Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
10.12.2022  
История

13.11.2022
Обратный отсчет: «Некоторые правовые аспекты переходного периода в постниязовском Туркменистане»

Гундогар

В течение месяца, с 25 октября по 25 ноября 2022 года мы напоминаем нашим читателям публикации сайта «Гундогар» за период с 25 октября по 25 ноября 2002 года.

Часть 2, 4-13 ноября (продолжение). «Догры Ёл»: Не дай Бог объединиться с Кулиевым! Проблемы Ташаузского региона; Ниязов ищет «шпионов».

Мы продолжаем публикацию материалов «Гундогара» за период, предшествующий событиям 25 ноября 2002 года, и начинаем ее программной статьей кандидата политических наук (1994 г.), главного редактора журнала «Центральная Азия и Кавказ» Мурада Эсенова, в 2002 году — члена Временного исполнительного совета Народного демократического движения Туркменистана (ВИС НДДТ) «Некоторые правовые аспекты переходного периода в постниязовском Туркменистане», написанную специально для «Гундогара» и опубликованную 9 ноября 2002 года. Эта статья — своеобразный диалог с главой Объединенной туркменской оппозиции (ООТ) Авды Кулиевым, который резко выступил против позиции НДДТ касательно необходимости полутора-двухлетнего переходного периода после отставки Ниязова до новых президентских выборов.

«ВИС НДДТ с самого начала своей деятельности заявил о необходимости переходного периода после отстранения режима от власти, и остается по сей день на тех же позициях. Альтернативное предложение о необходимости проведения выборов ''в кратчайший срок (2-3 месяца, определённые Конституцией Туркменистана) после ухода от власти Ниязова, [на чем настаивает г-н Кулиев]'', является, в лучшем случае, результатом абсолютного незнания специфики действующей Конституции и структуры управления, созданной на ее основе», — пишет М. Эсенов.

Позиция ВИС формулируется на основании того, что выборы, которые пройдут в соответствии с действующей Конституцией Туркменистана, не внесут положительных изменений в существующую уже десятилетие структуру государственной власти: «Во-первых, по действующей Конституции вся власть в стране концентрируется в руках одного человека — президента. Все механизмы противовеса и сдержек сведены к нулю. Формально вроде бы есть разделение власти, но все ее ветви подведены под Халк Маслахаты (предложенный, между прочим, в свое время А.Кулиевым по аналогии с Кувейтом и Бахрейном), которым руководит тот же президент. И в такой ситуации, проведя выборы на основе ниязовской Конституции, мы добьемся всего лишь одного — замены Ниязова на другого человека, который также, как и Ниязов, будет концентрировать всю полноту власти в своих руках».

Во-вторых, считает автор, на сегодняшний день нет единого варианта Конституции Туркменистана, опираясь на который можно было бы осуществлять хоть какое-либо действие по решению государственных и общественных задач: «В течение последних десяти лет под предлогом туркменизации в туркменский текст Конституции постоянно вносились изменения. В результате текст нынешней Конституции на туркменском языке испещрен словами, заимствованными из арабского языка и фарси. Никакой идентификации на предмет соответствия юридического значения нововведенных терминов первоначальному и официальному содержанию Конституции не проводилось никогда. Как следствие, на сегодняшний день ни один специалист-правовед не сможет дать вам гарантию, что настоящий текст Конституции, это то, что мы имели в виду первоначально, принимая эту Конституцию. Тем более, никто не сможет вам квалифицированно толковать нынешнюю Конституцию в силу именно этих нововведений».

Наконец, в-третьих, в силу того, что вся власть в стране сконцентрирована в руках одного человека, смещение режима приведет к тому, что вся структура управления рухнет одномоментно. Во избежание такого варианта развития событий любая организация, реализовавшая на практике отстранение режима от власти, должна временно взять на себя всю полноту ответственности за развитие событий в стране. В связи с этим ВИС НДДТ выработал конкретный механизм смены политического режима.

Далее автор подробно описывает все этапы так называемого «переходного периода»: Организация, осуществившая смену политического режима (для краткости обозначим ее аббревиатурой ООСПР-Ред.) отменяет ниязовскую Конституцию и все законодательные акты, указы, постановления и пр., ограничивающие законные демократические права граждан. «С этого момента параллельно стартуют два процесса: а) оперативное управление страной (эта функция осуществляется напрямую ООСПР, или же эту функцию она делегирует другим структурам под свою ответственность); б) создание Конституционного совещания по выработке проекта новой Конституции (в состав Совещания войдут представители общественных и политических организаций страны, профессиональные юристы, политологи и т.д)».

На время, пока Конституционное совещание готовит текст новой Конституции и основные положения выборов президента и членов парламента, ООСПР осуществляет обычное оперативное управление страной. В это же время Конституционное совещание, во избежание узурпации власти, будет выполнять функцию противовеса исполнительному органу страны. На выработку текста новой Конституции, принятие этой Конституции на всенародном референдуме потребуется время от 12 до 18 месяцев. После принятия нового Основного закона на его основании объявляются сроки проведения всенародных выборов президента страны и членов парламента. Для подготовки к этим выборам (регистрация, выдвижение кандидатов и т.д.) политическим партиям и общественным организациям потребуется время от 3 до 6 месяцев с момента принятия новой Конституции.

«Данный механизм о плавном переходе разработан не для удовлетворения чьей-то прихоти. В мировой практике в ходе государственного и конституционного строительства такой механизм в той или иной форме применялся неоднократно. Для реализации целей демократической оппозиции Туркменистана этот механизм является оптимальным. При этом, если смену режима осуществит другая организация, нежели НДДТ, то мы готовы предложить ей эту схему и оказать всякое содействие в ее реализации. Пока другая организация, осуществив смену режима, будет заниматься оперативным управлением, мы наряду с другими будем работать в Конституционном совещании над текстом новой Конституции и параллельно готовиться к выборам. А если смену власти осуществит наша организация, то другие организации, партии или движения создадут нам определенный правовой противовес в переходный период в составе того же Конституционного совещания. Тут просто нет места для конфронтации, если целью действительно является построение демократического общества в Туркменистане», — резюмирует Мурад Эсенов.

В тот же день, 9 ноября, параллельно с «Гундогаром» выступил информационно-аналитический сайт «Догры Ёл», где также были высказаны критические замечания в адрес А.Кулиева. Речь шла о реакции слушателей Радио «Азатлык» на выступления лидера ООТ, также касающихся будущего Туркменистана. Авторы заметки упрекали Кулиева за его отрыв от реальной действительности, за отсутствие понимания того, что современным Туркменистаном управляет уже давно не бывший первый секретарь ЦК Компартии Туркмении, каким он был в 1992 году и первые два-три года независимости, а откровенный диктатор-садист, превративший страну «во всеобщую тюрьму для туркмен». «Говорить о возможности демократических преобразований в Туркменистане в этих условиях может либо человек, совершенно ничего не понимающий, либо провокатор. С таким же успехом мог бы Авды Кулиев обратиться к Саддаму Хусейну, Ким Чен Иру, к Кастро или Бен Ладену с призывом стать ''хорошими парнями''…»

Кулиев стал удобным и абсолютно безопасным для Ниязова оппозиционером, считают авторы статьи. Его призывы были только на руку Ниязову, потому что так дискредитировалась идея демократической оппозиции. Ниязов хотел и хочет, чтобы оппозиция была за рубежом, причем именно такой, какой она была представлена в лице Кулиева все эти десять лет. Такое бездействие парализовывало волю людей: «Когда Кулиев выступал с очередными размышлениями о путях к демократии по ''Азатлыку'', забитые и затравленные люди в Туркменистане еще больше прятали свои головы и говорили: ''С Ниязовым никто ничего сделать не может, даже оппозиция, которая скрывается там, на Западе, встречается с американскими конгрессменами, и та бессильна''. Пустые оппозиционные разглагольствования вселяли в людей еще большую неуверенность и страх перед ниязовским режимом, порождали чувство безысходности и социальной апатии».

«Сегодня ситуация в Туркменистане уже так накалена, что бездействие оппозиции в этих условиях означает только одно — предательство, предательство интересов народа, предательство по отношению к будущему Туркменистана. Ни о какой диктатуре НДДТ, о которой сегодня предупреждает Кулиев, речи быть не может. Люди, объединившиеся сегодня вокруг НДДТ, имеют не только четкую политическую и экономическую программу действий, но и ясное видение того, как восстанавливать в Туркменистане законность, как развивать демократические институты, строить настоящее гражданское общество, — пишут авторы статьи. — И сегодня, не дай Бог, НДДТ объединиться с таким Кулиевым, которым он предстал недавно перед слушателями радио ''Азатлык''. Это приведет только к развалу всего того, что было создано за прошедший год. Тогда уже будет грош цена и Шихмурадову, и его соратникам. Сегодня нужны не слова, а действия».

О плачевной ситуации, сложившейся в некогда исторически богатом Ташаузском велаяте* собщает в своем письме группа его жителей.

«Куняургенч — это одна из признанных мусульманских святынь. И не только потому, что здесь самый высокий в Центральной Азии минарет, который является уникальным в своем роде сооружением, считающимся мировым достоянием. Здесь захоронено 360 исламских святых, направленных пророком Мухаммедом распространять свет и учение новой религии. И именно здесь возник духовный и научный центр, оказавший огромное влияние на последующее развитие всей Азии и славившийся своими учеными и поэтами. Вспомните Аль-Хорезми, Бируни, Абу-Али ибн Сину (Авиценну), работавших в разное время в Куняургенче. Здесь возникла мощная хорезмийская цивилизация, превратившая пустынные земли в процветающий оазис с высокоразвитой культурой земледелия и ирригации. Вот какую запись оставил в своем дневнике известный арабский путешественник Ибн Батута, посетивший Куняургенч в 1333 году: ''… Это один из самых больших, значительных и красивых тюркских городов, богатый славными базарами, просторными улицами, многочисленными постройками, отборными красотами…''». Так описывают прошлое своего родного края его жители, письмо которых опуликовано «Гундогаром» 10 ноября.

«Сегодня, после 11 лет ниязовской независимости, даже советская история края, который был одним из основных производителей хлопка-сырца в Туркменистане, воспринимается, как легенда, как сказка о счастливой зажиточной жизни, — пишут ташаузцы. — Ташаузский велаят сегодня разорен дотла, а трудолюбивый и талантливый народ превращен в нищую, забитую и бесправную людскую массу. В этом году впервые в Ташаузе люди задались вопросом: как нам выжить в предстоящую зиму?» А причиной всего — неурожай хлопчатника, вследствие которого почти все население — должники Ниязова и его абсурдной аграрной политики.

Должниками люди стали не потому, что не умеют работать или не знают, как выращивать хлопок. Они-то как раз это все знают и умеют, утверждают авторы письма. Это они, их отцы и деды, несколько поколений осваивали новые земельные массивы, строили каналы и дренажи, адаптировали и выводили приспособленные для здешних условий сорта хлопка. Но в результате деятельности руководителей, ничего не понимающих ни в сельском хозяйства, ни в жизни туркменских крестьян, но имеющих поддержку в лице представителей спецслужб и полиции, была разрушена стройная агротехническая инфраструктура и загублены огромные площади окультуренной земли.

«В итоге в этом году вместо 560 тысяч тонн хлопка, даже согласно официальным сводкам, собрано немногим более 80 тысяч тонн. А в реальности — 40 тысяч тонн. Это значит, что крестьяне, которым буквально насильно раздавали кредиты под будущий урожай, расплатиться с государством не смогут. Как жить?! Сегодня во всех восьми районах велаята остановились хлопкоочистительные заводы. Впервые за пятьдесят лет своей истории встал самый крупный в стране масло-экспеллерный завод в городе Ташаузе. А ведь во всем велаяте, кроме этих предприятий, больше ни одного мало-мальски серьезного производства нет. Жизнь остановилась. Словно смерч прошел по каждому селу. Такого еще никогда не было».

Авторы письма приводят случаи злоупотребления служебным положением, размеры взяток, возмутительные факты коррупции местных руководителей, в частности, ташаузского хякима Хабибуллы Дурдыева**, открыто называющего себя «внебрачным сыном Туркменбаши» и «сводным братом» Мурада Ниязова, бизнес которого он якобы финансирует.

«В конце сентября Ниязов самолично приезжал с инспекцией в Ташауз. Приезжал, потому что испугался — ситуация дошла до взрывоопасного предела, люди стали поднимать головы и выступать против власти. То, что сегодня происходит в Ташаузе, — закономерный итог политики ниязовского режима по отношению к своему народу», — пишут ташаузцы.

А в Ашхабаде ищут «предателей», сообщает наш постоянный корреспондент Арслан Мамедов.

Озабоченный ухудшением обстановки в стране и ростом протестных настроений, пытающийся методом кадровых чисток и надуманных обвинений в адрес нерадивых руководителей решить свои проблемы, Ниязов увидел причину своих бед в утечке информации и дал команду провести масштабную кампанию по выявлению «предателей». Под подозрение попали практически все. Вот пусть и доказывают свою «невиновность»!

Больше всего проблем возникло у сотрудников Аппарата президента, МНБ, МИД, Миннефтегаза, Центробанка, министерства текстильной промышленности — по словам Туркменабши, там работают «одни изменники».

«Поводом для очередного эмоционального всплеска Ниязова послужила серия публикаций в различных зарубежных и оппозиционных СМИ об обстановке внутри силовых структур Туркменистана, о тайном содержании членов ''Аль Каиды'' в туркменских спецучреждениях, о планируемых генеральной прокуратурой мероприятих по внесудебному преследованию инакомыслящих, а также о разоблачении подтасовки фактов и сокрытия от населения информации о визитах в Туркменистан Генерального секретаря ООН Кофи Аннана, Генерального директора ЮНЕСКО Коитиро Мацууры, действующего председателя ОБСЕ Мартинса Антонио да Круза, заместителя начальника восточного департамента МИД Великобритании Доминика Шредера, министра энергетики России Игоря Юсуфова, помощника Госсекретаря США по делам Евразии Элизабет Джонс и других, а также деталей несостоявшегося трехстороннего саммита по трансафганскому газопроводу», — пишет автор.

Но сильнее всего Туркменбаши взбесило то, что были вскрыты подробности визита в Ашхабад премьер-министра Узбекистана Уткира Султанова, провала туркмено-узбекских переговоров и отказа Ниязова встретиться с главой правительства соседнего государства, в результате чего пойманная за руку насквозь лживая ниязовская служба информации, возглавляемая Сердаром Дурдыевым, была вынуждена внести поправки в свои пресс-релизы: было сообщено, что Султанов все-таки побывал в Ашхабаде и принимал участие в переговорах.

«По всему Туркменистану сегодня идет поиск ''шпионов''. Ответственные за эти мероприятия ниязовские силовые министры прекрасно осознают, что не найди они ''козлов отпущения'', сами в момент станут этими ''козлами''. Поэтому стараются они вовсю, несмотря на то, что ни для кого не секрет: никакого патриотического смысла в этих действиях нет, ибо само государство сегодня управляется предателем интересов народа, международным преступником и диктатором. Он отобрал у народа все права, кроме одного: права на выражение протеста, потому что правду запретить нельзя», — убежден автор.

Турецкие средства массовой информации сообщили о том, что в соответствии с решением Международного арбитражного суда в Женеве турецкими судебно-исполнительными органами был наложен арест на самолет Боинг-737, принадлежащий туркменской авиакомпании «Туркменховаеллары», а также заморожены счета представительства авиакомпании и посольства Туркменистана в Анкаре и генерального консульства в Стамбуле. Санкции были введены по запросу швейцарского подразделения известной турецкой компании «Учген» (президент г-н Халюк Кайя), в течение шести лет напрасно ожидавшей от турменской стороны выплаты долга в размере $ 2,35 млн, передает из Стамбула Мухаммед Аннагулыев.

«Неоднократные попытки руководства швейцарской компании, а также ее головного офиса в лице фирмы ''Учген'' уладить конфликт наталкивались на странную реакцию туркменских официальных лиц, в частности, заместителя председателя Кабинета министров Туркменистана Реджепа Сапарова и председателя Госкомитета по туризму Арслана Непесова. Даже после уведомления о решении международного арбитражного суда туркменская сторона в грубой форме отказалась решать вопрос в рамках цивилизованной процедуры. Именно это обстоятельство заставило пострадавшую сторону искать защиты у органов исполнения решений международного арбитража», — сообщил наш корреспондент.

Примечательно, что в попытке загладить конфликт к компании «Учген» обратился хорошо нам известный турецкий бизнесмен, заместитель министра текстильной промышленности Туркменистана Ахмед Чалык, предложивший отказаться от задержания туркменского самолета и замораживания счетов туркменских официальных представительств в обмен на обещание погасить часть задолженности из своих собственных резервов (?!), но подобное странное предложение фирмой «Учген» было отвергнуто.

И снова в повестке дня возникает пресловутый «газовый вопрос». Газета «Политком.ру» в статье «Трубопроводные мечты и вкус свободы» задается вопросом:«Где пролегает грань между политикой, экономикой и неподкрепленными ничем политическими амбициями?»

«Российские инициативы по интеграции ТЭК стран СНГ — от двустороннего сотрудничества до перспектив единого топливно-энертетического баланса — становятся все более энергичными. Но надо учесть, что за десятилетие независимости многое изменилось, и возникли новые проблемы. Новые геологические открытия в нефтегазовом секторе начали перекраивать привычную картину географического распределения запасов и потоков ресурсов, породив в ряде молодых государств новые надежды на экономический рывок и на более выгодные позиции в международном сообществе.

В частности, это относится к планам создания «Евразийского нефтетранспортного коридора», по которому каспийская нефть пошла бы через трубопровод Одесса-Броды-Гданьск в Европу, и «к сомнительному в экономическом плане» нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан или «к вообще малореалистичному трансафганскому газопроводу из Туркмении в Пакистан», замечает автор.

Во всех этих проектах есть одно общее: в них не участвует Россия, что характеризует их скорее не как экономические начинания, а как политические программы, добавим мы.

Журналист газеты «Время новостей» Алексей Гривач рисует «радужную» картину того, как российский газопровод «Голубой поток-3» похоронит проект трансафганской газовой трубы. «Делегация ''Газпрома'' и Министерство нефти и природных ресурсов Пакистана подписали в Исламабаде меморандум о взаимопонимании. В соответствии с этим документом ''Газпром'' проведет предварительные исследования по предложенному российской компанией маршруту прокладки газопровода через пакистанские прибрежные воды Аравийского моря в Индию. Таким образом, можно констатировать, что проект, альтернативный неудобному для России трансафганскому, пусть медленно, но продвигается к реализации, — пишет автор. — Следующим шагом будет подписание аналогичного соглашения с поставщиком и потребителем услуг — Ираном и Индией, что ''Газпром'' намерен сделать в ближайшие два месяца, и, по словам его представителя, принципиальное согласие сторон уже имеется».

Об этом проекте «Гундогар» уже сообщал 1 ноября 2002 г. По предварительным оценкам, его стоимость равна 3,5 млрд долларов. По мнению аналитиков, строительство этого газопровода сделает «Трансафган» проектом, еще более сомнительным с экономической точки зрения: его первоначальная стоимость оценивалась в 7,6 млрд долларов, то есть, минимум в 2 раза дороже газпромовского.

«Дополнительные затраты, связанные с работами на подводном участке трубопровода, по мнению представителя ''Газпрома'', сопоставимы (и даже более выгодны) с политическими рисками по транзиту газа по суше, имея в виду военную напряженность в Афганистане и на индо-пакистанской границе, которая до сих пор не позволила построить трансафганский газопровод», — отмечает А. Гривач.

От себя добавим: не позволила она сделать это и по сегодняшний день, спустя 20 лет.

-----------------------

*Ташаузский велаят в середине 1999 г. был переименован в Дашогузский, но на протяжении многих лет продолжал назывался так, как было принято «до независимости». Это же касается многих туркменских топонимов).

**Хабибулла Дурдыев был освобожден от должности хякима Ташаузского велаята 15 ноября 2002 года «за недостатки в работе». Трое чиновников, работавших в этой же должности до Дурдыева, а также четверо, работавших после него, были уволены с той же формулировкой.

(Окончание следует)

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью