Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
10.12.2019  
История

06.10.2019
Тайны Ашхабадского землетрясения

Нургозель Байрамова

Памяти жертв трагедии 6 октября 1948 года

С каждым годом живых свидетелей этой трагедии становится все меньше и меньше. Они выжили в ту ночь, но навсегда для этих людей жизнь разделилась на ДО и ПОСЛЕ.

Снова наступила эта трагическая дата — 6 октября. Мы вспоминаем сегодня о тех, кто погиб в эту страшную ночь: о тысячах погребенных заживо жителях Ашхабада и прилегающих к нему поселков; о тех, кого не удалось спасти мужественным врачам, оперировавшим пострадавших под открытым небом на площади Карла Маркса в Ашхабаде; о тех, кто, пройдя всю страшную войну, нашел смерть под развалинами родного дома.

Мы вспоминаем о тех, кто своими руками разгребал руины в поисках еще живых людей, кто помогал хоронить погибших, не зная о том, живы ли их собственные родные и друзья, кто делился едой и одеждой и давал крышу над головой сиротам, кто восстанавливал город, кто обеспечивал медицинскую помощь, порядок и безопасность людей, оставшихся в живых…

Сегодня мы отмечаем 71-ю годовщину Ашхабадского землетрясения, признанного одной из самых страшных катастроф за всю историю человечества и вместе с тем — одним из самых малоизвестных событий прошлого столетия. С каждым годом живых свидетелей этой трагедии становится все меньше и меньше. Они выжили в ту ночь, преодолели ее последствия, дали жизнь новым поколениям, но навсегда для этих людей жизнь разделилась на ДО и ПОСЛЕ. Поэтому мы с особым уважением относимся к тем людям, кто запомнил эти страшные дни и ночи и рассказал об этом нам, родившимся ПОСЛЕ.

К большому сожалению, заслуживающих доверие компетентных источников не так много, откровенно говоря, их можно пересчитать по пальцам.

Прежде всего, это книга геолога и палеонтолога академика Дмитрия Васильевича Наливкина (1889-1982), председателя президиума Туркменского филиала Академии наук СССР (1946-1951) «Воспоминания об Ашхабадском землетрясении 1948 года», изданная ашхабадским издательством «Илым» в 1989 году и с тех пор больше не переиздававшаяся.

В этом же ряду — книга геофизика, специалиста-сейсмолога, профессора, доктора физико-математических наук Батыра Каррыева «Вот пришло землетрясение», в которой изложены и научные сведения о землетрясениях, и воспоминания очевидцев.

Есть несколько книг и статей Карли Карлиевича Клычмурадова: «Ашхабадская эпопея», «Ашхабадское землетрясение и помощь народов СССР», «Медицинская помощь в сложной ситуации» и др.

Есть книга доктора геолого-минералогических наук, профессора, главного научного сотрудника Института физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН Андрея Алексеевича Никонова «Хроника ашхабадской катастрофы», есть исследования этнолога и демографа, доктора исторических наук Шохрата Кадырова (1954-2016), есть энциклопедический сборник «100 великих событий ХХ века»…

В интернете можно найти воспоминания Викторины Червинской (Масловец), Фаины Ходжалиевны Адыковой, Рафаэля Абрамовича Соркина, Валентины Тимофеевны Цветковой, есть повесть Михаила Гольштейна «Землетрясение», книга Виктора Крысова «Ашхабадское землетрясение» и даже роман «Землетрясение» Лазаря Карелина

В 1998 году к 50-летию Ашхабадского землетрясения Отделение геологии, геофизики, геохимии и горных наук РАН подготовило специальный выпуск Электронного научно-информационного журнала, посвященный этой дате. В нем, в частности, отечается: «Ашхабадская катастрофа 1948 года — землетрясение силой в эпицентральной области 9-10 баллов, остается крупнейшим природным феноменом на азиатской территории Российской империи и Советского Союза более чем за 200 лет. За это время бывали и более мощные землетрясения, в том числе и сопровождавшиеся крупными изменениями на земной поверхности и в прилежащих акваториях, уносившие тысячи и десятки тысяч жизней, разрушавшие множество населенных пунктов, целые города или только части. Но то, что произошло в Южной Туркмении в ночь с 5 на 6 октября 1948 г., превышает последствия всех других едва ли не вместе взятых».

Составители сборника поставили перед собой сложную задачу объединить разнообразный материал. Открывается журнал статьей Андрея Алексеевича Никонова, в которой на основе большого количества опубликованных, архивных и опросных данных последовательно восстанавливается реальная картина самого катастрофического природного события, его воздействия на людей и обстановку в городе и окрестностях; отмечается недостаточность уровня исследований события в социально-экономическом, медико-психологическом и организационном аспектах.

Продолжают тему воспоминания Павла Васильевича Федорова, проживавшего в Ашхабаде в 1942-1948 годах, и воспоминания академика Наливкина, где приводятся фактически впервые реальные факты и подробности тех трагических дней октября 1948 года.

Далее следует ряд статей сугубо специального содержания: о деятельности Академии наук СССР по изучению последствий катастрофы; об исследованиях поверхностных эффектов в зоне наибольших сотрясений; о сравнительной характеристике тектонической структуры областей Южной Туркмении и Северного Ирана; о состоянии и перспективах работ по прогнозу землетрясений; о количестве и причинах значительных человеческих жертв и массовых разрушений; об энергии и механизме очага землетрясения, а также о предвестниковых явлениях и об опыте и уроках Ашхабадской катастрофы.

Составители сборника не оставили без внимания версию о том, что Ашхабадское землетрясение связано с испытанием атомного оружия, которой, в частности, придерживался Шохрат Кадыров. Они однозначно заявили: «Имеющиеся к настоящему времени научные данные, частично представленные и в настоящем выпуске, однозначно опровергают такие ''сенсации'', оставляя их в области беспочвенных журналистских спекуляций».

Спекуляции — спекуляциями, однако мнение о том, что подобная версия имеет право на существование, не лишено смысла и поныне. Слишком много секретов хранит история Ашхабадского землетрясения.

В 2018 году к 70-летию трагедии на российском телевидении в цикле передач «Рассекреченная история» вышел документальный фильм «Ашхабадское землетрясение. 10 баллов по шкале секретности», авторы которого задаются вопросом, как случилось, что папка с фотографиями последствий этого землетрясения более 60 лет хранилась в архиве Российской Академии наук, и о ее существовании не знали даже исследователи трагедии?!

Этому есть немало причин и прежде всего — та завеса секретности, которую руководство СССР умело использовало: порой — для сокрытия своих неблаговидных и, как мы теперь понимаем, откровенно преступных деяний, порой — для утверждения силы и незыблемости советской системы, советского строя. В результате оказывалось так, что о событиях в своей собственной стране таких, например, как взрыв на химкомбинате «Маяк» 29 сентября 1957 года в закрытом городе Челябинск-40 (Кыштымская катастрофа) или расстрел мирной демонстрации 2 июня 1962 года в Новочеркасске, люди в СССР не знали, зато знали подробности покушения на президента США Джона Кеннеди 22 ноября 1963 года в Далласе.

В 1947 году выходит указ Верховного Совета СССР «Об установлении перечня сведений, составляющих государственную тайну». Засекречивается практически любая информация, которую правительство посчитает не подлежащей разглашению. Ответственность за нарушение указа — уголовная, максимальный срок — до 20 лет.

Как пишет А. Никонов: «Отсутствуют публикации с анализом реальных социальных и экономических последствий Ашхабадской трагедии, ее медицинских и психологических воздействий на массы населения. В существующих инструкциях для спасателей и служб реабилитации, в руководствах по оценке сейсмического и сопутствующего риска, по-настоящему не учтены конкретные уроки этой трагедии. Одним словом, реальный опыт катастрофы и организованной борьбы с ущербом — положительный и отрицательный — не извлечен и, соответственно, не реализуется в подготовке к возможным катастрофам будущим».

Одна из главных проблем, по которой до сих пор расходятся мнения специалистов — это реальное количество жертв Ашхабадской катастрофы. Шохрат Кадыров называл цифру 30-40 тысяч, Андрей Никонов — 70 тысяч.

В 1973 году, на 25-ю годовщину трагедии в Ашхабаде состоялась научная сессия, на которой директор республиканского архива Алексей Владимирович Головкин прорвал информационную блокаду и публично изложил результаты архивных изысканий, в том числе и о количестве жертв. Называлась новая цифра — 100 тысяч.

Вот как эту информацию прокомментировал Андрей Никонов: «Я попытался найти документ в том же самом архиве, директором которого он [Головкин] был. Мне выдали папку. Открываю я эту папку, и в ней документов нет. Может быть, они были переданы Сапармураду Ниязову Туркменбаши и остались в его архиве…»

Что же, очень может быть! Но Ниязова уже давно нет, тогда где же эти документы?! Есть над чем задуматься. И еще: почему президент Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедов (или тот графоман, имя которого также составляет «государственную тайну») упражняющий свое перо в написании каких угодно книг: о коврах, о лошадях и собаках, о лечебных травах и Великом шелковом пути — охотно принимает участие в обсуждении проекта строительства нового здания НИИ сейсмостойкого строительства, но, похоже, совсем не обременяет свою память воспоминаниями очевидцев трагедии 6 октября 1948 года? А ведь среди жертв землетрясения был его родной дед Бердымухаммед Аннаев! И почему День поминовения жертв Ашхабадского землетрясения кому-то в недобрый час пришло в голову совместить с Днем поминовения защитников Геоктепинской крепости, ранее отмечаемым в Туркменистане 12 января? Ну, все равно, если бы День воинской славы России (день Бородинского сражения) перенесли с 7 сентября на 23 февраля. Выходит, ковры, лошади, дыни и даже велосипед у нас достойны отдельных «дней», а жертвы — они и есть жертвы, ведь перед смертью все равны: и те, кто погиб в прошлом веке, и те, кто в веке нынешнем?!

Предложения о создании большого сборника или нескольких сборников, в которые могли бы войти как исследования ученых, так и свидетельства очевидцев, с полной библиографией отечественных и зарубежных источников звучали неоднократно, но по сей день, как и 10, 20, 30… и 70 лет назад они далеки от реализации. Загляните на сайты Института истории и археологии и Института сейсмологии и физики атмосферы АН Туркменистана, откройте газеты, включите телевизор. Что говорят, что пишут сегодня об Ашхабадском землетрясении? НИЧЕГО. Вот выйдет вечерний выпуск новостей, тогда, может быть, что-то и скажут, и покажут. А пока вся информация лишь о том, что в связи с тем, что День поминовения приходится на воскресенье, президент Туркменистана подписал указ, которым постановил перенести выходной день с 6 на 7 октября.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью