Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
28.01.2023  
Власть

13.01.2023
«Перелицовка» туркменского парламента

Нургозель Байрамова

Что это: очередная прихоть или вынужденная мера?

Глядя на отца, который весело улыбается, на равных общаясь с зарубежными коллегами, ему, Аркадаглы Сердару становится и вовсе не по себе.

Прежде чем начать подводить итоги минувшему году, следует остановиться на тех перспективных планах развития государства, которые, несомненно, носили скорее вольюнтаристско-пропагандистский характер, чем реальные рабочие планы правительства Туркменистана, то есть, института исполнительной власти.

Стоит принять во внимание тот факт, что источником информации для большинства аналитиков служат официальные туркменские СМИ, которым, как известно, доверия не было и нет, хотя бы потому, что фактические данные подбираются ими более чем предвзято, количественные показатели они приводят, как мы уже не раз подчеркивали, в процентном отношении к неназванным числам, а «достижения» и «развитие» описывают исключительно с помощью превосходной степени различных частей речи.

Однако правдивая информация, проникающая в дебри интернета благодаря деятельности независимых журналистов и фрилансеров, которую при желании, но не без труда можно разыскать, что та ложка дегтя, которая, как известно, может испортить бочку меда, отражает истинное положение вещей, ибо содержит реальные цифры, факты и имена.

«Я планов наших люблю громадьё…»
(К. Бердымухаммедов)

Очередным перспективным планом правительства, «авторство» которого приписывается тогдашнему вице-премьеру-куратору сферы экономики и финансов, а ныне — президенту Туркменистана Сердару Бердымухаммедову, стал предъявленный им год назад на заседании Кабинета министров проект программы социально-экономического развития страны на ближайшие (немного-немало) 30 лет! Полное название документа — «Возрождение новой эпохи суверенного государства: Национальная программа социально-экономического развития Туркменистана на 2022–2052 годы».

Программой предусматревалось выполнение ряда задач. В их числе:

— структурное преобразование экономики, сохранение макроэкономической и финансовой стабильности;
— рациональное использование природных ресурсов, развитие промышленного и нефтегазового комплексов, диверсификация производств, рациональное использование мощностей и возобновляемых источников энергии, охрана окружающей среды, «зелёная экономика»;
— внедрение цифровой экономики и цифровых технологий;
— формирование многофункциональной международной транспортной инфраструктуры развитие транспортно-логистической системы;
— обеспечение продовольственной безопасности за счёт повышения эффективности сельского хозяйства, производство экологически чистой продукции;
— развитие импортозамещающих производств; — укрепление малого и среднего предпринимательства и государственно-частного партнерства, рост частного сектора, привлечение иностранных инвестиций;
— совершенствование инвестиционной политики, улучшение социально-бытовых условий жизни населения.

Вероятно, исключительно с этих позиций и следовало бы рассматривать итоги минувшего года, если бы не целый ряд событий внутри- и внешнеполитического харктера. И если такое значительное событие, как досрочное сложение полномочий действующего президента Курбанкули Бердымухаммедова, экстренные выборы нового, завершившаяся операция «воцарение Сердара» и другие, не менее важные события, зачастую сопровождавшиеся нарушением Конституции, и были учтены при составлении такого грандиозного плана, то что касается целого ряда внутренних, региональных и в целом мировых событий, предусмотреть какие-либо крутые виражи на рубеже 2021-22-х годов вряд ли было реально возможно.

А что случилось?

Как оказалось, современная жизнь может преподнести весьма неожиданные сюрпризы, что называется, в режиме реального времени.

Именно так и произошло на днях, когда президент, председатель Халк Маслахаты Милли Генгеша Курбанкули Бердымухаммедов сделал заявление об очередной «рокировке», касающейся не только возглавляемой им верхней палаты парламента — Халк Маслахаты и всего парламента — Милли Генгеша в целом, но и в который уже раз — многострадального Основного закона Туркменистана — Конституции.

Казалось бы, готовясь два с половиной года назад к транзиту власти, хитрый стоматолог предусмотрел все, вплоть до ревизии законодательной институции — Меджлиса (парламента). 26 сентября 2020 года были внесены поправки в Конституцию Туркменистана, отразившие переход парламента на двухпалатную систему: к Меджлису был добавлен Халк Маслахаты. В туркменском законодательстве термины «верхняя» и «нижня» палаты не употребляются, но в общемировой практике парламентаризма они давно прижились, и мы также постепенно стали к ним привыкать, называя Халк Маслахаты верхней, а Меджлис — нижней палатами. (О том, какую трансформацию за 30 лет претерпел «уникальный представительный орган народной власти» Халк Маслахаты, мы подробно описали в материале «Осторожно, Маслахат! См.: «Гундогар», раздел «Власть», 10.02.2022).

Конституция определяла численный состав обеих палат, требования к избираемым депутатам и членам, а также была внесена норма, касающаяся будущего самого Бердымухаммедова: перейдя в статус экс-президента, что естественным образом было связано с планом «преемник», он мог при желании пожизненно оставаться членом Халк Маслахаты. Одновременно Конституция запрещала действующему президенту избираться членом Халк Маслахаты и депутатом Меджлиса.

Как известно, К.Бердымухаммедов это правило нарушил. Он не только стал членом верхней палаты, все еще оставаясь президентом, причем даже не пройдя процедуру выборов: его имя задним числом было внесено в список уже избранных членов. Более того, он единогласно был избран председателем этой палаты, к которому, в сответствии с Конституцией, переходило временное исполнение полномочий президента (т.е. его самого после отставки) вплоть до выборов нового президента. Впрочем, никого это не возмутило и даже не удивило.

25 октября 2020 года был принят Закон «О Милли Генгеше Туркменистана», который вводился в действие с 1 января 2021 года.

28 марта 2021 года состоялись первые выборы в верхнюю палату нового туркменского парламента — Халк Маслахаты. Как мы уже отмечали, загадочным образом членом, а затем и председателем его стал действующий президент К.Бердымухаммедов. Еще около года он незаконно занимал эту должность вопреки Конституции. (О выборах членов Халк Маслахаты см.: «Выборы, выборы!», «Гундогар», раздел «Аналитика», 29.03.2021).

11 февраля 2022 года на совместном заседании обеих палат президент Курбанкули Бердымухаммедов представил ту самую 30-летнюю программу «возрождения новой эпохи могущественного государства», о которой шла речь в начале этой статьи. Покончив с программой, которая, разумеется, была единогласно одобрена, он перешел «на лирику»:

«Теперь вот уже 15 лет я работаю на высшей и очень ответственной должности президента Туркменистана. Одновременно я исполняю обязанности председателя Кабинета министров Туркменистана, председателя Государственного совета безопасности, Верховного главнокомандующего Вооруженными силами Туркменистана, председателя Халк Маслахаты Милли Генгеша Туркменистана», — перечислил он свои государственные посты, а также напомнил, что два года назад достиг возраста Пророка Мухаммеда (29 июня 2020 года ему исполнилось 63 года).

«Я поддерживаю мысль, что дорогу к государственному управлению на новом этапе развития нашей страны надо дать молодым руководителям, воспитанным в духовной среде и в соответствии с высокими требованиями современности. Свой огромный жизненный и политический опыт я, как председатель Халк Маслахаты, намерен далее направить в эту область», — сказал Бердымухаммедов, однако о том, каким образом это будет осуществляться, пока не уточнил и ни о своей отставке, ни о своем преемнике, ни о предстоящих выборах не упомянул, оставив страну и остальной мир в неведении. «Но мы-то знали: преемник уже готов и робко топчется в приемной»  — так прокомментировал непроизнесенные президентом слова один знакомый чиновник.

На следующий день стали появляться кое-какие подробности будущего транзита. Будто бы какой-то мелкий чиновник из Центризбиркома в беседе с корреспондентом какого-то иностранного (!) издания как бы ненароком сказал, мол, президент поручил начать подготовку к выборам. В середине дня вышло краткое сообщение Милли Генгеша о том, что выборы президента состоятся 12 марта, ровно через месяц после принятия решения об их проведении. О причинах проведения также ничего не сообщалось.

В 2016 году, накануне очередных выборов Бердымухаммедов предложил увеличить срок президентских полномочий с 5 до 7 лет. Таким образом, его президентский срок истекал не в 2021, а в 2023 году, и он мог оставаться на посту еще два года, но, возможно, не рассчитал своих сил. Однако, как гласит Основной закон Туркменистана, если президент по тем или иным причинам не может исполнять свои обязанности, Меджлис назначает выборы, и в этот день полномочия президента переходят к временно исполняющему обязанности, а выборы проводятся не позднее 60 дней со дня перехода полномочий.

Выборы были назначены на 12 марта. С результатом 97% голосов избирателей победил Сердар Бердымухаммедов. Его отец, Курбанкули, отныне носящий «титул» экс-президента, остался на посту председателя Халк Маслахаты Милли Генгеша.

Так что же случилось? Почему так однообразно-постно лицо молодого президента? Почему он так печально смотрит на нас с газетных страниц? Он сидит на фоне все тех же ковров, в той же позе, что и его отец, за тем же столом и, возможно, в том же кресле, в котором тот сидел совсем недавно. И даже руки его сложены на манер отцовских: левая кисть снизу, правая — сверху.

Он стал президентом в 40 лет — не каждому это дано. Так почему же он так покорно и равнодушно ведет себя, почему берет позолоченные (или золотые?) ножницы и разрезает очередную символическую ленточку в присутствии сотен сограждан, ловящих каждое его движение, как будто с рождения только этим и занимался, или лопатку, чтобы выкопать ямку для деревца и посадить его вместе с замирающим от счастья маленьким мальчиком? Или ему незнакомы обычные человеческие эмоции?

Но еще хуже он чувствует себя в обществе коллег-президентов СНГ. Им бы все подшучивать, а достойно ответить на шутку ему не удается!

Глядя на отца, который весело улыбается, на равных общаясь с зарубежными коллегами, ему, Аркадаглы Сердару становится и вовсе не по себе. И что за бестолковые у него имиджмейкеры! И тут не могли придумать что-нибудь оригинальное! Взяли и приставили к его имени титул отца. Сказали, что «по просьбам трудящихся»… Теперь вот отец опять что-то задумал, опять какую-то «рокировку» планирует.

А и в самом деле, что же такое задумал Герой-Аркадаг?

«Командовать парадом буду я!»
(К.Бердымухаммедов)

В том, что идея возвращения туркменскому парламенту статуса двухлетней давности принадлежит именно ему, я почти не сомневаюсь, хотя некоторые наблюдатели считают это способом ограничить влияние и понизить авторитет Бердымухаммедова-старшего, намекая, в том числе, на его возраст и состояние здоровья.

Помнится, когда мы узнали о его желании «дать дорогу молодым», многие тоже считали, что Герой-Аркадаг потихоньку уйдет с политической арены, а он, хитрец, ограничился лишь непродолжительным отпуском под предлогом окончания работы над очередной, семьдесят-какой-то книги. К тому же у меня есть несколько аргументов в пользу моей версии.

Чтобы решиться на такой шаг — объявить о возвращении однопалатной структуры парламента без объективной и четко выраженной причины значит подвергнуть себя очередной порции издёвок со стороны ехидных журналистов и политиков, которые с удовольствием будут напоминать: мы же вам говорили, что у него «не все дома»! Помните, как он свалился с лошади? Поэтому инициатору этой идеи, если им был Герой-Аркадаг, надо было очень тщательно подготовить почву для реализации этой инициативы и гарантировать ее успешное завершение и надежное информационное сопровождение. А то, что это была не спонтанная идея, а тщательно продуманное решение, мне очевидно.

1 марта 2022 года, буквально за 10 дней до президентских выборов председатель Халк Маслахаты Милли Генгеша Курбанкули Бердымухаммедов, являющийся также исполняющим обязанности президента Туркменистана, выступил с программной речью перед членами Халк Маслахаты и депутатами Меджлиса. Туркменские СМИ назвали состовшееся мероприятие «встречей лидера нации с членами Милли Генгеша Туркменистана».

Статус этого мероприятия был не вполне ясен. Как следует из закона «О Милли Генгеше Туркменистана», председатель Халк Маслахаты может созывать заседание Халк Маслахаты, а также совместное заседание Халк Маслахаты и Меджлиса. О работе парламента в формате «встреча» в законе «О Милли Генгеше Туркменистана» ничего не говорится.

Цель данной встречи, как сказал К.Бердымухаммедов, это «приумножение наших успехов и законодательное закрепление предстоящих грандиозных дел и достижений страны». Подчеркнув, что в текущем году будет отмечаться 30-летие Конституции независимого Туркменистана, он выразил мнение о необходимости внести в Основной закон изменения, «соответствующие современному этапу развития государства и стоящим перед ним грандиозным задачам». Какие изменения, он не уточнил. И сколько ни вчитывайся в текст выступления, понять это невозможно. Как часто бывало, смысл утонул в потоке ничего не значащих шаблонов. Понятно было одно: многострадальной туркменской Конституции уготована очередная перетурбация, вполне вероятно, вплоть до изменения формы государственного правления.

«Считаю необходимым в новую эру развития Родины — Возрождение новой эпохи могущественного государства — в целях обеспечения соответствия норм и принципов Основного Закона нашей страны духу и требованиям новой эпохи разработать предложения по совершенствованию Конституции Туркменистана. При этом вопросы совершенствования деятельности органов государственной власти, пересмотра их прав, обязанностей и полномочий должны быть основными при разработке данных предложений».

Какие еще изменения имелись в виду и почему нельзя было ввести их полтора года назад, когда Конституцию готовили к «рокировке»? Что изменилось за эти 18 месяцев, тем более, что на повестке дня стояли выборы нового президента. Еще неизвестно, что придет в голову ему.

Готовясь покинуть свой любимый президентский дворец Огузхан, Бердымухаммедов-старший заговорил о том, что необходимо принять меры для «обеспечения соответствия норм и принципов Основного Закона нашей страны духу и требованиям новой эпохи». Откуда он знал, что новая эпоха предъявит Туркменистану какие-то новые требования? Или он инстинктивно что-то предчувствовал, или хотел исправить какие-то собственные ошибки? Потому что оставшиеся несколько дней до выборов и окончательного лишения его статуса главы государства он успел распорядиться о проведении прокурорских проверок ряда служб; министру юстиции поручил начать разработку проектов правовых актов «в целях дальнейшей модернизации законодательства», в том числе, Основного закона; секретарю Совета безопасности было указано на необходимость продолжения военной реформы, преобразований в военной сфере, внесения изменений и дополнений в законы Туркменистана «О воинской обязанности и военной службе», «Об обороне», «О Государственной границе Туркменистана» и «О таможенной службе».

Касались ли эти вопросы ситуации, связанной с уже начавшимся военным вторжением российских войск на территорию Украины, неизвестно, однако в ходе заседания многократно подчеркивался нейтральный статус и оборонительный характер военной доктрины Туркменистана.

Он также дал указание начальнику Службы безопасности подготовить его переход в статус экс-президента. Были ли это какие-то дополнительные меры к тем, что подробно описаны в Конституции и законе «О президенте Туркменистана», неизвестно. Но его явно что-то беспокоило.

И вот, наконец, 11 января 2023 года тема «совершенствования деятельности органов государственной власти» возникла вновь. Президент Сердар Бердымухаммедов подписал указ о проведении 21 января 2023 года в г. Ашхабаде совместного заседания палат Милли Генгеша Туркменистана с участием представителей общественности для обсуждения вопросов, касающихся реорганизации Милли Генгеша в Меджлис Туркменистана и возвращения Халк Маслахаты статуса «высшего представительного органа народовластия». Будем надеяться, что хотя бы на часть вопросов будут даны ответы.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью