Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
18.11.2017  
Физкультура и спорт

29.10.2017
«Праздник спорта с репрессиями»

Виталий Волков

Немецкий фильм о туркменской Азиаде

Немецкие тележурналисты сняли фильм о поездке в Туркмению на Азиаду-2017. О том, как им там работалось, что им разрешили увидеть, а что в итоге осталось за кадром.

Власти Туркмении наверняка уже пожалели о том, что разрешили освещать Азиатские игры в закрытых помещениях и по боевым искусствам команде первого канала общественно-правового телевидения Германии (ARD). До этого последний раз разрешение на съемки в республике этот канал получал тринадцать лет назад. Снятый его журналистами фильм об Азиаде в Ашхабаде едва ли понравится правительству страны. Как авторы ленты работали в туркменской столице и что смогли там увидеть, а потом показать немецому зрителю — у DW.

Немецкому зрителю о туркменской экзотике

Конечно, и интерес у СМИ Германии к Туркмении невелик. Широкая публика в лучшем случае знает, что такая страна есть, а ее упоминания в публикациях и репортажах можно перечесть по пальцам. Да, в конце 2002 года сообщалось о попытке госпереворота и об экзотическом диктаторе Туркменбаши. В 2005-м — об истории с переводом его «Рухнамы» на немецкий язык, осуществленном, как отмечалось, по заказу крупного немецкого бизнеса в качестве подарка этому Туркменбаши — поскольку богатая природными ресурсами страна этот бизнес интересовала. Или о «газовых долларах» Туркменбаши, проходивших через Deutsche Bank. Да, иногда Туркмения попадает на страницы прессы в контексте международных газовых проектов.

И вот — Туркмения и спорт. Впрочем, название фильма — «Праздник спорта с репрессиями» (авторы — Ольга Свириденко и Роберт Кемпер, оператор Евгений Рудный), показанного по каналу WDR в минувшее воскресенье, 15 октября, говорит о том, что немецкие журналисты решили рассказать не столько о спорте, сколько о политике.

Начинается фильм с экзотических кадров — с Дарвазы, так называемых «Врат ада» — неугасающего газового кратера, упоминания, что республика обладает пятыми в мире запасами газа, сцены разделывания верблюда прямо на земле в селе, что в ста километрах от Ашхабада, и съемок белоснежных небоскребов в самой столице.

Авторы ленты указывают, что из-за падения цен на газ в стране наблюдается сильное снижение уровня жизни. Все деньги идут в Ашхабад, где правит тот, кто действительно выигрывает от экспорта газа, — президент Гурбангулы Бердымухамедов. Бывший зубной врач первого президента Туркмении Сапармурада Ниязова разгромил оппозицию и отправил инакомыслящих в тюрьмы. В стране царит культ личности Бердымухамедова, а политический режим в ней — один из самых жестоких в мире, рассказывают авторы фильма.

Азиада, год здоровья в Туркмении и 8 миллиардов «газовых долларов»

Далее они знакомят зрителей с президентом, выступающим в роли патрона здоровья нации. Вот Бердымухамедов в тренажерном зале, с гантелями, в окружении министров, тоже развивающих мускулатуру. Все — в одинаковых зеленых тренировочных костюмах. А вот кадры туркменской хроники, демонстрирующие занятия гимнастикой на производстве — они обязательны для всех, ведь 2017 год объявлен президентом «годом здоровья».

И не случайно. Сентябрь 2017-го — время Азиады в Туркмении. Эти Игры — самое масштабное спортивное событие в истории Центральной Азии. В них приняли участие около 6 тысяч спортсменов из 65 стран. Для Азиады были построены новые соревновательные комплексы и аэропорт. Общая стоимость затрат — 8 миллиардов долларов, сообщают авторы ленты, ссылаясь на данные Human Rights Watch (HRW).

WDR — без права показа Азиады

И на эти Игры немецкие телевизионщики получили аккредитацию. Впрочем, снимать сами соревнования они не могли. Как пояснила в интервью DW Ольга Свириденко, аккредитации бывают двух видов — с правом и без права показа самих состязаний. Для получения права показа WDR от Олимпийского совета Азии (ОСА) заранее получил на подпись соглашение, в котором содержалось обязательство не делать критических репортажей касательно организации турнира, самих мероприятий, спонсоров и конкретных персон.

Затыкать себе рот этим обязательством журналисты не стали и, как уточнила собеседница DW, поэтому смогли посетить соревнования лишь в качестве зрителей. Однако они имели перед собой иную цель — узнать, что об Играх думают туркменские жители. Ведь перед тем, как отправиться в недельную поездку, журналисты пообщались и с HRW, и с другими правозащитными организациями и получили информацию о реальной, а не парадной стороне жизни Туркмении.

Далее авторы «Праздника спорта с репрессиями» излагают следующую историю. Оказавшись на месте, они созвонились с правозащитницей, связаться с которой помогла одна из правозащитных организаций за рубежом. Им удалось договориться о встрече в Ашхабаде на следующий день. Но через два часа у двери их номера в отеле, что на территории олимпийской деревни, появились люди в штатском, которые сообщили, что о встрече спецслужбам известно, и если журналисты покинут территорию деревни, то покинут и страну. Рисковать немецкие телевизионщики не стали и требование соблюли.

В интервью WDR Ольга Свириденко призналась, что к появлению спецслужб и к угрозе быть высланными журналисты готовы не были. По ее словам, в номер стали постоянно звонить, чтобы выяснить, на месте ли постояльцы и что они намерены делать. «Нас вынуждали посещать пресс-конференции, которые, как говорилось, обязательны, и нас туда сопроводят и отвезут», — вспоминает Свириденко.

ОСА, позитивные СМИ и интервью на ашхабадском рынке

На следующий день после звонка журналистов правозащитнице в ходе пресс-конференции ОСА его технический директор Хуссейн аль-Мусаллам напомнил прессе, что ОСА указал организаторам Азиады не сотрудничать со СМИ, которые не хотят помогать развитию спорта в Азии и не распространяют «позитива» об этом развитии.

После появления спецслужб журналисты из Германии покидали расположение олимпийской деревни только с сопровождающими, которые представлялись сотрудниками МИДа Туркмении. Какая-либо самостоятельная работа стала вообще невозможна. После долгих уговоров сопровождающие согласились организовать съемки на городском рынке, но тщательно подыскивали и инструктировали собеседников, не смущаясь делать это перед камерой.

Позже через Skype авторы ленты все же сумели связаться с правозащитницей, но та была очень встревожена и сообщила, что ей в грубой форме спецслужбы дали понять: если кто-то скажет что-то плохое про Игры, то его посадят, когда гости разъедутся. Что о нарушениях прав журналистов скажет МОК?

О том, что происходит с людьми, которых отправляют за решетку в Туркмении, журналисты узнали в Праге у знаменитого туркменского конезаводчика Гельды Кяризова, который отсидел в туркменской тюрьме шесть лет. Он рассказал о побоях и пытках, которые видел своими глазами.

А Рейчел Денбер из HRW сообщила зрителям фильма, что Азиада существенно ухудшила правозащитную ситуацию в Туркмении. «Мы с декабря направили в ОСА пять писем, предлагали встретиться. Ни одного раза ОСА не отреагировал. Да, ОСА может говорить о том, что ситуация с правами человека в Туркмении ему неизвестна. Но мне интересно, что на это скажет Международный олимпийский комитет (МОК)», — добавила Денбер. В свою очередь на запрос WDR МОК ответил, что к Играм в Ашхабаде не имеет никакого отношения, а по поводу ограничений в работе журналистов следует обратиться в соответствующие журналистские организации.

В беседе с DW Ольга Свириденко заявила, что ей и до поездки в Туркмению было известно о множестве нарушений прав человека в этой стране, в том числе связанных с Азиадой. «Например, о том, как людей выселяли из их жилищ. О политических узниках. Но в этот фильм мы не смогли все эти аспекты вложить. Может быть, мы сможем получить для этого в одной из программ отдельное время», — поделилась планами журналистка из Кельна. Фильм же, оправдывая свое название, завершается словами диктора о том, что спорт в Туркмении содействует укреплению диктатуры.

Источник :: Немецкая волна
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью