Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
19.12.2018  
Ретроспектива

25.11.2018
25 «санджар»: следствие, аресты, пытки

Гундогар

16 лет трагическим событиям в Ашхабаде

Исполнительный директор Международной Хельсинкской федерации по правам человека Аарон Роудс: «Режим Ниязова в чем-то даже более жесткий, чем сталинский».

В рубрике «Ретроспектива» собраны материалы, выходившие в разные годы. Читателю предоставится возможность вспомнить, а кому-то, может быть, и узнать впервые, что происходило в стране и вокруг нее 5, 10, 15 лет назад, узнать больше о людях, которые трудились и жертвовали собой ради будущего, и задуматься над тем, с чего начиналась история независимого постсоветского Туркменистана, как она развивалась, и хорошо ли мы усвоили уроки этой истории.

Сегодня мы вновь стоим на пороге годовщины трагических событий, во многом повлиявших на всю последующую историю независимого Туркменистана. Тогда, 25 ноября 2002 года, мировые СМИ буквально взорвались экстренными сообщениями: в небольшой центральноазиатской стране, известной огромными запасами газа, восхитительными коврами и быстроходными скакунами, совершено покушение на президента! «В Туркменистане совершено покушение на жизнь президента Сапармурада Ниязова. Он не пострадал. По данным источника, близкого к правительственным кругам, кортеж президента, направлявшегося утром на работу, был обстрелян из автомата в центре столицы из выехавшего на перекресток грузового автомобиля КамАЗ. Этому инциденту было посвящено срочное заседание Кабинета министров, на котором Сапармурад Ниязов назвал организаторов покушения…» Далее следовало несколько фамилий: Шихмурадов, Иклымов, Оразов, Ханамов. Это позднее, когда дело «о покушении» стало обрастать подробностями, когда начались массовые аресты якобы участников антиниязовского заговора, «пальба» из автомата превратилась в «попытку государственного переворота и свержения конституционного строя». Были названы «зарубежные покровители», найдены и арестованы «наемные террористы», нашлись и «очевидцы» того, чего на самом деле не было, и «возмущенные сограждане», единодушно требовавшие возвращения (совсем ненадолго!) смертной казни.

Весь этот бред, сочиняемый под руководством самого «покровителя всех туркмен, духовного отца нации, Великого Сапармурада Туркменбаши», которого Всевышний на этот раз спас от пуль «грязных наемников», чтобы потом, через четыре года, почему-то все же отправить в мир иной, имел целью прекратить распространение «вредных» идей, не допустить «несанкционированных» народных выступлений, вырвать с корнем оппозиционные настроения и объявить «изменниками Родины» и «мерзавцами», покусившимися на самое святое — счастливую мирную жизнь, покой и благоденствие туркменского народа тех, кто считал, что принятие Ниязовым статуса «пожизненного президента» есть грубейшее нарушение Конституции, а его бессрочная и единоличная власть нелегитимна.

Все эти нелегкие 16 лет мы продолжаем пристально следить за событиями в Туркменистане, тщательно собирая сведения о тех процессах, которые происходят как во властных структурах, так и в гражданском обществе. Мы с большим вниманием относимся к публикациям по туркменской тематике, к сожалению, нередко страдающим от отсутствия достаточного количества свежей информации, к выступлениям зарубежных политиков, экспертов, правозащитников, письмам читателей. Мы рады были бы сообщить вам о реальных сдвигах в политической системе Туркменистана, об экономических достижениях, о реальном осуществлении верховенства закона и уважении прав человека.

Мы рады были бы сообщить, что Организация Объединенных Наций вернулась к вопросу о ситуации с правами человека в Туркменистане и потребовала отчета о выполнении трех (!) резолюций Генеральной ассамблеи по данному вопросу, что ОБСЕ вспомнила, что еще не завершена процедура «Московского механизма», начатая в 2003 году, которую неплохо было бы возобновить, что, наконец, власти признали факты насильственных исчезновений и предоставили информацию о заключенных, которых на сегодняшний день, по данным правозащитной кампании «Покажите их живыми!», насчитывается, по меньшей мере, 121 человек.

Мы были бы рады… Но, к сожалению, пока оснований для этого нет.

Сегодня мы предлагаем нашим читателям вернуться на 16 лет назад и вспомнить, как это было, вспомнить тех людей, имена которых туркменские власти запрещают даже упоминать, и вслед за правозащитниками повторим «Покажите их живыми!»

------------------------------------------------------------

Ашхабадская трагедия. Следствие, аресты, пытки.

Опубликовано 19-20 ноября 2012 года.

Начиная с 25 ноября, весь последующий период времени в Туркменистане, в первую очередь, в Ашхабаде проходили повальные аресты. Сотрудники правоохранительных органов хватали всех, кто когда-либо вызывал недовольство Ниязова, кто находился в родственных или дружеских связях с «главными организаторами покушения». Людей забирали «оптом», целыми семьями, не взирая на возраст. В одной только семье Сапармурада Иклымова были взяты под стражу более ста человек.

Как рассказал Леонид Комаровский в интервью газете «Известия» после освобождения из туркменских застенков, уже вечером 25 ноября был арестован его друг бизнесмен Гуванч Джумаев, владелец фирмы «Гайрат», имевший двойное российско-туркменское гражданство, и трое его родственников: отец, брат и сын. За находившимся в это время в доме Джумаева Комаровским пришли чуть позже, в ночь на 27 ноября.

28 ноября стало известно об аресте в Ашхабаде Язгельды Гундогдыева, бывшего хякима (главы администрации) Ташаузской области, до июля 1997 года занимавшего должность заведующего отделом международных отношений и государственного протокола Аппарата президента Туркменистана, в прошлом — депутата Верховного Совета СССР, первого секретарь ЦК комсомола Туркмении (1985-1989 гг.).

30 ноября начальник отдела международной информации Аппарата президента Сердар Дурдыев публикует в газете «Нейтральный Туркменистан» статью под заголовком «Заговор обреченных», в которой чернит своих бывших коллег по работе в туркменском МИДе:

«Они [Шихмурадов и Ханамов] стреляли в народ, в туркменскую историю, в наши национальные идеалы, в нашу мечту о независимом, гордом, сильном и сплоченном государстве. Их сейчас называют предателями Родины. Не согласен. Нет у них Родины, нет и не будет. Их родина — уголовная ''малина'', их религия — деньги, их мораль — урвать побольше, а если не удается — залить кровью все вокруг», — негодует вдохновленный идеями Туркменбаши бывший мидовец. (Старания Дурдыева не остались незамеченными: уже в январе 2003 года он получает новое назначение и едет советником посольства Туркменистана в Ереван, затем, в 2006 году переезжает в Нью-Йорк).

Государственное информационное агентство Туркменистана (ТДХ) сообщает, что 30 ноября состоялся телефонный разговор между президентом Туркменистана Сапармурадом Туркменбаши и президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. Президент РФ выразил Туркменбаши сочувствие и поддержку в связи с недавним покушением и в ответ на просьбу Ниязова передать туркменской стороне Шихмурадова, Оразова и Ханамова, укрывающихся, по его сведениям, на территории России, «так как в ходе следствия установлена неопровержимая причастность этих лиц к недавнему террористическому акту», сообщил, что уже «дал поручение Генеральному прокурору РФ Дмитрию Устинову предпринять усилия по розыску, задержанию и депортации в Туркменистан преступников, причастных к покушению». (Завидная оперативность!)

В свою очередь, Ниязов пообещал, что «граждане России, задержанные в Туркменистане в связи с произошедшим террористическим актом, будут выданы российским правоохранительным органам».

Ниязов неоднократно высказывал мысль о том, что главные организаторы «покушения» находятся в России. Его воспаленный ненавистью рассудок даже нарисовал такую картину: пользуясь поддержкой неназванных высокопоставленных российских политиков, «злоумышленники» живут в съемных аппартаментах, употребляя без меры алкоголь и наркотики. Иногда их приводят в чувства и везут на интервью, в которых они поливают грязью Туркменбаши и туркменский народ, а затем снова возвращают на прежднее место, где те «отлеживаются в норах и курят героин». В своих фантазиях он дошел даже до того, что сообщил согражданам, будто бы Россия уже готовила самолеты со спецназом для дессантирования в Туркменистане с целью порабощения туркменского народа. Поводом для этого, по мнению Ниязова, служило стремление России, как максимум, захватить газовые месторождения Туркменистана, а как минимум, добиться снижения в два раза цены на экспортируемый в Россию газ. «Издревле наши богатства привлекают интерес больших стран», — сказал Ниязов и, завершая тему о роли России, многозначительно подчеркнул: «Я вам еще не все рассказываю…»

Как сообщало РИА «Новости», с заявлением о том, что «в России есть политические деятели, которые покровительствовали организаторам покушения», при этом подчеркнув, что это заявление носит «официальный» характер, выступил все тот же Сердар Дурдыев.

Провокационное заявление Дурдыева вызвало немедленную реакцию в России. Спикер Совета Федерации Сергей Миронов дипломатично назвал его «абсурдным». Председатель комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов заявил, что «Россия не является страной-изгоем, продуцирующим международный терроризм, и поэтому вменять ей организацию терактов просто безрассудно». Председатель комитета Совета Федерации по вопросам безопасности и обороны Виктор Озеров выразил надежду, что «только следствие может установить и вправе официально заявить о том, кто причастен к покушению на президента Туркменистана». Вместе с тем он подчеркнул, что его «настораживает» тот факт, что туркменская сторона сочла возможным официально сделать подобное заявление. «Вряд ли это можно было сделать без согласия самого Ниязова», — заявил Озеров.

Зампред Государственной Думы Владимир Лукин, ныне Уполномоченный по правам человека РФ в программе РТР «Зеркало» выразился еще более радикально: «Я предвижу, что если «великий вождь», как Ниязов сам себя называет, не лишен разума, то он предпочтет не связываться с нашей страной. Потому что русский медведь, как известно, просыпается медленно, но потом начинает рычать. И, конечно, если он приобщит еще и российских граждан к этому грязному и дешевому средневековому спектаклю, который сейчас разыгрывается в Туркмении, то это всколыхнет очень многих».

Пожалуй, единственным российским политиком, который напрямую высказался за депортацию «организаторов покушения», был Алексей Митрофанов, в то время депутат Государственной Думы, член Высшего совета и парламентской фракции ЛДПР (1993—2007), позднее поменявший «окраску» и вступивший в партию «Справедливая Россия», откуда был исключен в мае 2012 год за то, что поддержал кандидатуру «единоросса» Дмитрия Медведева на пост главы правительства РФ.

2 декабря на заседании Кабинета министров было заслушано сообщение Генерального прокурора Туркменистана Курбанбиби Атаджановой, министров национальной безопасности и внутренних дел Батыра Бусакова и Аннадурды Какабаева, а также начальника Государственной пограничной службы Туркменистана Агагельды Мамедгельдыева о ходе расследования «террористического акта». Как следовало из этих сообщений, полностью восстановлена картина преступления, все его участники задержаны, продолжается процедура уточнения личности каждого, поскольку большинство из них — граждане иностранных государств. Задержанных уже называют преступниками, хотя следствие еще не завершено.

Газета «Нейтральный Туркменистан»:

«Уже на стадии предварительного следствия полностью подтвердилось предположение о том, что авторство бандитской вылазки целиком и полностью принадлежит скрывающимся за границей от справедливого наказания за совершенные на Родине тяжкие преступления Б. Шихмурадову, С. Иклымову, Х. Оразову, Н. Ханамову. Первый из них — не только идейный вдохновитель тер¬акта, но и главный его организатор. Именно Шихмурадов финансировал исполнение написанного им же сценария. Его правой рукой в Ашхабаде был Г. Джумаев. Он же — координатор действий наемников и непосредственный участник налета».

4 декабря, руководствуясь распоряжением Ниязова о предании гласности результатов расследования, «Нейтральный Туркменистан» под заголовком «Организаторы теракта полностью изобличены, исполнители — задержаны» публикует полную версию Генерального прокурора о событиях 25 ноября. Если в первые дни после «покушения» его главным организатором назывался Сапармурад Иклымов, то затем главной фигурой обвинения становится Борис Шихмурадов. Генеральный прокурор рисует картину преступной деятельности Шихмурадова на посту вице-премьера, спекулировавшего автоматами АКС-74 и истребителями СУ-17, и его роли в создании на территории России (!) «преступной группировки». Со слов Генпрокурора, там же, в России, закупалось оружие, которое затем было переправлено в Туркменистан «в тайниках транзитных грузовых фур». «Наемники» — турки, чеченцы, армяне и туркмены, по версии Атаджановой, также прибыли из России.

Далее следовало краткое изложение событий 25 ноября, кто где находился и кто на чем и куда ехал:

«25 Санджар в 7 часов 10 минут утра Президент Сапармурат Туркменбаши следовал на автомобиле по Туркменбаши шаелы в свой Дворец. После того, как глава государства проехал улицу Яшлык, Г. Джумаев на ''КамАЗе'' выехал на Туркменбаши шаелы и перегородил движение автомобилям дорожного надзора ''Пежо'', ВАЗ-2110, УАЗ-6, затем, выскочив из автомобиля, открыл из автомата огонь по остановившимся машинам. В это же время из стоявших между домами двух ''Газелей'' и стоявшего на другой стороне улицы ''БМВ'' выскочили вооруженные люди в камуфляже с черными масками на лицах. Решив, что в одной из остановившихся машин находится Президент (!), бандиты открыли по ним огонь, создав опасную для жизни людей обстановку. Однако преступники, как известно, не смогли довести до конца свое черное дело и бежали с места преступления. Во время перестрелки преступники ранили друг друга (!), были также ранены 4 воина дорожного надзора М. Халмурадов, Г. Акылыев, А. Ачилов, Т. Бяшимов. В настоящее время тяжелораненому М. Халмурадову сделана операция. Она прошла успешно, и его жизнь вне опасности. Остальные трое получили легкие ранения и уже выписаны из госпиталя».

В заключении Генпрокурор сообщила: по данному событию возбуждено уголовное дело, задержаны «23 опасных преступника»: четверо Джумаевых, двое Иклымовых, остальные — наемники, в число которых попал и американский гражданин Леонид Комаровский. Все они дали признательные показания, в которых «все как один» подтвердили, что главным организатором теракта является Шихмурадов. Таким образом, заключила Атаджанова, «следствие располагает неопровержимыми данными о том, что Б. Шихмурадов для совершения тяжких и особо тяжких преступлений создал в России специальное преступное сообщество и руководил им».

Чтобы сделать официальную версию более доходчивой и интересной для обывателя, в том же номере «Нейтрального Туркменистана» была опубликована статья Бекдурды Амансарыева, ныне председателя ТДХ, «Воры в загоне», в которой автор, используя весь арсенал нелестных эпитетов, повествует о нравственном падении Б. Шихмурадова, Н. Ханамова и Х. Оразова

7 декабря был арестован брат Бориса Шихмурадова Константин Шихмурадов, в розыске находился также его племянник, майор ВС Туркменистана Бегенч Бекназаров. Долгие часы допросов и издевательств выпали на долю других родственников и даже их 85-летней больной матери. Десятки других семей также стали жертвами ниязовского беспредела, направленного на физическое уничтожение всех, кого он олицетворяет с опасностью, угрожающей его абсолютной диктаторской власти. Не имея ни сил, ни ума вести диалог со своими политическими оппонентами на цивилизованном уровне, диктатор решил прибегнуть к практике шантажа, издевательствами над близкими добиваясь покорности от своих противников.

Различные источники подтверждали информацию о том, что 7 декабря также был арестован бывший министр иностранных дел Туркменистана, бывший посол Туркменистана в Австрии и глава миссии Туркменистана в ОБСЕ Батыр Бердыев. Он был помещен в СИЗО министерства национальной безопасности (МНБ), где подвергался пыткам. Со слов его сестры Дженнет Иклымовой, которая также была задержана и находилась под арестом около двух суток, ее брата, прикованного наручниками к двери, трое сотрудников МНБ демонстративно и жестоко избивали прямо на ее глазах.

По сообщению правозащитного центра (ПЦ) «Мемориал», 9 декабря в Ашхабаде по подозрению в связях с «заговорщиками» был арестован бывший сотрудник туркменской разведки, бывший генеральный консул Туркменистана в Мешхеде (Иран) полковник Векиль Дурдыев, вышедший на пенсию в 2001 г. Сообщалось, что после ареста Дурдыев был помещен в одиночную камеру СИЗО МНБ.

13 декабря российское информационное агентство «Интерфакс» передало сообщение о том, что Генеральная прокуратура Туркменистана обвинила бывшего спикера Меджлиса (парламента), в то время уже рядового депутата Тагандурды Халлыева в соучастии в организации покушения на президента Ниязова. Как сообщил «Интерфакс», «в ближайшие дни Халлыев может быть лишен депутатской неприкосновенности и отозван из Меджлиса».

16 декабря ПЦ «Мемориал» со ссылкой на сведения, полученные от координатора действующей за границей Хельсинкской группы Туркменистана Анатолия Фомина, сообщил, что «на прошедшей неделе в Ашхабаде были арестованы бывший председатель КНБ Туркменистана 60-летний Сапармурад Сеидов и бывший начальник Государственной пограничной службы 60-летний Акмурад Кабулов».

Виталий Пономарев, руководитель ПЦ «Мемориал»:

«От граждан Туркменистана, прилетевших в Москву 5 декабря 2002 г., стало известно, что многие задержанные или арестованные в Ашхабаде по делу о покушении на президента Ниязова подвергаются избиениям. Официальные лица отказываются сообщить родственникам о местонахождении всех арестованных и задержанных по делу о покушении на Ниязова».

По данным радиостанции «Немецкая волна», почти все задержанные по делу о покушении 25 ноября содержатся в СИЗО МНБ, их охрану обеспечивает Служба охраны президента Туркменистана.

ПЦ «Мемориал» утверждает, что две недели спустя со дня «покушения, поступает все больше свидетельств того, что признательные показания многих задержанных в связи с расследованием событий 25 ноября добываются при помощи пыток подозреваемых или их родственников. Власти также отказываются допустить к задержанным адвокатов, ссылаясь на то, что большинству этих людей до сих пор (!) не предъявлены какие-либо обвинения. Находясь в таких нечеловеческих условиях, люди начинают давать «признательные показания», невольно подтверждая выдвигаемую Генеральной прокуратурой версию, на основании которой и строится обвинение, оговаривают себя и своих друзей. «Признания» обвиняемых с утра до вечера демонстрируются по туркменскому телевидению.

На вопрос корреспондента «Известий», часто ли его били в тюрьме, Леонид Комаровский, освобожденный из заточения, благодаря вмешательству посольства США и лично посла Лоры Кеннеди, ответил:

«Всего за пять месяцев семь-восемь раз. Отбили почки, начались дикие колики, я на стенку лез от боли. Правда, меня, как американца, возили к врачу. Избивают в МНБ, допрашивают в прокуратуре. Привозят тебя на допрос уже измордованного, готового к любым расспросам. Поначалу нас охраняли чекисты, они не издевались. А когда в изолятор привезли пятерых приговоренных к пожизненным срокам, заявились охранники из МВД — специалисты. Вот эти издевались со вкусом… В декабре меня трижды кололи какой-то хренацией. Сначала дважды в течение недели, а потом дней через десять еще раз. Я предполагаю, это были психотропные средства. В подвале изолятора МНБ есть специальные камеры для пыток. Меня туда завели, ударили по почкам так, что я чуть было не потерял сознание. Усадили в кресло, на морду натянули черную вязаную шапочку. Руку прижали к столу и начали делать укол в вену. У меня еще вены поганые, раз пять тыкали, пока попали. Я почувствовал панику, решил, что меня убивают таким образом. Когда лекарство пошло в вену, голова загудела, навалилась тяжесть, потом провал. А потом пришел в себя как после обморока. И ничего не помню. Вот в этом состоянии меня и снимали на видео».

Ниязов торопится. Он дает поручение Генеральному прокурору завершить расследование к 22 декабря. Спустя две недели после «покушения», количество арестованных приближается к 150. Им отказывают в праве на адвокатскую защиту. Узнать что-либо о судьбе арестованных невозможно. Официальные лица продолжают настаивать на 23 задержанных.

Правоохранительные органы часто отрицают факт ареста того или иного человека. Таким образом, многие попавшие в стены Министерства внутренних дел, Министерства национальной безопасности или Генеральной прокуратуры Туркменистана переходят в разряд пропавших без вести и в официальной статистике не учитываются. В обществе всерьез обсуждается вопрос о возвращении смертной казни, отмененной в 1999 году.

Марта Брилл Олкотт, эксперт по Центральной Азии Фонда Карнеги:

«Необходимо протестовать против презумпции виновности по единокровию, применяемой сегодня в Ашхабаде. Родственников тех, кто был обвинен в причастности к событиями 25 ноября, арестовали, подвергли преследованиям или готовят к высылке в необжитые районы страны. Ситуация напоминает сталинские чистки, когда члены семей ''врагов народа'' считались преступниками…»

Международная правозащитная организация «Amnesty International» обратилась к туркменским властям с призывом в ходе расследования событий 25 ноября соблюдать нормы международного права и добиваться справедливости, а не мстить. «Мы особенно обеспокоены тем, что реакция правительства на покушение может привести к новой волне подавления инакомыслия в Туркменистане, — подчеркивала ''Amnesty International''. — Мы призываем туркменские власти обеспечить своевременный доступ к задержанным адвокатов, исключить применение пыток и других видов жестокого обращения в соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах. Задержанным либо должны быть предъявлены обвинения, либо они должны быть освобождены». Правозащитники особо обращают внимание на то, что власти не должны преследовать граждан из-за их родственных отношений с находящимися за границей оппозиционерами. Особенно озабоченность правозащитников вызывает ситуация вокруг членов семьи Сапармурада Иклымова.

Проживающий в Швеции Сапармурад Иклымов, являющийся, по версии следствия, одним из главных организаторов покушения, заявил, что «во имя сохранения жизни и здоровья своих близких, взятых в заложники авторитарным режимом», готов прибыть в Ашхабад до 22 декабря. В обращении, адресованном ОБСЕ, Иклымов просит содействовать его въезду в Туркменистан, обеспечить международные гарантии его безопасности и оказать ему юридическую помощь в ходе следствия. Он также настаивает на немедленном освобождении ни в чем не повинных людей. При выполнении этих условий, заявил Сапармурад Иклымов, он готов отдать себя «в руки правительства Туркменистана» и надеется аргументированно доказать несостоятельность выдвинутых против него обвинений. Туркменские власти предложение Иклымова проигнорировали, однако спустя всего четыре месяца, Туркменистан потребовал от властей Швеции его выдачи и был чрезвычайно озабочен отсутствием реакции шведской стороны.

По прямому указанию Ниязова в стране продолжают проводиться митинги, на которые людей собирают по принуждению, под угрозой применения карательных санкций. Так сообщается, что группу студентов 4-го курса Туркменского государственного университета отчислили за отказ принимать участие в подобных мероприятиях и читать с трибуны чужие тексты. Кроме этого, не учитывая крайне низкий уровень доходов населения, полиция принудительно собирает с людей деньги на проведение религиозных обрядов жертвоприношения в качестве благодарности «небесным силам» за спасение жизни Сапармурада Ниязова. Эти данные подтверждаются многочисленными письмами от граждан Туркменистана, поступающими различными путями в независимые средства массовой информации и офисы международных правозащитных организаций.

В то же время официальные СМИ по-прежнему полны сообщений о посланиях глав государств и правительств зарубежных стран, собраниях трудящихся, ритуальных обедах-садака в ознаменование счастливого спасения «покровителя всех туркмен, духовного отца нации, Великого Сапармурада Туркменбаши» от пуль «грязных наемников». Еще полноводнее поток писем и обращений становится в дни празднования Ораза-байрама, который в тот год пришелся на 6 декабря, и Дня нейтралитета (12 декабря). Некоторые «авторы» в порыве экстаза переходили с прозы на поэзию, рождая истинные «шедевры».

«Нейтральный Туркменистан»:

«Требование судить преступников на территории Туркменистана выразили участники массовых митингов, прошедших в Ашхабаде, велаятских центрах, этрапах и дайханских объединениях. Среди выступивших на митингах — госудаpственные и общественные деятели, имамы и учителя, рабочие и дайхане, работники культуры и искусства, убеленные сединами старики, начинающие свой жизненный путь юноши и девушки. Все они пришли, чтобы выразить свое негодование тем, кто стоит за гнусной попыткой нарушить мир и спокойствие в Туркменистане, прервать созидательный труд туркменского народа на благо развития и процветания страны. Преступление против Сердара, как прозвучало на митингах и в письмах читателей, пришедших в редакцию газеты, обнажило истинное лицо тех, кто когда-то называл себя приверженцами Сапармурата Туркменбаши, но на самом деле таили камень за пазухой».

«Мы, служители закона и военные, в этот час испытаний говорим на кажущемся сухим и казенным, но на самом деле четком и решительном языке закона: Любой, кто посмеет поднять руку на Великого Сапармурада Туркменбаши, останется без руки! Любой, кто посмеет бросить злое слово в адрес Великого Сапармурада Туркменбаши, останется без языка!»

Журналист газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов:

«Если почитать газету ''Нейтральный Туркменистан'', в которой сегодня буквально целые полосы занимают пространныими перечислениями деяний этой банды за последние десять лет, то на ум приходит только одно сравнение 50-летней давности — знаменитое ''дело врачей'', заговор международного еврейства против себя, выдуманный Сталиным в момент, когда им уже окончательно овладела паранойя страха за свою жизнь. Через несколько месяцев диктатора не стало, и то, что было очевидно для немногих, стало ясно для всех. В стране советов в преступном заговоре мог быть обвинен буквально каждый, потому что чудовищные пытки и самооговор были единственными следственными действиями и доказательствами преступлений. В сегодняшней Туркмении эта трагедия повторяется в виде фарса».

Руководитель ПЦ «Мемориал» Виталий Пономарев:

«Помимо пыток, применяются другие методы незаконного воздействия. В частности, практикуется фактически взятие в заложники родственников подозреваемых, практикуются внесудебное изъятие жилья и другого личного имущества, причем, часто не только самого подозреваемого, но его родственников, друзей, коллег по работе. В целом ситуация внушает очень серьезные опасения, особенно, если посмотреть видеозаписи митингов, которые с подачи властей организованы во всех районах страны. На этих митингах люди требуют смертной казни для оппозиционеров, причем, не просто смертной казни, а звучат призывы четвертовать, и человек бы умирал в мучениях, чтобы это было показано по национальному телевидению. Все это происходит в духе 37-го года».

Борис Шихмурадов:

«Мы обращаемся ко всем международным организациям, имеющим свои представительства в Туркменистане и к аккредитованным в Туркменистане дипломатическим миссиям иностранных государств с призывом обратить самое пристальное внимание на царящий в Туркменистане произвол и грубейшие нарушения прав человека.

Мы обращаемся к ООН, ОБСЕ, международным правозащитным организациям с призывом потребовать от туркменских властей разрешения на участие своих наблюдателей в процессе расследования и судебного рассмотрения дела «о покушении 25 ноября», а также по многим другим фактам, которые легли в основу подготовленного нами обвинения в адрес диктатора Ниязова. Мы готовы прибыть в Туркменистан. Мы готовы доказать нашу невиновность и невиновность наших родственников и близких. Мы также готовы аргументированно доказать и документально подтвердить причастность Ниязова к целому ряду преступлений, таких как: убийства, издевательства над людьми, контрабанда наркотиков, превышение должностных полномочий, хищение государственного имущества — и многим другим, ответственности за которые Ниязову до сих пор удавалось избежать».

Руководимый Шихмурадовым Временный исполнительный совет Народного демократического движения Туркменистана (ВИС НДДТ) выступает с заявлением «О незаконном ходе расследования инцидента с инсценировкой покушения на жизнь С. Ниязова»:

«ВИС НДДТ решительно заявляет, что инкриминируемые руководству Движения уголовные обвинения носят явный заказной характер. Они не имеют ничего общего с реальностью, выдуманы от начала до конца, и все это направлено на дискредитацию и нейтрализацию демократической оппозиции режиму Ниязова — единственной угрозе благополучию диктаторской власти, давно уничтожившей последние ростки инакомыслия внутри страны… ВИС НДДТ ответственно заявляет, что руководство Движения, обвиняемое в организации ''покушения'', готово доказать свою полную непричастность к инциденту, если расследование будет проводиться в соответствии с нормами международного права с участием международных наблюдателей, независимых журналистов и представителей международных правозащитных организаций. Более того, мы обладаем неопровержимыми доказательствами причастности режима и лично С. Ниязова к уголовным и экономическим преступлениям, совершенным как на территории Туркменистана, так и за его пределами, повлекшим за собой тяжкие последствия».

11 декабря 2002 года Евросоюз сделал официальное заявление в котором выразил сожаление по поводу попытки покушения на президента Туркменистана и призвал к соблюдению законности в ходе привлечения виновных к ответственности. «Поступает множество сообщений о массовых арестах, включая аресты и задержания родственников подозреваемых в организации нападения», — говорилось в пресс-релизе ЕС.

Евросоюз призвал власти Туркменистана проявлять сдержанность и проводить расследование в строгом соответствии с Конституцией Туркменистана и международными обязательствами.

Действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Португалии Антониу Мартинш да Круш выразил озабоченность по поводу многочисленных сообщений о том, что большое количество родственников подозреваемых в участии в нападении подвергается преследованиям и арестам.

«По любому законодательству ни один человек не может быть арестован за родственную или любую другую связь. Расследование должно проводиться в соответствии с действующим законодательством Туркменистана, включая законы ''О проведении обысков'' и ''О порядке возбуждения уголовных дел'', принятые два года назад, — сказал он. — Власти Туркменистана должны строго придерживаться международных обязательств по соблюдению прав человека и других принципов и стандартов ОБСЕ, обязательных для исполнения».

Он также напомнил о необходимости строгого следования общепринятому международному порядку юридических процедур. В частности, это означает, что все арестованные должны иметь возможность пользоваться услугами адвокатов, ни в коем случае не подвергаться пыткам и иметь доступ к медицинской помощи.

«Расследование должно быть максимально открытым, и никто из арестованных не должен задерживаться без предъявления обвинения», — добавил М. Да Круш. Действующий председатель ОБСЕ выразил надежду, что Центр ОБСЕ в Ашхабаде получит доступ к материалам дела, в частности, к спискам лиц, задержанных и официально допрошенных в связи с происшедшим инцидентом.

В своем выступлении перед Постоянным советом ОБСЕ американский дипломат Даглас Дэвидсон заявил, что Соединенные Штаты «особенно озабочены» сообщениями о том, что подозреваемых в попытке покушения на президента Туркменистана в ходе расследования пытали, чтобы добиться признаний.

Свою озабоченность в связи с арестом в Туркменистане журналиста Леонида Комаровского выразил представитель ОБСЕ по свободе СМИ Фраймут Дуве. Он также предложил провести специальную сессию Постоянного Совета — главного руководящего органа ОБСЕ — и обсудить на ней вместе с другими 55-ю государствами-участниками организации ситуацию с правами человека в Туркменистане. «В этом ''демократическом'' государстве средства массовой информации постоянно используются для преследования тех, кто даже просто задумывается над законностью нынешнего состояния общества, — сказал г-н Дуве. — Неудивительно, что некоторые телевизионные программы напоминают мне показательные судебные процессы в советских газетах и радио в тридцатые годы прошлого века».

В Ашхабаде действует практически режим чрезвычайного положения. Основные автомагистрали перекрыты вооруженными постами, размещенными вблизи столицы через каждые 20-30 км. В аэропорту — усиленный контроль за пересекающими государственную границу. Маршрутные такси, выезжающие из Ашхабада, подвергаются тщательному досмотру, постовые заглядывают в салон и вглядываются в лица людей. Говорят, такие же проверки проводятся и на транспорте в других регионах страны. Особое внимание привлекают иномарки и граждане с известными в республике фамилиями. Один из ашхабадцев жаловался, что его машину проверили за день 4 раза.

На базарах, в гостиницах, в домах и квартирах люди в штатском предъявляют фотографии, интересуются, не видел ли кто этих людей. От некоторых ашхабадцев требуют дать расписку в том, что они предупреждены об ответственности за укрытие «заговорщиков». Квартиры некоторых родственников подозреваемых взламывают настолько варварски, что кажется, будто сотрудники правоохранительных органов ждали лишь официального разрешения, чтобы излить накопившуюся внутри ненависть к соотечественникам.

Большинство ашхабадцев уверено в том, что инцидент 25 ноября был инсценировкой. Сын сотрудника дорожной инспекции Министерства обороны рассказал, что в день покушения его отца подняли по тревоге в половине пятого утра, хотя перестрелка на проспекте Туркменбаши произошла лишь в начале восьмого.

Иностранцам кажется, что люди на улице боятся не только говорить, но и думать. Правительство США 23 декабря сделало официальное заявление, в котором рекомендует своим гражданам воздержаться от поездок в Туркменистан. Таким образом Туркменистан был официально занесен в список стран, куда американцам не рекомендовано ездить без особой на то необходимости. В список этот, помимо Туркменистана, входили такие страны, как Венесуэла, Йемен, Афганистан, Ирак, Сомали, Ангола, Бурунди, Нигерия, Судан — всего 26 государств. Предупреждение будет официально действовать до 28 марта 2003 года, уведомило правительство США.

16 декабря из Ашхабада поступило новое сообщение, подтверждающее, что Туркменистан погряз в пучине беззакония и террора. По данным источника, сотрудники МНБ ворвались в посольство Республики Узбекистан. Столь беспрецедентный шаг спецслужбы осуществили, мотивируя тем, что они располагают информацией о причастности посла Узбекистана Абдурашида Кадырова и его супруги к покушению на президента Туркменистана. Говорилось о том, что они помогли некоторым из подозреваемых покинуть территорию Туркменистана. Позже это же обвинение прозвучало из уст Генпрокурора Курбанбиби Атаджановой, которая заявила, выступая по национальному телевидению, что «одному из главных организаторов попытки государственного переворота, которая произошла 25 ноября, бывшему вице-премьеру правительства Туркменистана Борису Шихмурадову удалось скрыться при поддержке посла Узбекистана в Ашхабаде Абдурашида Кадырова».

МИД Узбекистана заявил категорический протест, направив в Ашхабад соответствующую ноту, и потребовал от туркменской стороны незамедлительных разъяснений по поводу случившегося, а также принятия конкретных мер по выявлению и привлечению к строгой ответственности виновных лиц. Глава МИД Узбекистана Абдулазиз Камилов назвал «абсолютно необоснованными» обвинения в пособничестве организаторам попытки государственного переворота в Туркменистане. Как передает корреспондент РИА «Новости», он выступил с заявлением, в котором подчеркивается, что «власти Узбекистана никакого содействия Борису Шихмурадову не оказывали. Тем не менее, МИД Туркменистана объявил посла Абдурашида Кадырова персоной нон-грата «за действия, несовместимые с высоким статусом дипломата». «Кадыров оказывал Шихмурадову всяческое содействие в его укрытии, предоставив автотранспорт с дипломатическими номерами для доставки в резиденцию, жилье и питание. Кроме того, Кадыровым предпринимались попытки оказания помощи для выезда Шихмурадова из Туркменистана, в том числе под дипломатическим прикрытием», — подчеркивалось в заявлении туркменского внешнеполитического ведомства. МИД Туркменистана потребовал от узбекского посла покинуть пределы страны в течение 48 часов, передает корреспондент РИА «Новости», и 21-го декабря Кадыров и его семья вернулись в Узбекистан.

Дипломатический скандал в Ашхабаде еще более осложнил ситуацию в стране. Подразделения туркменской регулярной армии стягивались к приграничной с Узбекистаном Ташаузской области. Очевидцы сообщают о скоплении в приграничных районах Туркменистана армейских частей и военной техники. По данным иностранных журналистов, аккредитованных в Ашхабаде, усилена охрана туркмено-узбекской границы. Некоторые пропускные пункты закрыты. Жители приграничных территорий не могут пересечь границу, поскольку в консульских учреждениях в Ташаузе и Чарджоу визы в Узбекистан выдаются лишь в исключительных случаях, а существовавший ранее облегченный визовый режим фактически прекращен. Столицу патрулируют дополнительные силы курсантов Академии полиции и Военного института. На главных магистралях Туркменистана усилен контроль. Узбекистан, в свою очередь, также начал передислокацию военных подразделений.

16 декабря состоялось очередное заседание Кабинета министров, на котором были заслушаны отчеты руководителей правоохранительных органов о задержании новых подозреваемых. В ходе заседания Ниязов поручил Генпрокурору Атаджановой выступить перед гражданами с изложением новых данных. Речь Генпрокурора была опубликована всеми печатными СМИ Туркменистана, а также неоднократно транслировалась по радио и ТВ. В ниязовском сценарии появилась новая сюжетная линия.

«В настоящее время мы имеем бесспорные доказательства того, что попытка покушения на драгоценную жизнь любимого Сердара Великого Сапармурата Туркменбаши была спровоцирована Шихмурадовым, Ханамовым, Иклымовым, Оразовым, Джумаевым и их пособниками, что она была лишь началом задуманной ими цепи последующих преступных деяний. В то время, как одна группа террористов преграждала путь кортежу сопровождения любимого Сердара, другие ждали развития событий у зданий Меджлиса Туркменистана и национального телевидения, готовые в любой момент захватить их. Сегодня весь наш народ, все мировое сообщество гневно осуждает бандитов, попытавшихся террористическим путем совершить в Туркменистане государственный переворот (!).

Нанятые и вооруженные Шихмурадовым бандиты числом 46 человек 25 Санджар напали на автокортеж любимого Президента и открыли по нему мощный огонь. Слава Богу, выпущенные бандитами пули просвистели мимо любимого Великого Сапармурата Туркменбаши… Задержанные по делу преступники, все как один, показали, что они были лишь исполнителями разработанного по сценарию Шихмурадова преступления. Самому Шихмурадову удалось убежать и скрыться. Как ни прискорбно, но помогло ему в этом посольство Узбекистана в нашей стране, а именно — посол».

Далее следовала «неопровержимая» версия незаконного перехода Шихмурадовым узбекско-туркменской границы, появились новые фамилии «заговорщиков»: Рахимов, Язмурадов, Аннагельдыев, Хатамов, Оразгельдыев, Аннасахатов и другие, новые адреса, марки автомашин, новые денежные суммы, новые подробности дерзких планов захвата власти и физического устранения Ниязова. Как совершенно очевидно следует из доклада Атаджановой, весь следственный материал был собран на основании признательных показаний обвиняемых, причем явно повторяющихся буквально слово в слово. Всего, по словам Генерального прокурора, «было задержано и арестовано 46 опасных преступников». «Подлецы, организаторы самого тяжкого террористического акта не должны уйти от ответственности. Маски с их звериных лиц сорваны. Мы призываем всех жителей страны исполнить свой гражданский долг. Если вы где-нибудь увидите Шихмурадова или Иклымова, просим незамедлительно сообщить в правоохранительные органы Туркменистана», — закончила Атаджанова свое выступление.

17 декабря Ниязов поручает Меджлису (парламенту) подготовить законопроект, регламентирующий действия силовых структур при попытках государственного переворота. Как сообщает источник в Министерстве национальной безопасности, по делу о покушении уже арестованы или находятся под подозрением МНБ по меньшей мере 700 человек. Кроме того, в ближайшее время работа по выявлению причастных к покушению людей будет вестись не только в столице, но и в регионах. Ищут Шихмурадова, Иклыма Иклымова и Бегенча Бекназарова.

17 декабря состоялся телефонный разговор между президентами Туркменистана и России. Ниязов проинформировал Владимира Путина о ходе расследования обстоятельств покушения на свою жизнь. Он сообщил, что арестованы почти все преступники и следствие проводится в соответствии с принятыми международными нормами и на основе законодательства Туркменистана. По информации, поступившей из Аппарата президента Туркменистана, российский президент поддержал меры, предпринимаемые Туркменбаши «в борьбе с терроризмом и международной преступностью». Президенты договорились, что в начале января 2003 года Ашхабад посетит с визитом секретарь Совета безопасности России Владимир Рушайло.

19 декабря администрация США призвала ОБСЕ направить в Туркменистан миссию, чтобы изучить ситуацию с соблюдением прав человека в ходе расследования попытки государственного переворота. «Нас беспокоит то, какими методами проводится это расследование. Мы особенно озабочены многочисленными заявлениями о том, что правоохранительные органы Туркмении прибегают к пыткам, чтобы выбить из подозреваемых показания», — сказал представитель Соединенных Штатов, обращаясь к представителям государств-членов ОБСЕ.

ПЦ «Мемориал» сообщил о задержании 23 декабря в Дашогузе (Ташаузе) активиста местного экологического клуба Фарида Тухбатуллина. В тот же вечер он самолетом был доставлен в Ашхабад. Ранее, 9 декабря его уже вызывали к начальнику отдела контрразведки местного управления МНБ, который допрашивал эколога на предмет его участия в «московской встрече оппозиции» — конференции «Права человека и проблемы безопасности в Туркменистане», проходившей 3-4 ноября в Подмосковье. В конференции, организованной ПЦ «Мемориал» и Международной Хельсинкской федерацией, принимали участие около 30 экспертов, журналистов, представителей правозащитных организаций, Фонда Сороса и туркменских политэмигрантов.

26 декабря корреспондент российского информационного агентства РИА «Новости» сообщил: Борис Шихмурадов задержан правоохранительными органами Туркменистана. Об этом Сапармурад Ниязов сообщил иностранными дипломатам перед официальной церемонией встречи главы временной администрации Афганистана и премьер-министра Пакистана.

Интернет-газета «Туркменистан.ру» подтвердила этот факт. Отвечая в ходе состоявшейся 27-го декабря пресс-конференции после подписания межправительственного соглашения о строительстве Трансафганского газопровода на вопрос одного из зарубежных журналистов по поводу задержания бывшего вице-премьера Бориса Шихмурадова, Ниязов сказал, что ему «не хотелось бы омрачать день проведения саммита напоминанием о случившемся».

«Я думаю здесь, на столь торжественном событии, нет смысла обсуждать эту тему, — сказал он. — Мы об этом черном дне поговорим отдельно, если вы не возражаете. Это все будет в печати, а в понедельник [30 декабря] Народный совет будет рассматривать. Вы можете и его [Шихмурадова] увидеть, и его показания услышать. Лучше услышать от него, чем от нас. Поэтому немножко терпения, и он сам расскажет, как это происходило, какова была цель. Покушение, свержение конституционной власти, захват парламента, захват средств массовой информации, радио и телевидения — все это носило массовый, групповой характер. Поэтому отдельные комментарии мы не будем делать. Но официально Народный совет рассмотрит этот вопрос, и вы узнаете там. Немножко терпения».

По официальной версии, Шихмурадова «удалось задержать благодаря бдительности граждан» 25 декабря в Ашхабаде. Однако накануне Шихмурадов передал своим друзьям заявление, в котором, в частности, говорилось:

«В последние дни поиски людей и аресты начали носить ожесточенный характер в связи с тем, что я еще находился на свободе. Людей начали избивать и оказывать психологическое давление самым жестоким образом лишь ради того, чтобы они признались в том, что меня где-то видели или что-то слышали о моем местонахождении. В сложившейся ситуации я не нашел для себя возможным все это наблюдать со стороны и в надежде, что с моим арестом прекратятся преследования ни в чем не повинных людей, я решил добровольно явиться в Министерство национальной безопасности Туркменистана… Настоящее заявление я пишу, еще находясь на свободе. Учитывая те методы, которые применяются к заключенным ниязовских тюрем я могу только предположить, что произойдет со мной в ближайшем будущем. Мы уже были неоднократными свидетелями того, как на людей не только воздействовали физическими пытками, но и применяли жестокие методы психологического давления с использованием различных психотропных препаратов и прочих средств воздействия на личность. Прошу вас принять во внимание, что не могу нести ответственность за все свои слова, которые возможно будут растиражированы через подконтрольные Ниязову средства массовой информации и правоохранительные органы».

Уже 29 декабря по туркменскому телевидению были продемонстрированы кадры «признательных показаний» Шихмурадова. Все, кто видел эти кадры, были потрясены, услышав произнесенные им слова: «Мы, проживая в России, занимались употреблением наркотиков и в состоянии опьянения вербовали наемников для совершения террористического акта… Мы — мафия, мы все — ничтожества».

Марта Брилл Олкотт, эксперт по Центральной Азии Фонда Карнеги:

«Признание бывшего главы МИД Туркмении Бориса Шихмурадова в соучастии в заговоре леденит душу. Для каждого, кто знает голос Шихмурадова (а я не раз встречалась с ним), очевидно, что бывший министр либо накачан наркотиками, либо избит настолько сильно, что его речь изменилась».

Исполнительный директор Международной Хельсинкской федерации по правам человека Аарон Роудс :

«Режим Ниязова в чем-то даже более жесткий, чем сталинский».

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью