Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
05.07.2020  
Ретроспектива

02.06.2020
Что происходит в Туркменистане?

Борис Шихмурадов

Размышления о судьбах Родины

Поражает количество умных, образованных людей, вынужденных жить и работать в эмиграции, пока Туркменистан страдает от отсутствия профессионализма и грамотных решений в области внутренней жизни и внешней политики.

Ровно 14 лет назад, в середине мая 2006 года, когда до внезапной кончины Сапармурада Ниязова оставалось чуть больше полугода, туркменские СМИ сообщили об увольнении очередного члена правительства, которым на этот раз оказался министр текстильной промышленности Дорткули Айдогдыев. Судьба этого человека во многом типична для представителей туркменского истеблишмента периода правления Ниязова. Всего за семь лет блестяще начавшейся карьеры он превратился из молодого амбициозного чиновника — 37-летнего министра торговли и внешнеэкономических связей сначала в Чрезвычайного и полномочного посла — и ни где-нибудь, а в Германии (!), затем — в вице-премьера, министра текстильной промышленности и в конце концов — в заключенного зловещей тюрьмы Овадан-депе.

Долгое время о судьбе Дорткули ходили весьма противоречивые слухи: будто бы пришедший к власти в 2007 году также бывший вице-премьер и министр Курбанкули Бердымухаммедов выпустил своего коллегу на свободу, однако в последствии выяснилось: заключенный Айдогдыев, отбыв 9 лет в условиях изоляции от внешнего мира, скончался в тюрьме Овадан-депе в середине 2015 года. Международная правозащитная организация «Покажите их живыми!» внесла его имя в список жертв насильственных исчезновений.

Сообщения об увольнениях высокопоставленных чиновников и возбуждении против них уголовных дел — это, как говорится, лишь вершина айсберга. Увольнения в среде руководителей среднего и низового уровня тоже, к сожалению, не были редкостью в ходе кадровых перетрясок министерств, госкорпораций, комитетов, хякимликов, прокуратур, вузов и других ведомств, которыми Ниязов предпочитал заниматься единолично. Увольнения же рядовых сотрудников и подавно не поддаются подсчету: их сотни и даже тысячи! Чего стоило одно лишь, нашумевшее в свое время, сокращение штата среднего медицинского персонала, в результате которого 15 тыс. медсестер, акушерок, санитарок, сиделок в 2004 году в одночасье лишились работы!

«Последствия дестабилизирующей кадровой политики Ниязова очевидны. В правительственных кругах установилась атмосфера страха, которая мешает принятию обоснованных решений. В стране практически не осталось опытных профессионалов, — комментировала ниязовские методы управления Эрика Дейли, руководитель Туркменского проекта института «Open Society» (Открытое общество). — В других регионах люди дают огромные взятки, чтобы пробиться в высшие эшелоны власти, а в Туркменистане на это соглашаются неохотно, опасаясь более чем вероятного в скором времени увольнения, унижения, лишения имущества и заключения в тюрьму».

Приведем один весьма показательный пример: только за период 2001-2002 годов в правительстве Туркменистана были отправлены в отставку 11 вице-премьеров, из которых более половины были смещены с формулировкой «за недостатки в работе», четыре вице-премьера впоследствии были осуждены и умерли в заключении: Сеидбай Гандымов (20 лет лишения свободы), Реджеп Сапаров (20 лет), Батыр Сарджаев (12 лет) и Мухаммед Назаров (20 лет). Их места в правительстве заняли «новички»: Дорткули Айдогдыев, Реджепбай Оразов, Энебай Атаева (все трое также впоследствии были уволены и осуждены), а также Курбанкули Бердымухаммедов, Ровшан Керкавов, Курбансолтан Хандурдыева, Бердымурад Реджепов и Мухаммедназар Худайкулиев. Им повезло больше, особенно К. Бердымухаммедову. Всего же за годы правления Ниязова своих должностей в Кабинете министров были лишены 58 вице-премьеров. Что касается Бердымухаммедова, ставшего в 2007 году, после смерти Ниязова его преемником, то он уволил чуть меньше — «всего» 52 своих заместителей. Что ж, как говорится, «еще не вечер!» Поскольку схожую ситуацию в президентской кадровой политике мы наблюдаем и сегодня.

Новый президент (хотя, какой же он «новый», если правит страной уже третий срок подряд и, по всей вероятности, не собирается уходить на покой?) также увлечен кадровыми играми. Ему ничего не стоит поменять местами министров или хякимов, перебросить руководителя производства «на культуру», соединить два министерства в одно или, наоборот, одно разделить на два, дать старому ведомству новое название, потом вернуть старое, потом вообще упразднить. Да разве же дело в названиях! Как говорится, «хоть горшком назови, только в печь не ставь»! От этих многочисленных кульбитов страдают люди, они теряют ориентиры, меньше думают о работе, а больше о том, как бы не лишиться своей должности. Профессионализм, квалификация, мастерство — забытые слова в лексиконе туркменских руководителей. Выше их ценится личная преданность, угодливость и… умение кататься на велосипеде.

Сегодня мы продолжаем публикацию статей Бориса Шихмурадова, написанных им в начале 2002 года, в которых он оценивает кадровую политику Ниязова и перечисляет имена людей, чьи деловые качества, знания и опыт не были по достоинству оценены, а сами они в большинстве своем были лишены возможности с максимальной пользой трудиться на благо своей Родины. Возможно, имена некоторых, упомянутых в этих статьях людей читателю хорошо известны, о других уже много лет ничего не слышно, третьи и вообще давно забыты. Мы постараемся это исправить.

------------------------------------------------------

Что происходит в Туркменистане?

Когда ждать перемен? Что делать людям, запуганным и затравленным Туркменбаши? Как вернуть туркмен в процесс цивилизованного политического, социально-экономического и гуманитарного развития?

На эти и другие вопросы приходится сегодня отвечать представителям туркменской демократической оппозиции, вовлекаясь в серьезные дискуссии о путях дальнейшей трансформации Туркменистана и выстраивании пост-ниязовской модели государства. Что поражает, так это количество умных, цивилизованных, образованных людей, вынужденных сегодня жить и работать в эмиграции, пока Туркменистан страдает от отсутствия профессионализма и грамотных решений в области внутренней жизни и внешней политики. Туркменистан, туркменский народ страдают, но Ниязов спокоен. Не самый умный и не самый организованный из числа бывших первых секретарей ЦК союзных республик, он превзошел всех в использовании ключевого административного метода прежней системы — примитивном избавлении от возможных конкурентов, создании ореола собственной незаменимости, окружении себя политическими дегенератами и преданной серостью.

В цивилизованном мире над Туркменистаном сегодня просто смеются. Иронию и жалость вызывают большинство членов ниязовской команды с золотым профилем вождя в петлице, не умеющее ни членораздельно сформулировать мысль, ни аргументированно отстаивать позицию, ни предложить какое-то элементарное логическое решение ни на туркменском, ни русском, ни на каком-либо другом языке. Не читающие периодических изданий, книг, не имеющие доступа к профессиональной информации и возможности сопоставлять и анализировать объективные факты и реальные данные, члены ниязовского Кабинета представляют собой уникальный тип чиновников, наделенных вождем ответственностью при полном отсутствии прав. Все права закреплены только за Ниязовым. Члены его Кабинета — своеобразное стадо козлов отпущения, головы которых регулярно летят в результате очередных провалов, в то время как сам он всегда остается НАД стадом. Как только в составе ЕГО правительства каким-то образом появляется квалифицированный специалист, он тут же подвергается экзекуции со стороны лидера. Не любит Ниязов умных советников. Во-первых, потому, что плохо их понимает. Во-вторых, потому, что сразу подозревает, что народ может сравнить и прийти к выводу, что кто-то в чем-то может превзойти Великого Туркменбаши. Примеры? Пожалуйста.

Молодой образованный специалист в области телекоммуникаций, выпускник престижного вуза Ровшан Керкавов считанные недели удержался на посту вице-премьера. Ненужным и опасным на посту вице-премьера оказался и высокопрофессиональный экономист и финансист Худайберды Оразов. Даже всегда «бравший под козырек» вице-премьер Ораз Айдогдыев был опущен до функционального уровня и подвергается грубым издевательствам только за то, что Ниязов понял: он уступает своему подчинному в знаниях туркменской истории, культуры и искусства.

Туркменистан переживает жесточайший кризис в решении энергетических вопросов, в разработке новых и реабилитации старых нефтегазовых месторождений, модернизации устаревшей инфраструктуры и выведении туркменских углеводородов на внешний рынок. И что? Ниязов отказывается от услуг и обвиняет во всех мыслимых и немыслимых грехах бывших вице-премьеров, министров, нефтяников и энергетиков с международной репутацией: Назара Союнова, Хекима Ишанова, Сапармурада Нурыева, Гочмурада Насджанова, Амана Эсенова, Абдурахмана Беркелиева

И в то же время делает своим главным представителем по нефтегазовым и энергетическим вопросам второразрядного турецкого текстильщика, вызывая скрытый протест со стороны потенциальных партнеров Туркменистана. Даже в турецких энергетических кругах это решение вызвало полное непонимание и отказ профессионалов от сотрудничества. Результат налицо: Турция устала выслушивать пустые обещания о поставках туркменского газа и успешно решает свои проблемы с Россией, Ираном и Азербайджаном.

Есть в кадровой практике Ниязова еще один, заимствованный у небогатых на фантазию советских лидеров прием — назначение «неугодных» на дипломатические посты, другими словами, «почетная» ссылка. Чем опаснее «кадр», тем дальше. Это большая тема, поэтому ограничимся только некоторыми примерами. В стране испытывается острая нехватка квалифицированных юристов, а Ниязов отправляет одного из самых опытных из них — Курбана Касымова — послом в Китай. Уже давно подозревая его в тайных президентских амбициях, Ниязов плавно спускал его с постов вице-премьера, генерального прокурора, министра внутренних дел, министра обороны и министра юстиции.

Уже почти десять лет занимает пост советника в посольстве Туркменистана в Турции Аннакули Нурмамедов, блестящий стилист туркменского языка, писатель, журналист, сценарист. Он был одним из первых, по отношению к кому Ниязов применил вариант «почетной ссылки». И это в условиях, когда национальная культура, журналистика страдают от аматёрства, пошлости и косноязычия. Конечно здорово, что сегодня туркменская служба Радио «Азатлык» так профессионально работает, умело и качественно формирует информационные, аналитические и литературные программы. Но ведь работают там те, кто мог бы сделать из туркменских газет, радио, телевидения действенную национальную школу СМИ: Мухаммед Зарип Назар, Ёвшан Аннакурбанов, Розыназар Худайбердыев, Ораз Иклымов, Худайберды Халлыев, Акмухаммед Гургенли, Ата Чары, Айна Халлыева, Нияз Наз и другие. Меня одолевали одновременно и щемящие чувства, и гордость, когда я слушал передачи радио «Азатлык» о ситуации в Афганистане, о проблемах региональной безопасности в контексте афганской нормализации, настолько это было оперативно и профессионально. Не говоря уже об освещении событий внутри Туркменистана. Неужели Ниязов не понимает, что радио «Азатлык» сегодня является единственным источником достоверной и просто интересной информации на туркменском языке для граждан Туркменистана? Все он понимает, но удовольствие, которое он получает от славословий в свой адрес, которые тотально и пошло обрушивают на аудиторию ниязовские средства массовой информации, берет верх над здравым смыслом. Поэтому телевидение в Туркменистане — это не телевидение, а домашнее видео Туркменбаши. А газеты — это пропагандистские листовки о состоянии его политического здоровья и божественного предназначения. Не случайно один из сотрудников ашхабадского Дома печати сказал, что его верее было бы называть «Дурдомом», так как человеку с нормальной психикой работать там очень трудно.

Даже при катастрофическом положении в экономике, финансах, хозяйстве, здравоохранении, обороне страны в ниязовском истеблишменте нет места для «вечных послов»: генерал-лейтенанта, прошедшего профессиональную военную школу Ильи Вельджанова, Амана Байрамова, Ашира Атаева, Ниязклыча Нурклычева, Нурмухаммеда Ханамова, Аксолтан Атаевой, Чары Ниязова… Не нужны и настоящие ученые с мировым именем, организаторы науки и высшей школы: Агаджан Бабаев, Мурад Аннанепесов, Пиримгулы Тангрыкулиев, Батыр Овезов. Так же невостребованными оказались зарекомендовавшие себя способными и опытными международниками: Батыр Бердыев, Ёлбарс Кепбанов, Язгельды Гундогдыев, Векиль Дурдыев, Мурад Чарыев, Чары Кулиев, Недирмамед Аловов и другие. Иначе как государственным преступлением, совершенным Ниязовым, нельзя назвать отлучение от Родины Авды Кулиева, Ширали Нурмурадова, Мурада Эсенова, Ашира Ёллыева, Халмурада Союнова, Шохрата Кадырова и десятков, сотен других людей.

Почему не имеют возможности поднимать спорт в стране Заслуженный тренер СССР, выдающийся гимнаст Аман Шаниязов, Заслуженные мастера спорта СССР Марат Ниязов и Курбан Бердыев?

Убивает Ниязов людей не только морально. Есть факты, по которым режим Ниязова и он лично несет ответственность за убийство ни в чем не повинных известных в республике людей. В качестве примера можно привести попытку скрыть от общественности реальные обстоятельства убийства выдающегося туркменского спортсмена, многократного чемпиона Туркмении и члена сборной СССР по настольному теннису Ильмурада Мурадова, к чему имеют прямое отношение спецслужбы Туркменистана. Они же виновны в гибели Хошали Гараева и исполняют преступный приказ содержать в тюрьме по сфабрикованному обвинению Мухаммеда Аймурадова. Умирают в безвестности десятки наших соотечественников, оставивших яркий след в судьбе туркменского народа. Недавно ушел из жизни затравленный Ниязовым талантливый ученый и педагог Марат Дурдыев. А как больно воспринимать показное пренебрежение Ниязова к истории страны и бессовестное сокрытие от общественности ухода из жизни бывших руководителей республики, как это было после кончины многолетнего руководителя Туркменистана Мухаммедназара Гапурова!

Я далек от мысли всех оценивать одинаково, тем более выражать свои симпатии и антипатии. Но все названные и сотни неназванных возрастных и молодых туркмен, несогласных с Ниязовым, являются патриотами. Для них, для нас «Туркменистан», «Родина», «народ», «туркменская земля» — понятия святые. Быть в оппозиции власти Ниязова совсем не означает быть в оппозиции своей стране и народу, как это пытается навязывать самопровозглашенный монарх Туркменистана. Тем более теперь, когда он исчерпал свой психоаналитический ресурс одурманивая людей, когда чувствует, что его слово полностью утратило способность вызывать доверие даже у наивных.

Для наглядности в применении Ниязовым традиционных и нетрадиционных методов работы с кадрами приведем и его опыт в лишении месячных окладов государственных чиновников. Буквально вчера он, по запросу правоохранительных структур, лишил трехмесячной (!) зарплаты главу корпорации «Туркменнефтегаз» Ильяса Чарыева. Прямо по Петру I получается: «Егерям и таможенным чиновникам жалованья не выдавать, ибо должности эти есть воровские». А каково самим пострадавшим чиновникам? Ведь они не в исправительно-трудовом лагере, а на госслужбе!

Вчера пресс-служба президента Туркменистана распространила информацию о том, что Ниязов прошел очередное плановое медицинское обследование и что все «жизненно важные органы президента функционируют нормально». Интересно, входит ли в это понятие голова?

Примечания:

Ровшан Керкавов — 1997-2001 — министр связи, январь-июль 2001 — вице-премьер (по совместительству). 9 сентября 2001 г. уволен со всех должностей за недостатки, допущенные в работе. Дальнейшая судьба неизвестна.

Ораз Айдогдыев — 1992-2001 — вице-премьер, 1996-ноябрь 2003 — министр культуры (по совместительству). Уволен за недостатки в работе.

Сапармурад Нурыев — 1995-март 2000 — министр энергетики и промышленности, 1997-январь 2000 — вице-премьер (по совместительству). 3 марта 2000 г. освобожден от должности, обвинен в присвоении госимущества, обязывался вернуть долг в течение 2 недель в обмен на обещание не возбуждать уголовного дела. Дальнейшая судьба неизвестна.

Абдурахман Беркелиев — замминистра энергетики и промышленности. В сентябре 2000 г. был обвинен в злоупотреблении служебными полномочиями в корыстных целях, приговорен к 11 годам проживания в Огузханском этрапе (районе) Марыйского велаята. В 2003 году приговор был изменен на лишение свободы. Дальнейшая судьба неизвестна.

Курбанмухаммед Касымов — январь-апрель 1993 — вице-премьер, 1993-1998 — министр внутренних дел, 1998-1999 — министр обороны, 1999-2001 — министр юстиции, октябрь 2001-2008 — Чрезвычайный и полномочный посол Туркменистана (далее ЧПП) в Китае, март-май 2009 — ЧПП в Казахстане. Уволен по состоянию здоровья.

Аннакули Нурмамедов — писатель, журналист, сценарист. Советник-посланник посольства Туркменистана в Турции (1993-2003), совмещал работу в посольстве с литературной деятельностью. В конце 2003 года принял решение не возвращаться в Туркменистан.

Аман Шаниязов — заслуженный тренер СССР, кандидат педагогических наук, профессор. 1970-80-е годы — главный тренер женской сборной СССР по спортивной гимнастике, 1980-е годы — председатель Спорткомитета Туркменской ССР, первый президент Олимпийского комитета ТССР, ректор Туркменского государственного института физкультуры. Скончался в июне 2007 года в Ашхабаде.

Марат Ниязов — Заслуженный мастер спорта СССР, серебряный призёр Олимпийских игр 1960 года, многократный чемпион мира, Европы и СССР по стрельбе. Один из сильнейших стрелков своего времени. Скончался в апреле 2009 года в Ашхабаде.

Курбан Бердыев — мастер спорта СССР, завершил спортивную карьеру в 1985 г. С 1986 г. на тренерской работе в Казахстане (1986-1996), Туркменистане (1998-2000), Российской Федерации (2000-июнь 2019). 5 июня 2019 г. покинул пост главного тренера «Рубина» (Казань, Республика Татарстан) до истечения контракта с клубом.

Розыназар Худайбердыев — 1995-2012 — сотрудник радио «Азатлык» (Туркменская служба Радио Свободная Европа/Радио Свобода), ведущий программ «Один туркмен — одна судьба», «Парахат». Умер 2 марта 2016 года в Праге.

Оразмухаммед Иклымов — в начале 2000-х годов работал в качестве внештатного корреспондента Радио «Азатлык». Последние годы жизни вынужденно провел в эмиграции. Умер 14 ноября 2019 года.

Худайберды Халлыев — известный туркменский писатель, журналист, в 90-х годах работал на радио «Азатлык». В настоящее время проживает в одной из европейских стран, сотрудничает с независимыми СМИ. Его книги издаются на туркменском, а также на русском, английском, чешском языках. Ранние произведения Х. Халлыева в Туркменистане запрещены, его книги изъяты из библиотек.

Хошали Гараев — политический заключенный, осужден за оппозиционную деятельность в 1994 году, приговорен к 15 годам лишения свободы. Умер в тюрьме при невыясненных обстоятельствах в 1999 году.

Мухаммед Аймурадов — политический заключенный. Осужден одновременно с Х. Гараевым. Приговорен к 15 годам лишения свободы. Освобожден из заключения в 2009 году. Умер в ноябре 2014 года.

Мухаммедназар Гапуров (1922-1999) — советский партийный деятель, участник ВОВ, председатель Совета министров ТССР (1963-1969), 1-й секретарь ЦК КП ТССР (1969—1985), депутат ВС СССР (1962-1989) кандидат в члены ЦК КПСС (1966-1971), член ЦК КПСС (1971-1986). С декабря 1985 года — персональный пенсионер союзного значения. Умер 13 июля 1999 г. Похоронен в Ашхабаде.

Илья Вельджанов, генерал-лейтенант ВС СССР. На дипломатической службе с 1995 г., ЧПП в Белоруссии, постоянный полномочный представитель Туркменистана при уставных и других органах СНГ. Отправлен в отставку президентом К. Бердымухаммедовым в сентябре 2007 года. В Туркменистан не вернулся.

Амангельды Байрамов — 1992-1993 — замминистра экономики и финансов. На дипломатической службе с 1993 года. ЧПП в Иране (1993-1999), затем в Украине (1999-2005). 31 октября 2005 года отправлен в отставку без указания причин.

Ашир Атаев — (1990-1994) — министр товаров народного потребления. На дипломатической службе с 1994 года. ЧПП в Индии и Бангладеш. После несанкционарованного возвращения в Туркменистан в связи с болезнью был освобожден от занимаемой должности и помещен под домашний арест. Скончался 30 апреля 2004 г. В 2016 году в ознаменование 25-летнего юбилея независимости Туркменистана посмертно награжден медалью «За любовь к Отечеству».

Ниязклыч Нурклычев — 1992 — вице-премьер, на дипломатической службе с 1992 г. ЧПП в Российской Федерации (1992-1996), затем в Бельгии, глава миссии Туркменистана в Еврокомиссии (1996-2004). 29 ноября 2004 г. освобожден от должности, лишен дипломатического ранга, а также всех государственных наград «за серьезные недостатки, допущенные в работе». Выслан в Геоктепинский этрап Ахалского велаята под надзор полиции.

Нурмухаммед Ханамов — 1990-1994 — председатель Госкомитета Туркменистана по материально-техническому снабжению. На дипломатической службе с августа 1994 г. ЧПП в Турции и Израиле. 4 февраля 2002 г. подал в отставку и заявил о переходе в оппозицию. Обвинен в причастности к попытке покушения на С. Ниязова, заочно приговорен к пожизненному заключению. Председатель Республиканской партии Туркменистана (в изгнании).

Аксолтан Атаева — 1990-1992 — министр здравоохранения ТССР, 1992 —1994 — министр здравоохранения Туркменистана. На дипломатической службе с января 1995 г. Постоянный представитель Туркменистана при ООН, ЧПП на Кубе (с 2008 г.), в Бразилии (с 2011 г.), в Венесуэле (с 2013 г.). Герой Туркменистана (2019 г.).

Чары Ниязов — 1991-1994 — сотрудник Посольства СССР/Посольства России во Франции. 1994-1996 — поверенный в делах Туркменистана во Франции. 1996-2004 — ЧПП Туркменистана во Форанции, январь-сентябрь 2004 — первый замминистра иностранных дел, 2004-2007 — ЧПП в Индии, 2007-2018 — ЧПП во Франции, постоянный представитель Туркменистана при ЮНЕСКО (по совместительству). 20 декабря 2018 года уволен со всех должностей в связи с переходом на другую работу. Дальнейшая судьба неизвестна.

Агаджан Бабаев (род. 1929 г.) — крупнейший туркменский учёный в области изучения и освоения пустынь, доктор географических наук, профессор, академик АН Туркменской ССР, член-корреспондент АН СССР. 1975-1986 и 1989-1993 — президент АН ТССР/АН Туркменистана. В 2009 г. вошел в Совет старейшин.

Мурад Аннанепесов (род.1932 г.) — выдающийся туркменский историк, доктор исторических наук, академик, вице-президент АН ТССР. Автор литературно-исторических исследований творчества Махтумкули Фраги, истории русско-туркменских отношений в XVIII-XIX вв., а также этнографических исследований. Скончался 19 сентября 2013 г.

Пиримгулы Тангрыкулиев — 1989-1993 — депутат Меджлиса, председатель комитета по здравоохранению и экологии, академик АН Туркменистана, доктор медицинских наук, Заслуженный деятель науки и техники Туркменистана, врач-стоматолог, автор более 125 научных работ. В 1993 г. открыто выступил против продления президентских полномочий С. Ниязова. Арестован в июне 1999 г., осужден, приговорен к 8 годам лишения свободы. Освобожден в 2001 году под давлением международных правозащитных организаций. В 2003 г. получил политическое убежище в одной из скандинавских стран.

Батыр Овезов (род. в 1939 г.) — доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники Туркменистана, академик, член-корреспондент АН Туркменистана, депутат ВС ТССР (1990-1992), в 1994 — вице-премьер по науке, образованию и медицине. После добровольной отставки назначен директором Института математики и компьютерных технологий АН и завкафедрой компьютерных технологий и систем Туркменского политехнического института. В 2001 г. эмигировал в РФ, скончался 16 июня 2007 г. в Москве.

Батыр Бердыев — 1992-1994 — замминистра иностранных дел, 1995-2000 — ЧПП в Австрии, Словакии и Чехии, представитель Туркменистана в ОБСЕ. 2000-2001 — министр иностранных дел Туркменистана. Освобожден от должности 7 июля 2001 г. «за недостатки в работе». Арестован 7 декабря 2002 г., обвинен в причастности к попытке покушения на С. Ниязова 25 ноября 2002, приговорен к 25 годам лишения свободы, отбывал наказание в тюрьме Овадан-депе. Внесен в список жертв насильственных исчезновений.

Ёлбарс Кепбанов  — юрист, кандидат юридических наук, 1994-1996 — начальник международно-правового отдела МИД Туркменистана, 1996-2001 — замминистра, руководитель специальной рабочей группы по правовому статусу Каспийского моря. 2000-2001 — директор Национального института демократии и прав человека при президенте Туркменистана (по совместительству). Освобожден от должностей в июле 2001 года «за недостатки в работе». Эмигрировал.

Векиль Дурдыев — полковник, бывший сотрудник органов госбезопасности ТССР/ Туркменистана в отставке, генеральный консул Туркменистана в Мешхеде (Иран), январь-август 2000 — председатель Госкомитета по туризму и спорту. Освобожден от должности 31 августа 2000 г. Арестован 9 декабря 2002 г., обвинен в причастности к попытке покушения на С. Ниязова 25 ноября 2002 г., приговорен к 25 годам лишения свободы, отбывал наказание в тюрьме Овадан-депе. Скончался в заключении в августе 2016 г. Внесен в список жертв насильственных исчезновений.

Мурад Чарыев — С 19?? — замминистра иностранных дел, 1996-1999 — ЧПП в Великобритании. 1999-2001 — ЧПП в Азербайджане. Дальнейшая судьба неизвестна.

Чары Кулиев — 1994-1995 — министр внешнеэкономических связей, 1995-1997 — министр здравоохранения и медицинской промышленности, 1997-2000 — ЧПП в Германии, 2000-2001 — хяким Марыйского велаята. 2 октября 2001 г. снят с должности за серьезные недостатки в работе. Дальнейшая судьба неизвестна.

Недирмамед Аловов — 1992-1994 — министр социального обеспечения Туркменистана. На дипломатической службе с 1995 г. 1995-1999 — ЧПП в Украине, 1999-2000 — ЧПП в Таджикистане. В 2011 году награждён медалью «20 лет независимости Туркменистана» в числе ветеранов дипломатической службы.

Авды Кулиев (род. в 1936 г.) — кандидат филологических наук, 1971-1990 — работал в системе МИД СССР: советник посольств в Северном и Южном Йемене и Кувейте, временный поверенный в делах СССР в Омане и Катаре. 1990-1991 — министр иностранных дел и внешнеэкономических связей ТССР. 1991-1992 — министр иностранных дел ТССР/Туркменистана, 1990-1992 — член Президентского совета ТССР/Туркменистана. 4 августа 1992 г. уволен «в связи с переходом на другую работу». Переехал в Россию. Регулярно выступал в прессе с критикой режима Ниязова, организовал и возглавил Фонд «Туркменистан», пережил покушение, после чего получил политическое убежище в Норвегии, где продолжил публицистическую деятельность. Скончался в Осло 10 апреля 2007 года после тяжелой болезни.

Ширали Нурмурадов — известный туркменский поэт-эмигрант, член шведского ПЕН-клуба, лауреат международных премий, автор сборников стихов на туркменском и русском языках. Скончался 11 октября 2016 года.

Халмурад Союнов — общественно-политический деятель, глава Совета воинов-интернационалистов Туркменистана, бывший депутат ВС ТССР. В 1994 году был арестован по обвинению в подготовке госпереворота и покушения на С. Ниязова. В 1995 году, под давлением международных организаций был отпущен и эмигрировал в Швецию. Продолжает выступать в независимых СМИ и заниматься общественно-политической деятельностью.

Шохрат Кадыров — советский, туркменский и норвежский ученый, публицист, диссидент. Доктор исторических наук, профессор. В 1993 г. покинул Туркменистан в связи с преследованием за политические убеждения и выступления в СМИ против тоталитарной идеологии и лженаучных кампаний в демографической политике Туркменистана. В 1996 году получил политическое убежище в Норвегии.

1993-2009 — эксперт радиостанции «Свобода», Министерства по делам национальностей России, Института внешней политики МИД Норвегии, Норвежского Хельсинкского комитета, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН. С 2012 года — главный редактор академического журнала «Центральная Евразия» Института востоковедения РАН. Скончался 5 декабря 2016 года.

Ильяс Чарыев — июнь-ноябрь 2000 — председатель Государственной товарно-сырьевой биржи Туркменистана. 2000-2005 — государственный министр, председатель Государственной торговой корпорации «Туркменнефтегаз». 23 июня 2005 года уволен за серьезные недостатки в работе. Арестован. Обвинен в коррупции, растрате бюджетных средств и хищении государственного имущества в особо крупных размерах. В сентябре 2005 года приговорен к 25 годам лишения свободы. Дальнейшая судьба неизвестна.

Источники: Международная кампания «Покажите их живыми!», Википедия, TurkmenWiki, «Гундогар»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью