Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
26.10.2020  
История

07.10.2020
Был интерес оставить все в тайне...

Рустем Сафронов

Интервью с д.и.н. Шохратом Кадыровым (1954-2016)

Число жертв землетрясения по-прежнему является предметом дискуссий, так же как и природа ашхабадской трагедии…

6 октября 2020 года мы отметили 72-ю годовщину Ашхабадского землетрясения, признанного одной из самых страшных катастроф за всю историю человечества и вместе с тем — одним из самых малоизвестных событий прошлого столетия. С каждым годом живых свидетелей этой трагедии становится все меньше и меньше. Они выжили в ту ночь, преодолели ее последствия, дали жизнь новым поколениям, но навсегда для этих людей жизнь разделилась на ДО и ПОСЛЕ. Поэтому мы с особым уважением относимся к тем людям, кто запомнил эти страшные дни и ночи и рассказал об этом нам, родившимся ПОСЛЕ.

К большому сожалению, заслуживающих доверие компетентных источников не так много, откровенно говоря, их можно пересчитать по пальцам.

Прежде всего, это книга геолога и палеонтолога академика Дмитрия Васильевича Наливкина (1889-1982), председателя президиума Туркменского филиала Академии наук СССР (1946-1951) «Воспоминания об Ашхабадском землетрясении 1948 года», изданная ашхабадским издательством «Илым» в 1989 году и с тех пор больше не переиздававшаяся.

В этом же ряду — книга геофизика, специалиста-сейсмолога, профессора, доктора физико-математических наук Батыра Каррыева «Вот пришло землетрясение», в которой изложены и научные сведения о землетрясениях, и воспоминания очевидцев.

Есть несколько книг и статей Карли Карлиевича Клычмурадова: «Ашхабадская эпопея», «Ашхабадское землетрясение и помощь народов СССР» и др.

Есть книга доктора геолого-минералогических наук, профессора, главного научного сотрудника Института физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН Андрея Алексеевича Никонова «Хроника ашхабадской катастрофы».

Есть исследование этнолога и демографа, доктора исторических наук Шохрата Кадырова «Ашхабадская катастрофа. Историко-демографический очерк крупнейшего землетрясения ХХ века», вышедшая в издательстве «Туркменистан» в 1990 году и считающаяся сегодня библиографической редкостью. В 2013 году журналист-международник Рустем Сафронов — автор большого числа публикаций, а также двух документальных фильмов о Туркменистане встретился с Ш. Кадыровым, чтобы поговорить с ним об этой трагедии.

***

Число жертв землетрясения по-прежнему является предметом дискуссий, так же как и природа ашхабадской трагедии… Своими соображениями я попросил поделиться туркменского демографа Шохрата Кадырова, ныне живущего в Норвегии.

 — Шохрат Ходжакович, чем объяснить столь большой разброс в оценках количества жертв ашхабадского землетрясения?

 — Число погибших… Назывались цифры и 20, и 35, и 80 тысяч и, наконец, 110 тысяч. Замечу, что все население Ашхабада составляло тогда около 130 тысяч человек.

Между тем проведено немало исследований, позволяющих хотя бы приблизительно говорить о числе жертв бедствия. Один из подтвердившихся результатов исследования событий 1948 года в Ашхабаде — то, что люди склонны завышать число жертв бедствия, если они были его очевидцами. Это так называемый эффект массовой смерти: проще говоря, чем больший испуг вызывает событие, тем больше человек склонен преувеличивать.

Замечу, что расхождение в оценках числа жертв — проблема универсальная. И дело тут не в идеологии советского правительства. Просто активизируются стихийные миграционные процессы, люди бегут из зоны бедствия. Поэтому, если посмотреть на таблицу жертв мировых катастроф только нынешнего века, видишь, что оценки варьируются в больших пределах.

Если бы погибло более половины, то кто восстанавливал город? И почему мы должны умалчивать о мужестве тех, кто остался или вернулся и сделал это? Следует знать и то, что число погибших всегда в два, а то и в три раза меньше, чем раненых и просто пострадавших.

Утверждать, что местное руководство боялось гнева Сталина и давало заниженные цифры, — несерьезно. Местное руководство боялось врать. А кроме того, по указанию центра была проведена серия обследований. Их качество оставляет желать лучшего, но, сопоставляя данные, приходим к выводу, что в городе погибла почти треть населения, то есть 35 тысяч человек, а в двух сельских районах, вероятно, 15 тысяч человек.

 — То есть сообщение о 110 тысячах погибших — цифра, появившаяся в печати в 1988 году в сорокалетие ашхабадского землетрясения, — не соответствует действительности? Ведь ее обнародовал весьма авторитетный ученый, крупнейший архивист Туркмении Алексей Головкин. Разве есть основания не доверять его подсчетам?

 — Я глубоко уважал покойного Алексея Владимировича, но, к сожалению, с его оценкой числа жертв землетрясения согласиться никак не могу. Я перерыл все архивы, но не нашел никаких данных, подтверждающих эту цифру. Те цифры, которые появились в 1988 году, отражали официальную позицию партийного туркменского руководства и, на мой взгляд, абсолютно ненаучны.

Именно тогда «Туркменинформ» и корреспондент «ЛГ» Икар Пасевьев распространили сообщение о 110 тысячах погибших. Да, в истории столетнего Ашхабада это событие было поистине крупнейшим. То, что создавалось десятилетиями, было уничтожено за десять секунд; Ашхабад перестал существовать как столица Туркменистана. Особенно сильный удар пришелся по русской общине Туркменистана, ведь город был по преимуществу русским, интернациональным по духу. Туркменское население в ту пору составляло всего 15% населения столицы. Русская община и так была самой малочисленной по сравнению с другими республиками Средней Азии, такой она остается и поныне.

Подозреваю, что завышение числа жертв при оценке события 40 лет спустя было продиктовано желанием добиться денег от Москвы на жилищное строительство, темпы которого были неудовлетворительными, да и качество тоже.

 — Скажите, Шохрат Ходжакович, почему замалчивались масштабы ашхабадской трагедии? Ведь на руководство это тень никак не бросало — землетрясение не зависит от воли партии и правительства. Тем не менее никто толком не знал количества погибших даже много лет спустя.

Я помню, что даже в 1985-1986 годах, когда я работал в Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов Туркменистана, документальный фильм Кармена и Лаврова «Ашхабадская эпопея» был недоступен зрителям: его показывали только отдельным гостям из Москвы да иностранным делегациям. Лишь в 1988-м — сорок лет спустя после случившегося — фильм продемонстрировали по республиканскому телевидению.

 — Действительно, серьезных научных или литературных памятников о человеческой трагедии 6 октября 1948 года, постигшей Туркменистан, до сих пор очень и очень мало. А как объяснить тот факт, что после гибели огромной массы людей, среди которых многие ушли из жизни неопознанными, а еще больше — остались погребенными в одной из так называемых братских могил, от которых на кладбищах уже не осталось и следа, в течение почти 50 лет не стояло ни памятника, ни скромного мемориала?

Нет, дело не в каких-то политических запретах, а скорее в политической беспечности бывшего туркменского руководства. Ведь не помешал же никто поставить памятник жертвам ташкентской трагедии и погибшим в Дагестане.

 — Может быть, дело в том, что помощь не соответствовала масштабу разрушений?

 — Нет. По тем временам масштаб помощи был значительным. Расчисткой завалов и спасением раненых занимались в основном войска. Масса врачей была прислана из Баку, Ташкента, Москвы. Их героизм — отдельная тема.

Помогли и бесплатным продовольствием, и стройматериалами, и сборными домами. Тем не менее меня не покидает чувство, что за сокрытием количества жертв кроется некая тайна.

Американский исследователь сейсмолог Брюс Болт из университета Беркли, что в Калифорнии, давно выявил в своих исследованиях взаимосвязь между испытаниями мощных видов оружия, прежде всего ядерными взрывами, и сейсмической активностью, землетрясениями.

Обратите внимание: почти во всех воспоминаниях говорится о том, что случившееся напоминало бомбежку. Самим толчкам предшествовал гул. И что характерно: вечером было официальное предупреждение по радио о возможном предстоящем урагане.

После землетрясения в Ашхабаде на Западе утверждали, что в СССР взорвали бомбу. Официального опровержения правительства СССР не было. Значит, был интерес оставить все в тайне, в двусмысленности и использовать бедствие в политических целях. Наверное, потому, что это была еще не атомная бомба, но что-то похожее на нее…

Нераскрытое преступление Сталина не в том, что он приказывал завышать или занижать число погибших. В другом. Это могло быть испытание близкого к атомному заряда, спровоцировавшее землетрясение. Что это в принципе возможно, доказано в работах американского специалиста Болта. Это подтвердило землетрясение мая 1998 года в 300 километрах от Кабула, когда накануне Пакистан и Индия провели по пять подземных взрывов.

Попутно замечу, что в годы войны Московский физтех (Московский физико-технический институт-МФТИ — Ред.) размещался в Ашхабаде. Тут же жил тогда и отец будущей ядерной бомбы Андрей Сахаров. Там же московские физики впервые могли увидеть кяризы — готовые шахты для проведения подземного взрыва.

А для чего понадобилось посылать в разрушенный город Романа Кармена и снимать руины, которые в полном объеме никому не показывали? Можно допустить, что сразу же после выяснения воздействия ударной волны на население было проведено испытание действия на население радиации (авария на комбинате «Маяк» на Южном Урале в конце 40-х годов). У татарского населения деревни Муслимово потом долго принудительно исследовали кровь и костный мозг.

Ну а откуда взялись почти метровые трещины в почве под Ашхабадом?

 — По правде сказать, версия о специально организованном взрыве мне кажется невероятной. Тем более что нигде в американской литературе по сейсмологии даже не встречаются упоминания об ашхабадском землетрясении. Болт об этом землетрясении вообще ничего не пишет. Ни строчки. Да, есть связь между ядерными взрывами и землетрясениями. Но при чем здесь ашхабадская трагедия? И куда делась радиация, если это был взрыв?

 — Когда нет прямых доказательств, надо учитывать все факторы — и психологические, и идеологические. Непосредственный руководитель атомного проекта Юлий Харитон был человеком, далеким от политики и морали, в отличие от Сахарова. Как-то он обмолвился, что первое испытание в августе 1948 года стало не началом, а концом первого этапа создания атомного оружия. Значит, между 1945 и 1949 годами было то, чего мы до сих пор не знаем.

Харитон был специалистом по пороху и подземным взрывам, не только атомщиком. Это мог быть взрыв подземной мины большой мощности в сейсмичном районе. Не исключаю использование плутония. Кяризы — горизонтальные колодцы предгорной полосы Копетдага — могли служить шахтами. Если масса плутония была небольшой — выброса радиации не последовало. Между прочим, по данным гидрологов, содержание стронция и цезия в подземных водах Туркменистана в десятки раз превышает полезную норму. Моя задача как демографа катастроф заключалась в том, чтобы установить с минимальными погрешностями цифру человеческих потерь, и я с ней справился. О причинах замалчивания этой проблемы мы, к сожалению, пока можем только догадываться.

Пусть выскажутся военные, сейсмологи, бывшие работники ЦК ВКП (б), они могли бы пролить свет на эту тайну. Память наших соотечественников стоит этого.

 — Спасибо. Надеюсь, после публикации дополненного варианта книги «Ашхабадская катастрофа» читатели смогут сами сделать выводы о том, что же произошло на самом деле.

«Ночь на 6 октября была тихой и ясной. Подземный гул, раздавшийся во втором часу ночи, застал ашхабадцев врасплох. Гул сопровождался горизонтальными колебаниями почвы, а вслед за тем — сильнейший вертикальный толчок. Погас свет, замолкло радио. В наступившей кромешной тьме несколько секунд слышался грохот рушащихся зданий, треск балок. Многие тысячи людей оказались засыпаны обломками.

Ашхабадское землетрясение 1948 года было в тысячу раз сильнее того, что произошло в 1966 году в Ташкенте. Многим показалось — взорвали атомную бомбу. В этом сравнении не было ничего иллюзорного. Большинство подземных взрывов, производимых Советским Союзом и США, дают эффект землетрясения силой 5,5 балла. В эпицентре ашхабадского землетрясения почва сместилась к северу почти на два метра. По мнению некоторых ученых, такой эффект мог произвести подземный взрыв сотен ядерных зарядов».

«Ашхабадская катастрофа »

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью