Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
04.06.2020  
Заграница

14.05.2020
Кто прошлое помянет?

Азиз Якубов

Узнает ли Узбекистан когда-нибудь всю правду об андижанском расстреле 2005 года

Без серьезного беспристрастного расследования андижанских событий и пересмотра судебных дел сотен людей, которые до сих пор находятся в тюрьмах и считаются политзаключенными, реформы в Узбекистане не будут успешными.

Ровно 15 лет назад в Ферганской долине произошел один из самых трагических эпизодов в истории современного Узбекистана. Так называемые андижанские события, в ходе которых власти республики ввели в город войска, по неофициальным оценкам, унесли жизни более 700 человек (официально — 187 погибших). В этой истории, наверное, всегда будут фигурировать данные с пометками «примерно», «приблизительно» и прочее. Власти Узбекистана сделали все возможное, чтобы правда о беспорядках в Андижане никогда не открылась полностью.

Местные СМИ стараются не вспоминать

В декабре 2016 года новым президентом Узбекистана был избран Шавкат Мирзиёев, и в республике началась «оттепель». Местные СМИ стали предпринимать попытки критиковать власть, а Госкомстат и другие ведомства начали публиковать приближенные к реальности статистические цифры и данные, которые раньше считались секретными. Но андижанских событий открытость практически не коснулась. За три года оттепели об этой трагедии упоминали лишь два-три узбекистанских издания (не считая международных, освещающих тему Узбекистана и Центральной Азии). Они писали о документальном фильме «Ночь, потрясшая Золотую долину», снятом на основе отчета Генеральной прокуратуры республики, о докладе иностранных экспертов, которые назвали виновниками бойни в Андижане исламских боевиков, заставивших власти применить силу в ответ.

Пожалуй, из всех узбекских СМИ только Kun.uz последние годы 13 мая публиковал материалы с напоминанием о событиях 2005 года. Примечательно, что если в 2017 году издание напечатало информацию об упомянутой выше документальной ленте, отражающей официальную версию, то через два года в нем появились свидетельства очевидцев и неудобные вопросы: сколько людей были убиты во время беспорядков на самом деле и можно ли было избежать жертв среди мирных демонстрантов?

В 2019 году сайт Qalampir.uz опубликовал интервью с бывшим министром внутренних дел Зокиром Алматовым, который принимал непосредственное участие в андижанских событиях. Экс-глава МВД заявил, что «андижанский инцидент — болезненный для него вопрос». Многие, по словам Алматова, считают его виновником кровопролития, так как приказы отдавал именно он. Однако силовик считает, что в Андижане террористы провели спланированную операцию по захвату власти, это была попытка государственного переворота. «Извините, но мы тогда сделали все возможное», — сказал Алматов.

Немного света на андижанские события пролила в феврале 2020 года заместитель прокурора Узбекистана Светлана Артыкова. В интервью тому же Qalampir.uz она признала, что среди жертв были и мирные жители. По ее словам, под огонь они попали из-за отсутствия должной координации между военнослужащими и их руководством: плохо работали средства связи, командир не услышал приказ вовремя или недопонял, не было подготовки. Замгенпрокурора добавила, что виновные в расстреле граждан были привлечены к уголовной ответственности, и некоторые из них уже успели, отсидев срок, выйти на свободу. К слову, немногие местные СМИ решились процитировать слова Артыковой. Поисковики нашли публикацию только на Anhor.uz (со ссылкой на «Фергану» и первоисточник).

Решится ли руководство республики спустя 15 лет раскрыть всю правду о событиях той ночи? Вряд ли, хотя бы потому, что лица, игравшие главные роли в той трагедии, — упомянутый выше Зокир Алматов и экс-председатель тогда еще Службы национальной безопасности Рустам Иноятов, — до сих пор сидят в чиновничьих кабинетах (хотя и в других должностях).

Международники коротко упоминали

В 2013 году, когда ООН рассматривала очередной отчет о правах человека в Узбекистане, представители правительственной делегации заявили, что «Андижан для Узбекистана — закрытый вопрос». Позже правозащитники продолжали настаивать на международном расследовании и наказании виновных в массовой гибели людей, но официальное давление на Узбекистан к тому времени уже ослабло. Санкции, введенные после 2005 года, постепенно были сняты, отношения с западными странами, испорченные после критики андижанских событий, — восстановлены.

Определенный эффект принесла и смена администрации США — новое руководство гораздо меньше заинтересовано во вмешательстве в политику других стран и продвижении демократии в мире, чем предыдущее. Формально в годовщину андижанских событий посольство США продолжало выступать с соболезнованиями, призывая к «примирению и подотчетности для обеспечения мира и стабильности в будущем». Но тема международного расследования, упоминавшаяся в докладах Госдепартамента о правах человека в Узбекистане (например в отчете 2013 года), позднее оттуда исчезла. В последние годы упоминания об этом там отсутствовали. Правозащитники, со своей стороны, продолжали напоминать.

После смены власти в Узбекистане Human Rights Watch, выступив с рекомендациями новому президенту Шавкату Мирзиёеву, заявила, что необходимо «независимое международное расследование убийства людей во время андижанских протестов, а также [нужен] сигнал обществу о готовности критически оценить эти события». Позднее, комментируя год пребывания нового президента у власти, организация вновь призвала «обеспечить подотчетность в связи с событиями 2005 года, когда правительственными силами были убиты сотни по большей части мирных протестующих, а также прекратить преследование беженцев, вернувшихся в Узбекистан (тех, кто ранее покинул страну после андижанских событий), и семей тех, кто остается за границей».

В 2018 году, в преддверии первого официального визита Мирзиёева в США, Amnesty International попросила американские власти поддержать призывы к расследованию событий 2005 года. Заместитель директора Amnesty International по Восточной Европе и Центральной Азии Денис Кривошеев, отметив улучшение ситуации с правами человека в Узбекистане, заявил, что «жертвы политических преследований, которых заставляли молчать на протяжении более двух десятилетий, а также все те, кто пострадал от убийств сотен протестующих в Андижане 13 лет назад, заслуживают справедливости».

Верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль Хусейн, посетивший Узбекистан годом ранее в преддверии годовщины андижанских событий, также затронул эту тему. «Хотя мы должны смотреть в будущее, важно разобраться и с событиями прошлого, чтобы интересы пострадавших не были проигнорированы», — заявил он.

Андижанские события упомянуты и в опубликованных недавно замечаниях Комитета ООН по правам человека о ситуации в Узбекистане. Хотя в целом, как и другие правозащитные организации, комитет обратил внимание на позитивные изменения в республике за последние годы, он заявил, что считает новое расследование необходимым. «Государству-участнику следует провести независимое, тщательное и эффективное расследование для получения полной и заслуживающей доверия картины <…> в целях выявления, судебного преследования и наказания виновных и предоставления средств правовой защиты жертвам», — говорится в документе.

Слово экспертам

«Фергана» задала представителям международных правозащитных организаций несколько вопросов, связанных с сегодняшней реакцией на андижанские события.

— 13 мая — 15-летие андижанских событий. Планируете ли вы как-то напомнить о них властям Узбекистана? Когда в последний раз вы напоминали им об этом печальном эпизоде истории республики?

Ивар Дале, старший советник «Норвежского Хельсинского комитета»:

— За последние пару лет мы встречались с представителями правительства Узбекистана в Ташкенте, Самарканде и Бухаре. Мы организовывали визит в Норвегию узбекских чиновников, в частности, с целью ознакомления с нормами в области прав человека, посещения института омбудсмена и так далее. Среди проблем, поднятых во время общения с ними, мы говорили о необходимости независимого, открытого и тщательного расследования андижанских событий, в том числе об отправке профессиональных следователей на место преступления под надзором ООН.

Мы, конечно, регулярно поднимали этот вопрос еще до смерти Каримова. Например, я написал статью к 10-летию в 2015 году, которая была опубликована на «Фергане». Планировался визит в Узбекистан и в этом году, но, к сожалению, его пришлось отложить из-за пандемии COVID-19.

Майзи Вайчердинг, исследователь Amnesty International:

— Мы никогда не переставали напоминать властям Узбекистана об их отказе проводить какие-либо эффективные независимые международные расследования массовых убийств в Андижане. Совсем недавно мы выражали обеспокоенность по поводу того, что никто не может привлечь к ответственности за нарушения прав человека, совершенные в тот роковой день в мае и после него, — применение чрезмерной силы, убийства, произвольные задержания, пытки и жестокое обращение, принудительные признания, явно несправедливые судебные процессы, преследование членов семьи. Об этом мы говорили в Комитете ООН против пыток в декабре 2019 года и в Комитете ООН по правам человека в марте 2020 года.

— Изменилась ли ваша оценка этих событий за прошедшие годы?

Ивар Дале: Наше мнение об Андижане остается неизменным, хотя мы видим — есть признаки того, что правительство может захотеть обсудить данный вопрос. Это позитивный момент. В Узбекистане за последние годы было много положительных изменений, и они особенно очевидны, потому что ранее страна была закрытой. Но впереди еще долгий путь, особенно в плане уважения демократических принципов. Надлежащее расследование Андижана — это то, чего власти не могут и не должны избегать.

Майзи Вайчердинг: Наша позиция не изменилась. Мы по-прежнему серьезно обеспокоены тем, что никто не понес ответственности за прошлые злоупотребления, и, следовательно, не было возмещения ущерба и реабилитации жертв и выживших.

— Сделал ли Узбекистан реальные шаги по расследованию андижанских событий?

Майзи Вайчердинг: Нет, в Узбекистане настаивали на том, что проведенные ими 15 лет назад расследования были адекватными и полностью соответствовали их международным обязательствам. Они отказались обсуждать вопрос о проведении каких-либо дальнейших эффективных международных независимых расследований на международных форумах. Это поднимает серьезные вопросы о приверженности властей правам человека.

Ивар Дале: Нынешнее правительство публично заявило об ошибках в действиях в 2005 году. Правозащитным организациям разрешено посещать Андижан. Но необходимо полное профессиональное, независимое расследование и убедительная приверженность узбекских властей к тому, чтобы подобное никогда не повторилось.

Своим мнением о сегодняшнем восприятии андижанских событий с «Ферганой» поделился Стив Свердлов, адвокат по правам человека, консультант ООН ПРООН и эксперт по Центральной Азии:

— Хотя прошло 15 лет со дня андижанской трагедии, боль, страх и ужас тех событий остаются реальными для родственников жертв и свидетелей. И Узбекистану сейчас как никогда нужны справедливость и официальное признание правды.

Во время этих кровавых дней несколько сотен граждан страны были убиты собственными войсками по приказу главы государства. Также имели место репрессии, которые начались после Андижана. Они продолжались в течение многих лет правления Ислама Каримова. Помимо безостановочных попыток властей запрещать обществу обсуждать андижанские события и искать правосудия, начались гонения, преследования и аресты десятков правозащитников. После Андижана в истории страны наступил самый темный период, во время которого усилилась международная и экономическая изоляция.

Хотя об этом открыто не говорит политическая элита в Ташкенте, во многом тяжелейшая экономическая ситуация вместе с долгим периодом политического застоя — с 2005 до 2016 года — способствовала стремительному желанию новой администрации порвать с каримовским наследием и начинать проводить реформы. Но без серьезного беспристрастного расследования андижанских событий и пересмотра судебных дел сотен людей, которые до сих пор находятся в тюрьмах и считаются политзаключенными, реформы не будут успешными.

Как представитель Human Rights Watch по Узбекистану в последние 10 лет и теперь в своем новом качестве адвоката по правам человека, который сотрудничает с ооновскими агентствами в Узбекистане, я постоянно поднимаю вопрос справедливого расследования андижанских событий. Об этом я говорил в своих выступлениях и на встречах с правительством. Последний раз в декабре 2019-го я обсуждал это с представителями партий, участвовавших в парламентских выборах.

Меня обнадежил тот момент, когда ранее в этом году заместитель Генерального прокурора Светлана Артыкова признала, что в Андижане «были допущены ошибки». Но это лишь начало процесса. Комитеты ООН по правам человека и против пыток в прошлом и этом году на встрече в Женеве напомнили правительственной делегации Узбекистана, что республика подписала международные договоры, обязывающие Ташкент провести расследование.

В нынешних условиях Узбекистана, где СМИ уже довольно смело начинают обсуждать критические проблемы, считаю особо полезным показывать фильм, который я 5 лет назад продюсировал и опубликовал [под эгидой] HRW. Этот фильм создан с помощью правозащитников и свидетелей андижанских событий, которые поделились своими воспоминаниями и призывами к правосудию.

Вместе с тем в Узбекистане необходим процесс расследования и общественного обсуждения андижанских событий. Так как данное событие — одно из ключевых в каримовской эпохе, которое необходимо осмысливать и изучать в открытом формате для национального исцеления и заживления, перехода к более демократическому будущему в стране.

ИА «Фергана»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью