Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
01.12.2021  
История

22.11.2021
Вспомнить все

Гундогар

Всего несколько дней отделяют нас от очередной, 19-ой годовщины событий «25 санджар» — 25 ноября 2002 года, ставших трагической, но важной вехой на историческом пути независимого Туркменистана.

Можно по-разному относиться к оценке этих событий, их причин, последствий и значимости для страны, к личности того или иного их участника, соотношению правды и лжи в их трактовке. Одно неоспоримо: властям Туркменистана удалось практически без особых усилий со своей стороны внушить целому поколению современных туркмен мысль о незыблемости установленного порядка, непререкаемости авторитета Президента и невозможности усомниться в правильности избранного им пути. Заплатить за эту «стабильность» своей свободой и даже жизнью пришлось десяткам отважных и мужественных людей, сгинувших без малого два десятилетия назад в застенках секретных тюрем Туркменбаши.

30 декабря 2002 года он единолично, в обход действующей конституции Туркменистана, руководствуясь исключительно жаждой мести за испытанный страх перед вполне реальной возможностью потери власти, судил своих политических оппонентов, делая выбор между смертью и мнголетней жизнью в заточении. И хотя публично Ниязов не решился нарушить подписанный им же самим три года назад указ «Об отмене смертной казни в Туркменистане», до сих пор остается не подтвержденным, но и не опровергнутым факт санкционированного им тайного убийства ряда осужденных оппозиционеров в период 2003-2006 годов.

Возможно, неожиданная кончина в ночь с 20 на 21 декабря 2006 года спасла его от дальнейших преступных деяний, еще более усугубляющих эту вину. Но она не спасла его преемника-Аркадага, на плечах которого лежит теперь вся ответственность за эти и многие другие, совершенные в годы правления Ниязова, преступления.

«В Туркменистане нет оппозиции» — заявление настолько же абсурдное, насколько и верное. Практически с первых лет независимости было ясно, что открыто критиковать Ниязова, находясь в стране, невозможно. Разумеется, были отчаянные «горячие головы», которые не боясь, высказывали свое мнение и выражали свое несогласие с его решениями, но с упрочением культа личности и ростом подозрительности Ниязова к окружающим делать это становилось все опаснее.

Некоторые, чтобы продолжить оппозиционную деятельность, воспользовались возможностью покинуть Туркменистан, другие, видя ее бесперспективность, занялись своими личными делами, кто-то сделал ставку на зарубежные организации. Старые связи стали ослабевать, а старые обиды — расти, вместо организованности возникла разобщенность, создавались новые организации, появлялись и новые лидеры…

А потом случилось то, что случилось — 25 ноября 2002 года, и Ниязов отпраздновал свою долгожданную победу.

С кем поговорить сегодня о событиях тех лет — непростой вопрос для журналиста. Одни сменили адреса, другие — «переобулись», третьи постарались забыть прошлое и жить исключительно сегодняшним днем, в котором и без того масса проблем, четвертые, и таких большинство, попросту боятся, ибо нынешние власти так жестко реагируют на вынос сора их своей мраморной избы, что их лучше и не трогать.

Зато день ото дня все громче звучат голоса живущих за пределами родины молодых туркмен. Несмотря на угрозы и запугивания, молодежь пытается заявить о своих правах и открыто критикует власти на митингах и в социальных сетях. Однако в то время, о котором мы сегодня вспоминаем, эти молодые герои еще, может быть, только родились или ходили в детский сад.

Поэтому мы решили, не мудрствуя лукаво, обратиться к источнику, которому не можем не доверять, что называется, по определению. Потому, что этот источник — наш «Гундогар». Менее, чем через месяц, 10 декабря 2021 года он будет отмечать свое 20-летие.

В ноябре-декабре 2012 года на «Гундогаре» под общим названием «Ашхабадская трагедия» был опубликован цикл статей, посвященный 10-летию событий «25 санджар». Опираясь на данные из открытых источников, статьи в местной и зарубежной прессе, высказывания участников и свидетелей событий, туркменских и зарубежных политиков и другой фактический материал, мы рассказали о беспределе, творимом Ниязовым и его «правоохранительными органами», о нарушениях всех мыслимых законов и международных норм в ходе арестов и допросов, сопровождавшихся пытками и издевательством, о так называемом «следствии» и вынесении обвинений, основанных исключительно на самооговорах и показаниях самих обвиняемых, полученных под пытками, об издевательствах над родственниками, о лжи и оскорблениях, льющихся, подобно селевому потоку, со страниц местных СМИ, и, наконец, об одном из самых позорных судебных процессов в современной истории. Участники судилища, замаскированного под заседание Халк Маслахаты — «высшего представительного органа народной власти», повинуясь безмолвному гипнотическому воздействию, исходящему от Ниязова, единодушно призывали предать осужденных смертной казни.

Завершалась публикация следующими словами:

Каждое репрессивное государство имеет свой набор «методов» устрашения граждан, и насильственные исчезновения — из разряда наиболее действенных. Мысль о том, что можно бесследно исчезнуть в секретных казематах, заставляет человека десять раз подумать: а стоит ли критиковать власти или требовать соблюдения своих прав, даже если они прописаны в конституции твоей страны? Страх стать жертвами насильственных исчезновений, а говоря простым языком, получить срок за свои «опасные», с точки зрения властей, убеждения, парализует туркменское общество.

В интересах Сапармурада Ниязова было поддерживать этот страх, в интересах Курбанкули Бердымухаммедова — продолжать дело своего предшественника. Вопрос, для чего ему нужны и секретные тюрьмы, и секретные узники, не может оставаться риторическим. Расправа над теми, кто в 2002 году был «против», нужна ему для того, чтобы сегодня все остальные всегда были «за».

Но есть силы, способные преодолеть этот ход событий и вернуть страну в цивилизованное русло. А когда это произойдет и мир узнает о преступлениях туркменского правящего режима, некоторым зарубежным политикам придется признать, что эти преступления творились совсем-совсем рядом, как раз там, где добывается газ…

В канун очередной годовщины событий 25 ноября мы считаем небезынтересным для читателей продолжить публикацию материалов из нашего архива, которые дополнят эту историю, освежат память ее современников и послужат уроком тем, кто находится лишь в начале пути к осуществлению планов, которые вдохновляли наших соотечественников в первые годы нынешнего века.

Сегодня мы публикуем два заявления, первое из которых было сделано бывшим вице-премьером, министром иностранных дел Борисом Шихмурадовым, второе — организацией «Объединенная оппозиция Туркменистана» (ООД, позднее — «Объединенная демократическая оппозиция Туркменистана», ОДОТ). Бессменным лидером организации был Авды Кулиев, советский дипломат, бывший министр иностранных дел и внешнеэкономических связей Туркменской ССР (1990-1991), министр иностранных дел Туркменистана (1991-август 1992). Из-за противоречий с Ниязовым Кулиев подал в отставку и покинул Туркменистан. Заявление ООД может быть расценено как ответная реакция оппозиции «первой волны» на заявление Шихмурадова.

Борис Шихмурадов
Заявление для прессы

1 ноября 2001 года

Ситуация, сложившаяся в моей стране, вынудила меня принять решение не просто отказаться от попыток изменить ее в лучшую сторону, а перейти в открытую оппозицию политике президента Туркменистана С.Ниязова.

Отмеченный недавно десятилетний юбилей самостоятельного существования государства фактически стал своеобразным подведением итогов безответственной, авторитарной по стилю, антинародной по сущности и антидемократической по целям его политической практики в последние десять лет. Сохранив худшие и одиозные методы советского стиля руководства, С.Ниязов дополнил их отжившей политической технологией управления традиционным восточным обществом.Уже не скрыть, что его прямая ложь, лицемерие, отсутствие элементарных норм политического и дипломатического поведения, коварство и жестокость по отношению к людям, насаждение атмосферы страха и подозрительности, полное игнорирование естественных человеческих прав и свобод, духовный гнет — и все это на фоне победных реляций о фантастических урожаях, которых нет. При массовом обнищании населения и беспрецедентном падении уровня жизни, запретах и ограничениях гражданских прав и навязывании образа президента как мессии провозглашается наступление «золотого века» туркмен.

Туркменистан превращен в примитивное полицейское государство, целью которого президент Ниязов поставил обеспечение собственного политического выживания. Он дискредитировал идею постоянного нейтралитета государства, которая была призвана способствовать гармоничному интегрированию Туркменистана в мировое сообщество. Фактически же Туркменистан сегодня имеет сомнительную репутацию, как на Западе, так и на Востоке.

Авторитарный стиль поведения С.Ниязова, больше смахивающий на бытовое самодурство, вредит не только международному имиджу страны, но и разваливает внутреннюю структуру государства. Постоянное бичевание и перетасовывание кадров, огульное обвинение людей в различных прегрешениях, вплоть до публичного вмешательства в частную жизнь граждан, сделали существование людей невыносимым. В стране полностью отсутствуют конституционные возможности выражения несогласия с такой ситуацией. Любой, кто пытается протестовать, немедленно подвергается гонениям, обвиняется в преступных замыслах и подрывной деятельности.

Режим С.Ниязова стал «черной дырой», в которой исчезают благополучие и надежды народа, национальное достояние государства. В Туркменистане, который С.Ниязов изолировал от мирового сообщества, при его прямом участии происходят чудовищные преступления, связанные с унижением человеческого достоинства, а также наркотрафиком, коррупцией, судебным произволом, шпиономанией, интриганством среди политического руководства зарубежных стран, саботажем международных усилий по созданию атмосферы мира и доверия в регионе, гонением на людей по религилзному и национальному признаку и пр.

В начале девяностых годов С.Ниязов постоянно эксплуатировал демократические лозунги, вводя в заблуждение многих и в Туркменистане, и за рубежом. Он много говорил (и продолжает говорить) об ущербе, которых нанесла Туркменистану бывшая советская система. Но сегодня этим уже не прикрыть огромного ущерба, который нанесен Туркменистану режимом С.Ниязова. Обладая огромными природными ресурсами и солидным человеческим потенциалом, Туркменистан оказался сегодня в финансово-экономическим загоне, а президент продолжает кормить население обещанями о магистральных газопроводах и сказками из тысячелетней истории, тщетно пытаясь придать им актуальный политический смысл. В золоте многочисленных памятников отражается убогость его режима и безысходность, которую ощущает туркменский народ.

Туркмены, наверное, самый терпеливый народ в мире. Но и в нем сегодня сформировано демократическое народное движение, готовое конструктивно и на демократической платформе оппонировать режиму С.Ниязова. Многие из нас, в том числе и я лично, не снимают с себя ответственности за то, что определенный период времени были втянуты в порочную практику управления страной и вольно или невольно способствовали процветанию культа С.Ниязова. Поэтому очевидно, что он попытается прибегнуть теперь к своему излюбленному методу шельмования и вброса компромата, чему я подвергался последние 3 года.

Мы уверены в том, что туркмены достойны лучшей участи и, вопреки мнению С.Ниязова о неготовности туркмен к восприятию демократических ценностей, они способны найти выход из исторического тупика.

Заявление Объединенной оппозиции Туркменистана
13 ноября 2001 года

Объединенная оппозиция Туркменистана внимательно изучила пресс-релиз, распространенный в Москве 1-ого ноября с. г. бывшим вице-премьером, министром иностранных дел и послом Туркменистана в КНР Шихмурадовым Борисом и не нашла в нем ничего нового относительно оценки режима С.Ниязова. Мы об этом заявляли на протяжении долгих лет, информируя международную демократическую общественность, правозащитные организации о нашем отношении к происходящим процессам и событиям в Туркменистане. Господин Шихмурадов слово в слово повторяет заявления оппозиции и Международных правозащитных организаций о ниязовском режиме. Тем не менее, нас радует тот факт, что один из ближайших сподвижников Ниязова и создателей его культа заговорил сегодня как оппозиционер.

В нынешнем туркменском руководстве и среди отставных высокопоставленных чиновников таких «непримиримых» противников Ниязова, как Шихмурадов, очень много. Все они в своё время принимали активное участие в политических, финансово-экономических преступлениях Ниязова и нажили немало капитала. Ниязов имеет на каждого из них компромат и держит их под строгим контролем. Они хотели бы объединиться и выступить против Ниязова, но не могут этого сделать из-за боязни осложнить свою жизнь. Ни один из них не доверяет другому. При всём желании они не смогут договориться и достичь согласия между собой. Когда-то они предавали друг друга ради того, чтобы стать ближе к Ниязову. Они готовы этим заниматься и сейчас, лишь бы «великий вождь» заметил их и приблизил к себе. Ниязов угрожает посадить их в тюрьму, но не заинтересован в проведении судебного расследования. Ведь это чревато разоблачением и самого Ниязова. Поэтому он избрал другой метод расправы с уходящими в отставку высокопоставленными чиновниками, которые мечтают когда-нибудь взять реванш и вернуться в большую политику. Ниязов заставляет их прилюдно раскаяться в содеянных преступлениях и вернуть в казну государства часть украденных денег. Министры покорно соглашаются и возвращают их в требуемых количествах. Таким своеобразным судом с соблюдением принципа «и овцы целы, и волки сыты», устраиваемым над министрами, Ниязов достигает две цели: демонстрирует народу, что он гуманный (не сажает в тюрьму) и справедливый (заставляет вернуть в казну украденные деньги) лидер. Воруют министры в долларах, а возвращают в национальной валюте по официальному курсу маната, который в четыре раза меньше, чем реальный его курс к доллару на «чёрном рынке». Таким образом, три четверти ворованных денег остаются у министров. Министры довольны, что Ниязов не пустил их по миру, дал им безбедно существовать; а Ниязов спокоен, что министры опозорены и никогда не посмеют покуситься на его власть.

Объединенная оппозиция Туркменистана хотела бы знать, какие цели преследует Шихмурадов, заявляя о своем переходе в оппозицию к Ниязову. Оппозиция бывает разной: демократической, националистической, религиозной; отстаивающей права и свободы всего населения или выступающей в защиту интересов правящей верхушки. Впрочем, это сейчас не так и важно. Из многочисленных заявлений Шихмурадова представителям прессы, общественных организаций можно сделать вывод о том, что он будет вести борьбу с режимом Ниязова своими методами. Мы рады этому. Каким бы запоздалым ни было осознание невежественности и абсурдности политики руководства Туркменистана самими творцами этой политики, мы приветствуем это и считаем, что такая тенденция будет нарастать. С тонущего корабля постараются уйти все.

P.S. Судя по тональности заявления, руководство ООД не особо порадовало появление нового актора в акватории оппозиционного движения, находящейся в тот момент в состоянии «штиля». Дальнейшие события показали, что два бывших министра так и не достигли консенсуса в вопросах стратегии и тактики своей антиниязовской деятельности.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью