Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
10.12.2022  
История

21.11.2022
Обратный отсчет: «Королевство кривых зеркал»

Гундогар

В течение месяца, с 25 октября по 25 ноября 2022 года мы напоминаем нашим читателям публикации сайта «Гундогар» за период с 25 октября по 25 ноября 2002 года.

Часть 3, 15-20 ноября. Побег из «Шоушенка»; «Хлопкорабство»; Крах Реджепа Сапарова.

15 ноября тема побега из исправительно-трудовой колонии города Теджена около 800 (по другим данным 700) из 2,5 тыс. заключенных была подхвачена сразу несколькими российскими СМИ. Газета «Московский комсомолец»  опубликовала статью Марата Шамаева  «Побег из ниязовского ''Шоушенка''», отсылая нас этим заголовком к популярному американскому фильму, снятому в начале 90-х годов по роману Стивена Кинга.

Кроме уже известных по ранней публикации сведений, автор сообщал некоторые подробности условий содержания заключенных в этой колонии: «Местная тюрьма даже на фоне всех остальных исправительных учреждений страны пользуется дурной славой. Камеры переполнены в три-четыре раза по сравнению с нормами, пища представляет из себя нечто невообразимое, медицинского обслуживания нет никакого. Печально известная ''Бутырка'' по сравнению со здешней тюрьмой кажется пятизвездочным отелем…» Он также привел данные о том, что в первые дни после этого ЧП были задержаны 15 беглецов. Большинство же их, пишет автор, «устремилось к границам Узбекистана и Казахстана, для того чтобы скрыться на территориях сопредельных стран».

19 ноября к этой же теме обратилась российская «Независимая газета». Ее автор Петр Селиванов, помимо уже широко известных фактов, привел данные из специального доклада Правозащитного центра «Мемориал»* о пенитенциарной системе Туркменистана: «В настоящее время в различных колониях и следственных изоляторах Туркмении содержится в полтора-три раза больше людей, чем положено по норме. Подследственные страдают от нехватки воды: для питья и других нужд каждому выдается по полтора литра в день. Продукты питания для заключенных чрезвычайно низкого качества. При широком распространении в тюрьмах дизентерии, брюшного тифа, туберкулеза и других инфекционных болезней медицинская помощь больным практически не оказывается».

«Заключенных пытают как во время следствия, так и в тюрьмах. В колониях практикуются ''плановые'' избиения заключенных дубинками. При водворении в карцер заключенного раздевают до нижнего белья независимо от времени года. В некоторых колониях строгого режима пытают электричеством. Чтобы выбить признание, администрация привлекает других заключенных, которые мучают или насилуют подследственного. За последние три года ни один сотрудник туркменских пенитенциарных учреждений не был привлечен за это к ответственности. Практически все сотрудники пенитенциарных учреждений берут взятки, причем на каждую ''услугу'' существует специальный тариф», — цитирует «Мемориал» «Независимая газета».

В свою очередь автор статьи предполагает, что массовый побег заключенных из тедженской ИТК может послужить поводом для новых кадровых перестановок в правительстве Туркменистана.

17 причин плохого урожая хлопка-2002 приводит в своей статье кандидат сельскохозяйственных наук Гельды Непесов. «Нынешняя осень для туркменских хлопкоробов — самая печальная за 11 лет ниязовской независимости: никогда на полях не было так мало ''белого золота'' и никогда крестьяне так не противились его сбору». Так почему же Туркменистан, в советское время собиравший 750-800 тыс. тонн хлопка, нынче оказался без урожая?

Отсутствие необходимых экономических механизмов взаиморасчета с хлопкоробами привело к полному недоверию государству со стороны арендаторов: «У людей пропала мотивация к труду, следствием явилось нежелание участвовать в этом процессе. Им надоело работать задарма и превращать свой труд на полях ''белого золота'' во вполне конкретное золото в ниязовских карманах», — пишет автор и называет причины катастрофического упадка хлопководства, подробно останавливаясь на каждой из них.

Прежде всего, отмечает он, это давно вошедшая в обиход порочная практика приписок и других способов подмены реальных цифр «мыльными пузырями». К примеру, плановая площадь под посевы хлопчатника (по отчетам) составляет 750 тыс. га, та же площадь (по факту) — 630 тыс. га: «15 процентов земли приписано и, сами понимаете, урожая с нее не собрать».

Другой пример: количество произведенных в 2001 году минеральных удобрений было способно удовлетворить потребности туркменского агропрома лишь на 30 процентов, но заявлялось, что этим важным компонентом аграрии в 2002 году были обеспечены «в полном объеме». Кроме того, отмечает автор, естественное плодородие земель уже исчерпано. Если в первые годы освоения земельных участков оно без внесения дополнительных минеральных и органических удобрений обеспечивало получение, как минимум, 12-15 центнеров хлопка-сырца с гектара, то после нескольких лет жестокой эксплуатации на этих же участках урожайность не превышала 5-6 центнеров. К тому же из-за затяжной зимы 2002 года были несколько раз проведены пересевы хлопчатника, что сказалось на созревании, а впоследствии — и на урожайности.

Еще одна проблема, по мнению ученого, это некачественные, то есть некондиционные семена, а причины этого — утрата генофонда семенного материала и отсутствие селекционной работы. «Работа, которая велась несколько десятилетий и привела к созданию элитных семян местной селекции, загублена безвозвратно, все надо начинать сначала», — сетует он. Об агротехнике никто уже не вспоминает. Повсеместно отсутствуют специалисты: «Сельским хозяйством руководят дилетанты, начиная от руководства дайханским объединением, этрапом, велаятом и кончая первым лицом государства».

В числе наиболее важных причин провала хлопкоуборочной кампании называется также катастрофическая нехватка техники. «Хлопкоробы обеспечены ею, в лучшем случае, на одну треть от необходимого количества, при этом в рабочем состоянии находится также не более одной трети уже от этого количества. Положение усугубляет запрет на предоставление в статистические органы отчетности по наличию техники, хотя раньше эта отчетность предоставлялась ежемесячно», — подчеркивает Гельды Непесов.

«И, наконец, последний, но наверное самый важный фактор провала нынешнего сельскохозяйственного года — разрушительное присутствие во всех делах Сапармурада Туркменбаши Великого, которого хлопок интересует лишь как экспортная продукция, способная наполнять валютой его бездонный карман», — подводит печальный итог к.с.н. Непесов.

К теме рабского труда на хлопковых полях возвращает читателей информагентство «Прима», опубликовавшее заметку Чемен Ашировой о давно наболевшей проблеме — использовании детского труда на хлопковых полях: «Тысячи учащихся от пятых до выпускных девятых классов всех сельских школ с начала нового учебного года еще ни дня не проучились в школе. Всю первую учебную четверть они провели на хлопковом поле, собирая урожай наравне со взрослыми».

«Труд детей эксплуатируется не только в сельском хозяйстве, но и в сфере быта, торговли и обслуживания, — пишет автор заметки. — Часто можно видеть, как мальчишки в возрасте 10-12 лет толкают на базарах огромные тачки, доверху груженые сумками и коробками. Многие мальчики и девочки школьного возраста целыми днями стоят на базарах и предлагают прохожим целлофановые пакеты, спички, медикаменты, сигареты, спиртное и магазинные буханки хлеба. Иные дети ходят по квартирам многоэтажных жилых домов и собирают пустые бутылки».

Автор приводит поистине шокирующие цифры: более 50 процентов детей в Туркмении страдают различными формами недугов, а в экологически неблагополучной Ташаузской области абсолютно здоровых детей практически нет вообще. «Этих-то детей президент страны Сапармурат Ниязов и называет ''золотой молодежью Золотого века туркменского народа''», — восклицает она.

Тему эксплуатации детей развивает участница программы «Фокус» Радио «Немецкая волна» туркменская журналистка Ниязик Овезбердыева.

«Порочная практика привлечения к уборке урожая детей, отсутствие тщательной подготовки к кампании, безответственность руководителей, отвечающих за отправку школьников и горожан в сельскую местность ежегодно приводят к ЧП со смертельными исходами, которые тщательно скрываются властями. Но шила в мешке не утаишь, и люди знают о том, что несколько лет назад автобус со школьниками, переезжая железнодорожный переезд, угодил под проходящий поезд; чуть позднее перевернулась тракторная тележка, перевозившая детей; затем автобус, развозивший детей по домам, проезжая по аварийному мосту, провалился в канал; в прошлом году микроавтобус с учащимися одной из школ Ташауза на обледеневшей дороге перевернулся в кювет, погибли несколько ребят из одного класса. Хлопковыми рабами каждую осень становятся не только школьники и учителя, но и студенты практически всех средне-специальных учебных заведений и лицеев, а также медики, работники предприятий и учреждений… По сути дела хлопковая кампания подминает под себя все разрекламированные президентские программы, такие как ''Здоровье'' и ''Знание'', а также элементарные права и свободы людей, формально обозначенные в Конституции страны».

Другой участник программы «Фокус» проживающий в Германии эксперт по проблемам Центральной Азии Юрий Земмель, продолжает: «Результат хлопкоуборочной кампании нынешнего года: вместо запланированных двух миллионов хлопка-сырца сейчас собрано всего примерно 485 тысяч тонн. Хотя сбор хлопка еще продолжается, но уже понятно, что конечный результат — это даже не конфуз, а явный провал, и Ниязов повелел разобраться в его причинах, отметив, что такой урожай не покрывает даже затраченных на него сил и средств».

«Десятилетие [независимости] — не очень большой отрезок времени, но для Туркмении его оказалось вполне достаточно, чтобы сегодня увидеть результаты, к которым пришел аграрный сектор, потесненный всевозможными нефтяными и газовыми проектами. По-видимому, это еще и сигнал о том, что надо по-хозяйски посмотреть на эту сельскохозяйственную отрасль, в которой вовсе не нужно по советской инерции гнаться за какими-то рекордными результатами. На мировом хлопковом рынке сегодня у Туркмении предостаточно мощных конкурентов — Индия, Китай, да и совсем уж соседний Узбекистан. А это означает, что на рынок надо идти не только с хлопковым суперкачественным волокном, но также изделиями из него, — теми, что пользуются неизменным спросом», — советует эксперт.

Новую версию известной детской сказки «Королевство кривых зеркал» предложил читателям «Гундогара» Ата Хаитов. «Туркменистан воистину является ''королевством кривых зеркал''. Благодаря политике, проводимой Сапармурадом Ниязовым, реальность здесь искажена до такой степени, что порой трудно поверить, что это не сон. Страна изолирована от внешнего мира, более того, изолирована от собственного народа… Политика лжи и запугивания коверкает людей, происходит их страшная деформация и даже перерождение».

Главное «зеркало» в «королевстве кривых зеркал» — это Институт государственной статистики и информации Туркменистана. «В его отчетах полностью искажены показатели социального-экономического состояния страны, приписаны сотни тысяч тонн хлопка, завышено производство промышленной продукции, раздуто развитие бизнеса, иностранного капитала, экспорта и конечно же валового внутреннего продукта. ВВП за последние годы так ''докорректировали'', что по этим меркам Туркменистан уже давно должен был догнать и перегнать все страны на планете. Но что-то не очень получается, как ни приписывай…»

Методика работы системы примитивна донельзя. Бессменный директор Госинститута статистики и информации Джума Байрамов  — «бумажный професcор», как его называет даже сам Ниязов, в начале месяца собирает подчиненных для обсуждения того, чем они могут порадовать Туркменбаши в этом месяце, что не следут освещать вообще, чтобы, не приведи Господь, не расстроить его. Он также частенько советуется со своим верным другом еще с советских времен Виктором Храмовым — помощником Ниязова. «Храмов просто, по-свойски подсказывает, с какой ноги встал Туркменбаши и какие цифры он хотел бы видеть, — делится автор ''секретами'' статистической ''кухни''. — Система Туркменбаши воспитала первоклассных фальсификаторов, которые даже не задумываются над тем, что они делают».

В результате приписок и «корректировок» в стране практически отсутствует даже приблизительная инофрмационная и статистическая база, похожая на правду, подчеркивает автор. «Страшно то, что сотрудники Института, ''исправляя'' каждый раз базовые данные, и сами окончательно потеряли ориентиры. Приписками увлекались и в советское время, но статистические органы при этом работали на совесть, ибо существовал ограниченный круг людей, которым положено было знать правду, какой бы горькой она ни была». Судя по всему, в Туркменистане таких людей нет и в помине!

О том, как Ниязов по осени «считает» своих «цыплят» рассказывает журналист российской газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов. Главный «разбор полетов» своим кадрам Туркменбаши устроил 15 ноября. Начал он «за здравие»: за 10 месяцев ВВП Туркменистана вырос на 22,5 процентов — «это самый высокий показатель в мире». А преступность, наоборот, «ежегодно снижается на 16-17 процентов». (О том, как «достигаются» такие результаты, мы знаем из предыдущей публикации.)

Далее Ниязов перешел к обсуждению «провалов», главными из которых были названы катастрофические неурожаи хлопка и зерна, и наказанию «провинившихся». Ими были назначены главы администраций всех пяти велаятов (областей), четверо из которых были немедленно уволены. В их числе оказался опальный бывший глава МВД, затем КНБ Поран Бердыев, которому Ниязов дал последнюю возможность реабилитироваться на посту главы Балканского велаята. (Как мы уже сообщали, П.Бердыев был осужден, приговорен к 25 годам лишения свободы и умер в тюрьме в 2017 году.)

Однако главной сенсацией заседания правительства 15 ноября стала отставка самого близкого к Ниязову чиновника, бывшего рядом с ним последние 10 лет, вице-премьера Реджепа Сапарова. По мнению автора статьи А.Дубнова, именно Сапарову предстояло принять на себя все экономические и прочие грехи и отвести таким образом удар от самого президента. «Я причинил боль вашему сердцу и поэтому прошу меня освободить», — дрожащими губами (это было видно по телевизору) молил туркменского «пророка» человек, которого Туркменбаши еще месяц назад посылал вместо себя на саммит СНГ. «Кого теперь будет посылать Ниязов своим ''главным представителем'' за границу, неизвестно», — пишет Дубнов. От себя добавим: очень скоро мы ответим и на этот вопрос.

(Продолжение следует)

-------------------

*ПЦ «Мемориал» в настоящее время ликвидирован в РФ по решению суда.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью