Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
14.05.2021  
Права человека

13.09.2013
«Ваша не честь»

Наталья Шабунц

Внезапное падение всесильного генпрокурора и увольнение целого ряда прокуроров и судей не изменят систему к лучшему. Их места займут другие, которые еще теснее сомкнут свои непробиваемые правосудием ряды.

31 августа на заседании Государственного совета безопасности Туркменистана Генеральный прокурор Яранмурад Язмурадов, как всегда, «проинформировал лидера нации о конкретных шагах, предпринимаемых органами прокуратуры по осуществлению надзора за неукоснительным соблюдением законности в государстве и обществе». То есть обычное «бла-бла-бла», не имеющее никакого отношения к реальной жизни и массовому судебному произволу.

Но на этот раз в белой и пушистой, кристалльно-чистой, перманентно совершенствующейся надзорной структуре вдруг, как внезапно оказалось, «имеются недостатки в соблюдении строгой дисциплины и порядка».

И «за серьезные недостатки, допущенные в работе» неожиданно для многих Язмурадов был не только освобожден от должности, но и лишен государственных наград, классного чина государственного советника юстиции третьего класса, а также льгот и привилегий.

И опять же традиционно для нынешней двухступенчатой эпохи председатель Меджлиса (парламента) Акджа Нурбердыева, не дожидаясь заседания оного, незамедлительно подписывает постановление Меджлиса Туркменистана и, как всегда, с задорной готовностью юной пионерки «соглашается» со всеми решениями президента, ссылаясь на пункт 7 статьи 63 Конституции Туркменистана. Но в Конституции не сказано, что председатель парламента имеет право принимать подобные единоличные решения, беря на себя функции высшего представительного органа.

Конечно, нелепо было бы даже представить, что кто-то из 125 депутатов, которые на заседаниях, не поднимая глаз, единодушно подписывают все предложенные документы, вдруг бы стал возражать. Но приличия, как, впрочем, и закон, все-таки надо соблюдать. Хотя, по сравнению с эпохой первого президента, это можно считать движением вперед. Ниязов, например, даже председателя Меджлиса назначал сам.

Вряд ли до президента дошли факты профессиональной нечистоплотности надзорного блюстителя, и он озаботился чистотой рядов силовых структур и рук их руководителей, если на место генерального прокурора назначил другую фигуру из правоохранительного тандема — Аманмурада Халлыева, освободив его от должности председателя Верховного суда Туркменистана. Классический вариант «шило — на мыло».

Президент уже менял местами эти юридические шахматные фигуры. В октябре 2011 года председатель Верховного суда Язмурадов был назначен генеральным прокурором. На этот раз Язмурадов оказался в ауте. Скорее всего, в своих неуёмных аппетитах он покусился на чужой неприкасаемый кусок сладкого пирога.

«Где у нас прокурор? — В 6-й палате, где раньше Наполеон был». Так коротко можно охарактеризовать надзорную миссию Язмурадова, его «заботу» о соблюдении законности да и деятельность всей прокуратуры в целом. Сейчас, как говорят, он «отдыхает» в спецучреждении рядом с главным курортом страны.

А с приходом нового генерального прокурора со старыми грехами ничего к лучшему в прокуратуре не изменится, как и Верховном суде.

Фемида в нашем королевстве счастливых кривых зеркал давно потеряла стыд вместе с повязкой на глазах и зорко следит за тем, на какой чаше «весов справедливости» хрустят баксы. Она окончательно превратилась в продажную панельную особу, для которой все писанные законы, включая основной — Конституцию, служат лишь средствами личной гигиены…

Язмурадов и Халлыев, работая как в Генпрокуратуре, так и в Верховном суде, допустили вопиющий судебный произвол по отношению к сотням невинных граждан, включая предпринимателя из Мары Игоря Мирзоянца и ашхабадку Оксану Шлеину и ее дочь Галину Вишар.

Об их судебных мытарствах я неоднократно писала в «Хронике Туркменистане» и на «Фергане». Разные истории и судьбы объединены общим — произволом коррумпированной судебной системой.

Огласка, к сожалению, ничего не изменила в их поруганных судьбах. Судебная система, уверенная в своей полной безнаказанности, не отреагировала. «Гарант» недоступен. ООН ограничилась формальной отпиской. Международные правозащитные организации не заинтересовались.

Внезапное падение всесильного генпрокурора не восстановит справедливость. Увольнение вслед за ним ряда прокуроров и судей также не изменит систему к лучшему. Их места займут другие, которые со свежими аппетитами займутся «делом» и еще теснее сомкнут свои непробиваемые правосудием ряды.

Простым же гражданам, кто не входит в список тех людей, «для кого государство», элементарные права которых на каждом шагу нарушаются теми, кто в этот список попал, негде искать защиты от повсеместного произвола чиновников всех уровней. Письмам «на деревню дедушке» легче дойти до адресата, чем обращениям на имя президента Туркменистана. Местные представительства ООН и ОБСЕ считают все нарушения прав граждан «внутренними делами страны». Как о веревке в доме повешенного, у нас не принято говорить о правах человека.

А Оксана Шлеина все пытается достучаться, добиться пересмотра дел, лишивших их с дочерью всех гражданских и социальных прав… В феврале этого года, истребовав в суде Азатлыкского этрапа свидетельские показания, которые суд намеренно проигнорировал, дочь Оксаны Галина обнаружила в деле очень интересный документ, с которым три года назад не сочли нужным ознакомить ее мать и который в упор «не видели» все проверяльщики. Галине удалось сфотографировать его на телефон: официально его копию не выдали. Это определение судебного заседания от 23 февраля 2010 года о приостановлении производства по гражданскому делу (по иску о признании брака недействительным) до выздоровления ответчицы (после тяжелейшей аварии). Но уже 16-17 марта без отмены этого определения и других необходимых процедур, не дожидаясь того, когда Оксана хотя бы сможет встать на костыли, суд в том же составе заставил больную женщину участвовать в процессе, лежа на полу на носилках, и незаконно признал многолетний брак недействительным.

Только этот факт должен был заставить высокопоставленных юристов отменить незаконное решение суда и восстановить гражданские права. Но в ответ на заявления Оксаны с указанием конкретных судебных ошибок она продолжает получать одни и те же безграмотные отписки. Долгое время в Верховном суде это делал зампред по гражданским делам Черкезов, а сейчас его сменил Дж. Ачилов. В Генеральной прокуратуре под отписками автографы ставит и.о. начальника отдела по надзору судебных постановлений по гражданским и арбитражным делам А. Аннадурдыева. Оксану не допускали на прием к тогда еще председателю Верховного суда Халлыеву и заставили пройти через всех его заместителей: по гражданским, уголовным и арбитражным делам (?!). Она с дочерью побывала у всех на личном приеме и всем им написала письменные заявления. Но на все именные заявления, включая обращение к Халлыеву с просьбой лично разобраться с их делом и заявления на имя президента Туркменистана, мать и дочь получают одни и же тексты «от Ачилова». Его автограф всюду выскакивает, как черт из табакерки. Судебная система, как вирусный компьютер, все время «глючит» Ачиловым.

В цивилизованных государствах к судьям принято с уважением обращаться «Ваша честь». А как обращаться к нашим? «Ваша жесть»? Или «Ваша не честь»? 13 августа Оксана Шлеина написала очередные заявления на имя генпрокурора Язмурадова и председателя Верховного суда Халлыева. Теперь, когда первый слетел, а второй занял его место, не ответив на заявление, находясь на своем предыдущем посту, неужели надо начинать все сначала в этой непристойной судебной карусели-игре без правил?

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью