Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
01.12.2021  
История

10.11.2021
Дух Ташкента

Нургозель Байрамова

Современное туркменское кино  — на обочине «Шелкового пути»

Фильмы, представляемые туркменскими кинематографистами на Международном Ташкентском кинофестивале стран Азии, Африки и Латинской Америки, неизменно имели успех и удостаивались призов, дипломов и зрительских аплодисментов.

Мне давно хотелось написать о Международном Ташкентском кинофестивале, который, спустя 24 года, вдруг неожиданно воскрес, причем именно в тот период, когда это ожидалось меньше всего, когда наша жизнь под влиянием известных условий и соответствующих им требований изменилась настолько круто, что тут уж стало, как говорится, не до кинофестивалей. Тем значительнее стало это событие, тем важнее было возродить «дух Ташкента», вспомнить богатое прошлое нашего советского кино, достигшего в 60-80-е годы высокого уровня профессионализма и высокой степени эмоциональности, которое, распавшись на 15 неравных осколков, где-то испытало бурный стремительный взлет в начале 90-х, а затем сдало свои гуманистические позиции на откуп бизнесу, где-то с головой ушло в утверждение новой псевдохудожественной самостийности, а где-то открыло новую свежую главу в истории этого неповторимо привлекательного искусства. Помните из мультика: «Кто в этот мир попал, навеки счастлив стал»?

Немного истории

Международный Ташкентский кинофестиваль стран Азии и Африки родился в 1968 году. Позднее, в 1976 году к нему присоединилась Латинская Америка. До 1988 года он проходил практически регулярно каждые два года, затем все реже и реже и, наконец, в 1997 году собрался в последний раз. В чем была его особенность по сравнению с Московским международным кинофестивалем, который проводился, начиная с 1959 года? На мой взгляд, помимо различных политических, экономических и других важных преимуществ, Ташкентский кинофорум давал возможность странам, недавно сбросившим колониальный гнет или все еще продолжавшим вести борьбу за независимость, только-только открывающим новую страницу своей истории и не имеющим возможности успешно конкурировать с кинематографически развитыми странами, начать свой путь в большое кино, заявив о себе на гостеприимной узбекской земле. Не случайно лозунгом Ташкентского кинофестиваля, в отличии от Московского «За гуманизм киноискусства, за мир и дружбу между народами», был лозунг «За мир, социальный прогресс и свободу народов».

Экономические проблемы, связанные с распадом СССР и «новой исторической общности — советского народа», когда жители огромной советской коммуналки разбежались по новым отдельным квартирам, или, как говорил герой фильма «Покровские ворота», начался глобальный исход из общих ульев в личные гнезда, ознаменовали начало активного процесса утверждения молодыми независимыми государствами собственной национальной идентичности, формирование собственной национальной идеологии, развернулась ускоренная ревизия исторического прошлого, зачастую переворачивающая некоторые события некогда общей истории, что называется, с ног на голову. Наряду с другими негативными процессами, нарушилась кооперация в сфере подготовки национальных кадров, застопорилось централизованное оснащение республиканских киностудий дорогостоящим современным оборудованием. Да и сценаристы не спешили создавать новые произведения, достойные экранизации: кто теперь разберет, где герой, а где негодяй, когда на смену покорителям целинных земель и строителям Байкало-Амурской магистрали, ученым-атомщикам, войнам-победителям, врачам, учителям и покорителям космоса пришли молодые нахальные олигархи, члены «бригад» отнюдь не коммунистического труда, крутые силовики и «дамы с пониженной социальной ответственностью»? К руководству этой достаточно капризной отраслью нередко привлекались дилетанты. Оставшиеся без работы актеры пробавлялись случайными концертами и съемками в рекламных роликах, некоторые подались за границу, довольствовались там участием в массовках, иногда получая небольшие роли «русских мафиози». Да что я вам об этом рассказываю! Это наше общее недавнее прошлое.

Туркменский кинематограф: «наше всё»

На первый фестивале в 1968 году в Ташкент прибыли делегаты 22 стран Азии и Африки (в 1974 году их было уже почти в три раза больше!). Были также представлены картины, снятые киностудиями советских союзных республик, в числе которых была и Туркмения. В первой половине 60-х кинопроизводство на студии «Туркменфильм» начало постепенно восстанавливаться после кадровых потерь, вызванных войной, и разрушений, которые принесло землетрясение 1948 года. С другой стороны, в годы войны в Ашхабад была эвакуирована Киевская киностудия, приехали лучшие украинские актеры и режиссеры во главе с Марком Донским, снявшим на Ашхабадской киностудии фильм «Как закалялась сталь» (1942) и свою знаменитую на весь мир «Радугу» (1944). Опыт работы с коллективом Киевской киностудии оказался для туркменских кинематографистов сродни высшей школе режиссерского и актерского мастерства. К тому же в начале 1960-х годов на «Туркменфильме» появились первые подготовленные во Всесоюзном государственном институте кинематографии (ВГИК) национальные кадры — операторы, режиссеры и сценаристы: Булат Мансуров, Ходжакули Нарлиев, Мурад Курбанклычев, Язгельды Сеидов, Мухаммед Союнханов и другие. Стали выходить новые фильмы, оригинальные по содержанию и умелому сочетанию специфической национальной и общечеловеческой составляющей образов и ситуаций.

На смотре фильмов республик Средней Азии и Казахстана 1964 года туркменский художественный фильм «Состязание» (реж. Булат Мансуров, опер. Ходжакули Нарлиев) занял первое место. На II Всесоюзном кинофестивале в Киеве в 1966 году туркменская картина «Решающий шаг» (реж. Алты Карлиев) была удостоена второй премии по жанру историко-революционных фильмов. За создание фильма «Решающий шаг» впервые была присуждена Государственная премия Туркменской ССР имени Махтумкули писателю Берды Кербабаеву, режиссеру Алты Карлиеву, оператору Анатолию Карпухину, артистам Баба Аннанову и Жанне Смелянской.

На первый Международный Ташкентский кинофестиваль стран Азии и Африки в 1968 году туркменские кинематографисты привезли 5 фильмов, в том числе «Махтумкули», «Решающий шаг» (оба — реж. Алты Карлиев) и «Дорога горящего фургона» (реж. Меред Атаханов), и произвели, в буквальном смысле слова, фурор. В 1972 году «Туркменфильм» был представлен лентой Хаджакули Нарлиева «Невестка» с Маей Аймедовой в главной роли, а в 1984 году — его же «Фраги — разлученный со счастьем», собравшим замечательный ансамбль туркменских актеров и также имевшим большой успех.

В 1997 году Международный Ташкентский кинофестиваль стран Азии, Африки и Латинской Америки собрался, как оказалось в последствии, в последний раз. В тот год уже независимый Туркменистан привез в Ташкент фильм Байрама Абдуллаева и Лоры Степанской «Яндым» («Душа сгорела»). Если говорить в целом, практически на всех Ташкентских кинофестивалях работы туркменских кинематографистов неизменно имели успех и удостаивались призов, дипломов и зрительских аплодисментов. Так почему было бы не повторить этот же успех и на Международном Ташкентском кинофестивале в 2021 году?

Возрождение

О возрождении Международного Ташкентского кинофестиваля, получившего имя «Жемчужина Шелкового пути», впервые было объявлено 29 декабря 2020 года президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым. Открытие фестиваля состоялось 28 сентября 2021 года при довольно большом стечении знаменитостей, среди которых такие звезды мирового кинематографа, как Стивен Сигал, Люк Бессон, Франко Неро, Жерар Депардье, Митхун Чакраборти, Тимур Бекмамбетов, Никита Михалков (куда же без него?!) и другие гости.

Программа фестиваля включала показ более 120 фильмов из 14 стран (маловато, конечно, но это же только начало новой эпохи Международного Ташкентского кинофестиваля!), ретроспективный показ лент узбекских кинематографистов, в том числе, Юлдаша Агзамова, Латифа Файзиева, Шухрата Аббасова, Али Хамраева, а также режиссеров, работавших в годы войны на Ташкентской киностудии (так назывался «Узбекфильм» в 1941-1945 годах).

Целую неделю в кинотеатрах Ташкента и других узбекских городов проходили Дни мирового кино, состоялось открытие новых кинотеатров, были организованы встречи кинематографистов со зрителями, выступали эстрадные и народные певцы и музыканты, заключались контракты, звенели бокалы, взмывали в небо фейерверки — одним словом, праздник удался. По неизвестной причине блистал своим отсутствием туркменский кинематограф: то ли плохо приглашали, то ли Бердымухаммедов за что-то обиделся на Мирзиёева, а как известно, когда паны ссорятся, у мужиков чубы трещат: не было Туркменистана в числе государств-участников, не было его фильмов (судя по официальной информации фестивального комитета) и в программе Дней мирового кино. Свою кинопродукцию для конкурсного показа представили Азербайджан, Беларусь, Египет, Израиль, Индия, Италия, Иран, Казахстан, Киргизия, Польша, Россия, Таджикистан, Турция и, разумеется, Узбекистан. Они же подготовили свои фильмы и для Дней мирового кино.

Хитрость старого «Ашира»

Однако, вот что сообщал 9 октября 2021 года интернет-сайт «Туркменистан: Золотой век»: «В Узбекистане подвели итоги XII Ташкентского международного кинофестиваля «Жемчужина Шёлкового пути». В рамках культурного события прошли «Дни мирового кино», где были представлены фильмы более 10 стран, в том числе киноработы туркменского производства. Показы фильмов подготовленных объединением «Туркменфильм» имени Огузхана Государственного комитета по телевидению, радиовещанию и кинематографии Туркменистана, проходили в стенах Бухарского государственного университета».

Эту новость радостно подхватил «Turkmenportal», несколько приукрасив скудные данные официоза: «Дни туркменского кино стали большим подарком для туркменской диаспоры, проживающей в городе, а также для наших студентов, обучающихся в узбекском вузе», лебапский Jejhun.news и еще одно-два мелких региональных СМИ. Но вот что осталось, как говорится, за кадром: во-первых, как назывались эти «киноработы». Фамилии режиссеров и актеров в заметке «Золотого века» также указаны не были. Во-вторых, что значит: фильмы представили «более 10 стран»? Ведь точно известно, что их было ровно 14! Но как назвать эту цифру и, более того, перечислить эти страны поименно, чтобы заставить читателей поверить в то, что Туркменистан среди них «как будто тоже был»? Ну, вроде как с ковидом: его в Туркменистане нет, а санитарно-эпидемиологические меры надо применять так, «как будто бы он есть». Такая задача под силу лишь настоящим профи!

Или другой пример: весной этого года перед выборами членов Халк Маслахаты Милли Генгеша Туркменистана был опубликован список из 111 кандидатов, а когда выборы состоялись, в числе избранных оказался… собственной персоной президент Бердымухаммедов, имени которого в этом списке не было. Доказать, что оно было добавлено задним числом, причем даже не в список кандидатов, а напрямую — в список избранных, никто не решился. Все сделали вид, что «оно там было, просто его никто не заметил». А этот «избранник», кстати, вскоре стал председателем Халк Маслахаты!

И, наконец, в-третьих, никакой информации о Днях мирового кино на сайте Бухарского госуниверситета обнаружить не удалось и о показе туркменских фильмов там, разумеется, не упоминалось.

Так что же произошло на самом деле? Куда девалась былая слава «Туркменфильма»? Где ее знаменитые актеры и режссеры? Где молодые кинематографисты? Прежде, чем ответить на эти и другие вопросы, вернемся снова в прошлый век.

«Наше все» (продолжение)

С 1964 по 1984 год на киностудии «Туркменфильм» было снято 50 фильмов. Об их качестве и художественной ценности говорят имена их создателей: «Утоление жажды» (1966, реж. Булат Мансуров), «Рабыня» (1968, реж. Булат Мансуров), ( «Смерти нет, ребята!» (1970, реж. Булат Мансуров), «Невестка» (1972, реж. Ходжакули Нарлиев), «Мальчик с осликом» (1974, реж. Халмамед Какабаев), «Волшебная книга Мурада» (1975, реж. Мухаммед Союнханов), «Наследник» (1976, реж. Каков Оразсахатов), «Кугитангская трагедия» (1978, реж. Язгельды Сеидов и Каков Оразсахатов), «Дерево Джамал» (1981, реж. Ходжакули Нарлиев), «Старик и девочка» (1981, реж. Ходжадурды Нарлиев), «Мужское воспитание» (1982, реж. Усман Сапаров, Язгельды Сеидов), «Кара-Кумы, 45° в тени» (1983, реж. Ходжакули Нарлиев), «Фраги — разлученный со счастьем» (1984, реж. Ходжакули Нарлиев) и другие.

Широко было представлено и документальное кино. Один только Сапар Молланиязов снял более 40 документальных фильмов, в числе которых «Уста-Кую», «Седьмой бархан», «Следопыт», «Спасти пустыню», «Земля ждать не будет», «Ашхабадская эпопея» (об Ашхабадском землетрясении), «Каракумский характер» и другие. А дипломы международных кинофестивалей, полученные автором, буквально не поддаются перечислению! Также высоко оценивались документальные ленты Ходжакули Нарлиева, Бориса Аннабердыева, Мурада Алиева и других режиссеров.

Помимо производства собственных фильмов, на киностудии «Туркменфильм» шла работа по дубляжу советских и зарубежных фильмов на туркменский язык. Первой туркменской женщиной-режиссером дубляжа была Язгуль Шамурадова. Режиссеры любили и ценили ее за трудолюбие и тщательность в подборе актеров на озвучку и дублирование. Если она считала нужным, то могла вызвать на дубляж даже самого Алты Карлиева или Сона Мурадову!

С 1975 года на «Туркменфильме» стали выходить мультипликационные фильмы — в основном детские сказки по мотивам национального фольклора. Наиболее известные туркменские режиссеры-мультипликаторы — Евгений Михельсон и Мёджек Чарыев, а автором сценариев большинства мультяшек была Лора Степанская.

Последними заметными работами туркменских кинематографистов советского периода стали художественные фильмы «Манкурт» (1990, реж. Ходжакули Нарлиев), «Волчица» (1990, реж. Керим Аннанов, экранизация одноименного рассказа Баба Аннанова), «Зохре и Тахир» (1991, реж. Баба Аннанов и Керим Аннанов) и документальный фильм «Ченч» (1990, реж. Мурад Алиев).

С распадом «нерушимого Союза», а вместе с ним и советского кинематографа туркменский кинематограф также начинает переживать упадок. В первые годы независимости кинопроизводство в Туркменистане скорее по инерции продолжалось еще несколько лет, но к концу 1990-х годов практически полностью прекратилось.

Руководство Туркменистана ввело жесткие цензурные требования и сильно сократило финансирование. Для кинематографистов это фактически означало запрет на профессию. Президент Ниязов объявил почти все накопленное наследие туркменского киноискусства «недостойным и вредным». Национальное телевидение свело до минимума, а позднее и совсем прекратило показ художественных лент, заменив их многочасовой трансляцией заседаний Кабинета министров, Халк Маслахаты, репортажами «с полей», выступлениями танцевальных ансамблей различного уровня и многочасовыми же концертами дутаристов. При этом, как говорили очевидцы, сам Ниязов, наряду с дутаром и танцами, любил боевики с Джеки Чаном. Они, по всей видимости, соответствовали его интеллектуальному уровню и способствовали мыслительному процессу.

Ничуть не умаляя значения национальной музыки и хореографии, позволю только напомнить, что культура туркменской нации заключается не только в этих видах искусства. В прежние времена телезрители могли видеть и местные драматические и оперные спектакли, и туркменский балет, и много интересных кинофильмов, в том числе снятых в предшествующие годы на «Туркменфильме». Для туркменской семьи было традицией в конце дня собираться у телевизора в ожидании, когда тридцатиминутная программа новостей завершится показом художественного фильма. Смотреть «Решающий шаг» или «Махтумкули» зрителям не надоедало. А если ожидался показ сатирического киножурнала «Найза» (1967-1969 годы, реж. Мухаммед Союнханов), выступление всеми любимой Джерен Дурдыевой или фильм с участием Сарры Каррыева и Акмурада Бяшимова (почему-то носившего прозвище «Мацун»), можно было считаать, что вечер удался.

3 апреля 2001 года состоялось правительственное совещание по рассмотрению новых задач для творческой интеллигенции страны, на котором Ниязов объявил о закрытии киностудии «Туркменфильм» имени Алты Карлиева.

«Давайте разберемся, — вещал Туркменбаши, — почему богатейшее национальное наследие, впервые за многие века раскрывшееся перед нами, практически не востребовано ни образованием, ни массовым искусством, ни теми профессионалами, чья работа теряет смысл, если не развивает традиций древней туркменской культуры?.. Наша ближайшая цель — золотой век. Можно ли достичь ее, не воспитав патриотов, не заронив в души людей священную любовь к Родине? Такую любовь, которая не имеет пределов, не знает торга, обид, недовольства».

Сеять «священную любовь к Родине» было решено на базе вновь созданного объединения «Туркментелекинофильм», переданного в подчинение телевизионному руководству.

Помимо закрытия киностудии, в Ашхабаде также был снесен памятник Алты Карлиеву и переименована улица, носившая его имя. Также была переименована улица имени выдающегося туркменского актера Баба Аннанова.

Большинство мастеров кино, работавших на «Туркменфильме», покинули Туркменистан. Оставшиеся либо сменили профессию и ушли из кино, либо продолжали работу в содружестве с зарубежными коллегами. Например, Усман Сапаров, снявший в 1982 году «Мужское воспитание» (вместе с Язгельды Сеидовым), а в 1992 замечательную ленту «Ангелочек, сделай радость», позднее работал на съемках совместного фильма («Каракум», Туркменистан-Германия, 1994).

До последнего держались Халмамед Какабаев («Карма», 1993), Бюль-Бюль Мамедов («Дестан моей юности», 1992, «Человек с елью», 1995), Эдуард Реджепов («Охламон», 1993), Сергей Щугарев («Аромат желаний», 1996), Мурад Алиев («Дети землетрясения», 1997).

Несколько интересных картин было снято Туркменским центром кино и телевидения «Нусай», созданным в 1991 году по инициативе Ролана Быкова. Одним из руководителей «Нусая» был Мурад Алиев. В 1999 году Ниязов распорядился ликвидировать «Нусай», расформировать Госкино Туркменистана, и… все рухнуло. Мурад Алиев уехал в Москву и сегодня является одним из наиболее востребованных, теперь уже российских, режиссеров.

Невосполнимой потерей для туркменского кинематографа стал отъезд из страны Булата Мансурова. Несколько энтузиастов, среди которых был сын Баба Аннанова, актер и режиссер Керим Аннанов делали попытки продолжать работу в новых условиях — под руководством чиновников из Гендирекции ТуркменТВ, однако это оказалось бессмысленным. В 2002 году режиссеры Керим Аннанов и Чары Ишанкулиев выпустили художественный фильм «Песня синего волка», который оказался последней из известных картин туркменских кинематографистов. После 2002 года в Туркменистане снимали только телевизионные постановки по ниязовской «Рухнаме» и лично им одобренных классиков, а также пропагандистские видеофильмы и низкокачественные телесериалы.

Огузхан не помог

После неожиданного «воцарения» в декабре 2006 года Курбанкули Бердымухаммедова ситуация коренным образом не изменилась, за исключением того, что новый президент распорядился отстроить несколько кинотеатров, а также оборудовать кинозалы практически в каждом строящемся административном здании, гостиницах, санаториях и т. д. Таким образом он пытался решить проблемы туркменского кинматографа.

Другим «действенным средством» должно было стать выведение объединения «Туркментелекинофильм» из состава Гендирекции ТуркменТВ и переименование его обратно в «Туркменфильм». Только вместо имени народного артиста СССР Алты Карлиева ему было присвоено имя мифического прародителя туркмен Огузхана. Председателем «Туркменфильма» был назначен бывший председатель «Туркментелекинофильм» Мурад Оразов, по сути чиновник, бывший замминистра культуры, работник телевидения, хотя и имевший опыт работы в кино: в 1995 году он снялся в популярном фильме «Яндым» и в том же году выступил как режиссер художественного фильма «Поворот» («Оврум»). Однако Вскоре Оразов был смещен с должности «кинобаши». На его место был назначен Сапармухаммед Джаллыев, режиссер, сценарист, актер, сын знаменитого туркменского актера и режиссера Заслуженного артиста ТССР Артыка Джаллыева.

Несмотря на принятые меры, киноискусство и киноиндустрия Туркменистана продолжали медленно угасать.

24 февраля 2010 года президент Бердымухаммедов встретился с представителями творческой интеллигенции страны и выступил перед ними с программной речью, в которой обвинил их в бездействии и непонимании стоящих перед ними задач: «Деятелям культуры в нашей стране уделяется постоянное внимание. Нами осуществляется строительство многочисленных дворцов культуры, музеев, театров и других объектов культурного назначения. Значительные финансовые средства, исчисляющиеся миллионами долларов, направляются на дальнейшее совершенствование издательского дела, коренное улучшение работы телевидения, радио и других средств массовой информации. Но эти меры ожидаемых результатов пока не принесли… Нашим деятелям искусств не удается отобразить дух времени, им не хватает художественного мастерства в изображении значимой роли общества в происходящих на современном этапе процессах. Творческие деятели отстают от требований дня, работают поверхностно, к своим обязанностям подходят без должной ответственности».

В последующие десять лет президент неоднократно обращался к теме патриотизма, возрождения национального духа и наследия предков через «важнейшее из искусств» — кино.

Кто на новенького?

Пожалуй, самым знаковыми фильмами этого десятилетия можно считать полнометражные ленты Керима Аннанова «Млечный путь» (2010) и «Сейис» (2012) Мурада Оразова. В 2020 году режиссер Вепа Ишанкулиев, ранее отметившийся фильмом «Неджеп оглан» по мотивам одноименного старинного туркменского дестана, повторил этот успешный опыт и представил свою ленту «Галкыныш», также снятую по мотивам, но уже не дестана, а книги президента Бердымухаммедова «Конь — символ верности и счастья». Недаром в своих статьях о современном туркменском кино местные СМИ без ложной скромности подчеркивают, что «многие кинокартины основаны на сюжетах старинных дестанов и эпосов, а также сняты по мотивам книг президента Туркменистана».

Плодотворно трудится молодой кинорежиссер Арслан Эебердыев. В год 30-летия независимости он представил зрителю два фильма — «Durmuş kyssalary» («Жизненные истории») и «Мой папа». Этот фильм стал победителем конкурса короткометражных лент на фестивале «Ашхабадская весна 2021». Что касается работ режиссеров-документалистов, тематика их произведений явно навеяна идеологическими «напутствиями», ежедневно звучащими с телеэкранов: «Река Каракум-источник благословения», «Судьба государства», «Азиада», «Жемчужный город Ашхабад», «Грядущему поколению» и пр.

Из современных актеров следует отметить Довлета Ханмамедова, в 90-е годы снимавшегося у Усмана Сапарова в «Ангелочке…» и «Смерти прокурора», в 2010 — в «Млечном пути» Керима Аннанова и в 2020 — в «Галкыныше» Вепа Ишанкулиева.

В ближайшее время туркменским зрителям обещают показать три новых фильма: исторический художественный фильм «Çapar» («Гонец», реж. Вепа Ишанкулиев), молодежную комедию-мелодраму «Owaz» («Мелодия», реж. Ляля Эсенова) и приключенческую комедию «Syrly sowgat» («Подарок с секретом», реж. Арслан Эебердыев).

P.S. По официальным данным, объединение «Туркменфильм» в год производит порядка 20 фильмов. В это число входят не только полнометражные художественные, но и короткометражные, документальные, публицистические, хроникальные, мультипликационные и другие ленты. К сожалению, в этом году среди подобного «изобилия» не нашлось фильма, достойного быть представленным на Международном Ташкентском кинофестивале «Жемчужина Шелкового пути».

Специально для «Гундогара»

При подготовке материала использовалась информация TurkmenWiki

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью