За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
22.06.2018  
Ретроспектива

21.12.2017
Туркмения без Баши

Аркадий Дубнов

Среди ниязовского окружения накануне похорон вождя еще не было достигнуто согласие по персональному составу будущего руководства.

В рубрике «Ретроспектива» собраны материалы, выходившие на сайте «Гундогар» в разные годы. Читателю предоставится возможность вспомнить, а кому-то, может быть, и узнать впервые, что происходило в стране и вокруг нее 5, 10, 15 лет назад, узнать больше о людях, которые трудились и жертвовали собой ради будущего, и задуматься над тем, с чего начиналась история независимого постсоветского Туркменистана, как она развивалась, и хорошо ли мы усвоили уроки этой истории.

Ровно 11 лет назад от внезапной остановки сердца скончался первый президент Туркменистана Сапармурад Ниязов, Великий Сапармурад Туркменбаши. Не только Туркменистан, практически весь мир замер в ожидании. Казалось, диктаторскому режиму, установленному Туркменбаши, пришел конец, уйдет в прошлое эпоха тоталитаризма, издевательски именуемая «Золотым веком туркмен», откроются двери секретных тюрем Туркменбаши и люди, наконец, перестанут бояться разговаривать в полный голос.

Ниязов не оставил политического завещания. Но кресло преемника недолго оставалось вакантным. Из каких-то неведомых дворцовых глубин вдруг вынырнул бывший врач-стоматолог, принявший на себя сначала обязанности ВрИО, а затем, в нарушение действовавшей Конституции, и пост президента Туркменистана.

Однако люди все еще надеялись. Намеченного на конец марта 2007 года ХХ заседания Народного совета (Халк Маслахаты) в Туркменистане ожидали со смешанным чувством. С одной стороны, была, хотя и слабая, но все же надежда на некоторую либерализацию режима. Памятуя об историческом XX съезде КПСС (февраль 1956 г.), на котором прозвучал знаменитый доклад Никиты Хрущева, положивший начало развенчанию культа личности Иосифа Сталина и началу периода «оттепели», по аналогии с этим событием, некоторые наблюдатели поспешили назвать XX заседание Халк Маслахаты «туркменским XX съездом».

С другой стороны, казалось маловероятным проявление такой «слабости» молодого президента. Большинство считало, что и он, подобно покойному Туркменбаши, поспешит сосредоточить в своих руках как можно больше полномочий и других рычагов власти, что, по сути дела, и произошло.

Возвращаясь на 11 лет назад, мы предлагаем читателям статью обозревателя газеты «Время новостей» Аркадия Дубнова, опубликованную на сайте «Гундогар» 24 декабря 2006 года.

---------------------------------------------

Туркмения без Баши

Первый и бессрочный президент Туркмении Сапармурат Ниязов, скончавшийся на прошлой неделе на 67-м году жизни, нашел вчера вечное упокоение в семейном мавзолее в селе Кипчак. Прощание с покойным выглядело торжественным, но спокойным.

Никакой экзальтации, только изредка объектив телекамеры ловил женщин, краешком платка утирающих глаза. Женщины-то в основном и составляли тот 15- километровый «живой коридор», вдоль которого направлялась траурная процессия с гробом вождя из Ашхабада в Кипчак.

Россияне могли наблюдать за церемонией по круглосуточному телеканалу «Вести-24». Но режиссер телетрансляции, видимо, получил указание избегать крупных планов. Так, зрителям лишь раз удалось увидеть членов семьи покойного, точнее догадаться, что они увидели именно их, вдову Музу Алексеевну и дочь Ирину, прибывших из Лондона, а также сына Мурата. Диктор ни разу не назвал родственников Ниязова по имени, известно, что они не жили в Ашхабаде рядом с мужем и отцом с конца 80-х годов прошлого века…

Порядок траурной церемонии соблюдался во всем, вплоть до мелочей. Во Дворец Туркменбаши к его гробу люди подходили шеренгой по четыре человека, молча кланялись усопшему вождю и быстро отходили в сторону, туда, где они складывали цветы. Поток людей прерывался, когда появлялись иностранные делегации.

Первой из них туркменским протоколом была допущена делегация из Москвы во главе с премьер-министром Михаилом Фрадковым. В составе делегации был глава «Газпрома» Алексей Миллер. На таком же уровне была представлена и Украина, ее представлял премьер Виктор Янукович. Он в последний момент заменил собиравшегося прилететь на похороны в Ашхабад президента Виктора Ющенко.

Из глав государств СНГ провожать в последний путь туркменского вождя приехали лишь два президента из Центральной Азии: казахстанский — Нурсултан Назарбаев и таджикский — Эмомали Рахмонов. Узбекский лидер Ислам Каримов, с которым у покойного были наиболее сложные отношения, проститься с Ниязовым не прибыл. Не прилетел и белорусский батька Александр Лукашенко, несмотря на то, что кончина Сапармурата Ниязова «глубокой болью отозвалась в сердце каждого белоруса», как сказано в посланной г-ном Лукашенко телеграмме соболезнования… Не прибыл в Ашхабад и экс-президент Киргизии Аскар Акаев, которого с Ниязовым, по его словам, «сближало то, что они оба учились в Ленинграде». По мнению Акаева, туркменский вождь «умело и уверенно руководил» Туркменией.

Вашингтон послал участвовать в траурной церемонии в Ашхабаде помощника госсекретаря Ричарда Баучера. После встречи с и.о. президента Туркмении Курбанкули Бердымухаммедовым американский дипломат заметил, что, «как бы ни говорили о президенте Ниязове, народ Туркмении переживает период неопределенности», и что «США открыты для установления новых отношений». Баучер дипломатично добавил, что «еще рано делать выводы, какой ответ Соединенным Штатам даст временное правительство Туркмении».

Очевидно, что сегодня рано ожидать ответов и на другие вопросы, главный из которых — кто же все-таки окажется во главе оставшейся без вождя стране? Считается, что ответ станет известен завтра в ходе Халк Маслахаты(Народного совета), по конституции высшего органа власти Туркмении. Формально у этого органа есть право вносить изменения в Основной закон, в том числе касающиеся формирования исполнительных органов власти и сроков проведения президентских выборов. Поэтому преждевременно утверждать, что конституционные ограничения не позволят нынешнему и.о.президента Бердымухаммедову претендовать на постоянное президентское кресло (согласно действующей конституции, исполняющий обязанности главы государства не может баллотироваться на пост президента).

Как утверждают информированные источники «Времени новостей» в Ашхабаде, среди ниязовского окружения накануне похорон вождя еще не было достигнуто согласие по персональному составу будущего руководства. Те же источники отмечают, что сроки президентских выборов могут быть передвинуты на более поздний срок (по конституции, новые выборы должны состоятся в двухмесячный срок после кончины главы государства), — на весну или даже на осень 2007 года. Неизвестно, сколько кандидатов в президенты будет выдвинуто официально и как будет происходить их отсев по мере приближения к выборам, чтобы гражданам Туркмении стало ясно, за кого же надо в действительности голосовать. При этом процедура выборов должна быть «демократической». Это обещал и.о. президента Туркмении уже в день смерти вождя.

По сведениям из Ашхабада, сегодня должны завершиться «дворцовые» переговоры, результат которых будет представлен завтра делегатам Халк маслахаты. Для участия в них из провинций страны в столицу вызваны несколько влиятельных и авторитетных старейшин, представляющих различные туркменские племена. Не исключено, впрочем, что консенсус туркменских «элит» окажется недостижимым в столь короткое время и Народному совету будет предложено учредить коллективное временное руководство Туркмении.

Такой вариант окажется наиболее приемлемым для туркменской оппозиции, которая в эти дни проявляет немалую активность за пределами Туркмении. На следующий день после смерти Ниязова по приглашению некоторых украинских политиков в Киев прибыли два известных лидера туркменской оппозиции, бывший посол Туркмении в Турции и Израиле Нурмухамед Ханамов и экс-глава туркменского Центробанка Худайберды Оразов. Оба они обвинены в причастности к «покушению» на Ниязова 25 ноября 2002 года и заочно (Ханамов и Оразов получили политическое убежище в Западной Европе) приговорены в Туркмении к пожизненному заключению. В столице Украины туркменские оппозиционеры проводят встречи с представителями местной элиты и очевидно, пользуются негласной поддержкой руководства Украины. В телефонном разговоре с корреспондентом «Времени новостей» г-н Ханамов сообщил, что с их деятельностью полностью солидарен еще один известный туркменский оппозиционер, экс-министр иностранных дел Авды Кулиев.

Обращает на себя внимание и опубликованное вчера обращение оппозиционной Республиканской партии Туркменистана (РПТ) к Халк Маслахаты и туркменскому народу. РПТ призывает делегатов Народного совета объявить 26 декабря 2006 года «Днем национального примирения» и ознаменовать его решением об освобождении всех политических заключенных. Оппозиционеры предлагают «отказаться от сведения старых счетов», поскольку «понимают те обстоятельства, в которых пришлось работать людям в Туркменистане, госслужащим, сотрудникам правоохранительных органов, судьям…». «Примирение объединит нас», — утверждают авторы обращения, среди которых лидер РПТ Нурмухамед Ханамов, Байрам Шихмурадов (сын отбывающего в Туркмении пожизненное заключение экс-министра иностранных дел Бориса Шихмурадова) и бывший высокопоставленный туркменский дипломат Чары Ишаниязов. Очевидно, что как бы ни выглядело будущее постниязовское руководство, нового «баши» в Туркмении уже не будет.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью