активист мог покинуть страну без паспорта и при отсутствии регулярных авиарейсов. Сведения о его дальнейшей судьбе противоречивы, он больше не выходит на связь со своими друзьями.

Туркменские гражданские активисты, проживающие в других странах, прежде всего в Турции и России, подвергаются высокому риску принудительного возвращения на родину в результате давления властей Туркменистана и их сотрудничества с правоохранительными органами этих стран. В случае депортации этим активистам может угрожать насильственное исчезновение в тюрьмах.

***

В историях всех «исчезнувших» из нашего списка прослеживается общее:

1) В отношении этих людей не было достоверной информации об их местонахождении и состоянии после вынесения приговора, а в некоторых случаях и с момента ареста;
2) Ни один из них не имел контактов с семьей, а их семьи не получали никакой официальной информации об их местонахождении и здоровье;
3) Ни один из этих людей после осуждения не имел доступа к адвокатам,
независимым медицинским экспертам и международным наблюдателям, включая Международный Красный Крест.

Правительству Туркменистана известны требования международного сообщества. Эти требования ясные, конкретные и выполнимые. Решение проблемы насильственных исчезновений не сводится к обмену ограниченным объемом сведений с международными организациями за закрытыми дверями. Решением проблемы является обеспечение немедленного доступа к заключенным для родственников, адвокатов и независимых наблюдателей.

Мы требуем, чтобы правительство Туркменистана показало их живыми!

Международное давление на Туркменистан как никогда важно. Международное сообщество должно активно настаивать на том, чтобы Туркменистан прекратил практику насильственных исчезновений, допустил международных наблюдателей в тюрьмы, включая печально известную Овадан-Депе, разрешил свидания с родственниками, медицинскую и юридическую помощь тем, кто находится в тюрьме, и соблюдал международные стандарты в области прав человека в отношении насильственных исчезновений и пыток. Необходимо возобновить последовательное международное давление на правительство Туркменистана. Оно должно быть многосторонним и эффективно координироваться между соответствующими международными структурами, включая ООН, ОБСЕ, ЕС и столицы заинтересованных государств. Необходимо использовать все возможные рычаги для спасения жизней.

Насильственные исчезновения в Туркменистане должны прекратиться!

Международная кампания «Покажите их живыми!»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью