Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
21.09.2017  
Заграница

11.02.2017
В северных провинциях Афганистана наблюдается активизация боевиков

Дмитрий Верхотуров

Даже если талибы и не попробуют перейти границу, реализация крупных проектов, таких как газопровод ТАПИ, становится под вопрос.

В последние месяцы снова отмечается активизация боевиков в северных провинциях Афганистана, в том числе и приграничных к Туркменистану. По словам командующего 707-й региональной зоной полиции генерала Бабаджана, в провинции Сари-Пуль и Фарьяб прибыли до 600 иностранных боевиков, которые тут же присоединились к вооруженным действиям. Общие силы в провинциях Саманган, Балх, Джаузджан, Сари-Пуль и Фарьяб достигают 7 тысяч боевиков. Им удалось существенно потеснить афганские силы и захватить контроль над уездом Кохистанат — самым крупным уездом провинции Сари-Пуль, расположенном в гористой местности. Там сразу же началось строительство базовых лагерей, тренировочных центров, складов, фабрик по производству оружия и взрывных устройств. За год, в течение которого талибы контролируют Кохистанат, им удалось там серьезно закрепиться.

По словам губернатора провинции Сари-Пуль Захир Вахдата, основную массу талибов в этих провинциях составляют местные жители, которыми управляют иностранные боевики, ответственные также за составление планов операций и решение технических вопросов. Пришедшее в эти провинции пополнение иностранных боевиков, отмеченное генералом Бабаджаном, бесспорно позволит талибам усилить боевые действия и набрать больше рядовых боевиков, и, думается, им вполне по силам собрать внушительные отряды численностью до 10 тысяч человек.

Все это, конечно, имеет отношение и к соседним странам, главным образом к Туркменистану. Угроза от талибов значительно выросла. Во-первых, раньше, когда талибы пробовали туркменскую границу на прочность, они не концентрировали в приграничных провинциях таких крупных сил. Во-вторых, укрепление и создание постоянных баз в уезде Кохистанат, вполне определенно говорит о том, что талибы намереваются не только оставаться в этой части Афганистана всерьез и надолго, но и расширить боевые действия. В-третьих, неудачные для афганской армии бои, после которых Кохистанат перешел в руки талибов, окончились тем, что талибы захватили большое количество трофеев: оружие и боеприпасы, бронетехнику, артиллерию. В-четвертых, в октябре 2016 года талибы предприняли попытку захватить город Меймене, напав на него с трех сторон, атаковав также военную базу и аэропорт.

Приступ к Меймене был отбит. Однако сами попытки талибов захватывать крупные города, пусть и неудачные, такие как попытки штурма Кундуза, приступ к Меймене или к Лашкаргаху в южной провинции Гильменд, явно показывает стремление командования «Талибана» выйти из горных районов и прочно утвердить свой контроль над целыми частями Афганистана, сразу над несколькими провинциями. Это имеет стратегический для них смысл. Если на севере талибы захватят такие позиции и установят свой контроль над приграничными территориями, то они смогут перерезать линии электропередач, идущие из Узбекистана и Туркменистана, и лишить Кабул электроэнергии. Энергетическая блокада резко ослабит позиции афганского правительства, это будет очень сильный удар.

Пока что талибы не проявляют никаких признаков к тому, что в ближайшем будущем они попробуют вторгнуться в Туркменистан. Однако, такая возможность всегда остается и, в свете последних изменений, она возросла. Но даже если талибы и не попробуют перейти границу, становится довольно понятно, что реализация крупных проектов, таких как газопровод ТАПИ или железная дорога, становится под вопрос. Ну если железную дорогу еще можно достроить, поскольку она пока что лежит несколько в стороне в зоны активных боевых действий, то вот с газопроводом, по всей видимости, дело ясное — его строительство по афганской территории отложено на неопределенное время. Экономические потери Туркменистана уже начались.

Далее, и само соседство с этой угрозой весьма неприятно. Возникает вопрос, как на это реагировать. К примеру, новый президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев совсем недавно поставил вопрос о создании в республике собственной военной промышленности (в советские годы ее практически не было, за исключением отдельных предприятий, включенных в общесоюзную кооперацию, а также ряда ремонтных заводов). Узбекистан собирается проводить ремонт и модернизацию своей военной техники, а также провести локализацию производства некоторых позиций из номенклатуры военной продукции. Причем все это должно быть сделано быстро, с 2017 по 2021 годы, то есть за пятилетку.

Это решение, вне всякого сомнения, продиктовано положением в Афганистане. Никаких военных противников у Узбекистана нет, есть единственная угроза со стороны талибов. Соответственно, раз после 25 лет независимости и существования узбекской армии потребовалось создавать военную промышленность, значит положение дел существенно усугубилось, и теперь в узбекском руководстве вполне всерьез рассматиривают вероятность прямой схватки с талибами.

А что будет делать в этом отношении Туркменистан, который не отделен от талибов природным противотанковым рвом с водой — Амударьей? Пока что Туркменистан озаботился только новыми самолетами китайско-пакистанского производства, которые он, впрочем, далеко не факт, что получит. В остальном военные и военно-хозяйственные приготовления Туркменистана как были, так и остаются недостаточными.

Обстановка говорит, что это давно пора делать. Если не за свой счет, с чем у туркменского правительства есть ощутимые трудности, то хотя бы за счет военной помощи и союза с какими-то другими соседними странами. Начать можно с координации военных мер с Узбекистаном, поскольку общность интересов в отражении возможного талибского прорыва в особых доказательствах не нуждается. Но в отношении чего-то большего: снабжения новой военной техникой, боеприпасами, обучения кадров и так далее — тут для Туркменистана нет особых альтернатив, кроме ОДКБ и России. На американцев никакой надежды нет. Они уже 15 лет в Афганистане и за это время талибов победить не смогли. И вряд ли уже смогут.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью