Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
04.10.2022  
Власть

19.07.2022
Золотая лопата и много слов

Turkmen.news

Визит Сердара Бердымухамедова в Узбекистан разочаровал население

Власти двух соседних стран, народы которых связаны многочисленными узами, не намерены вводить безвизовый режим.

Президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов  впервые в статусе главы государства посетил Узбекистан и встретился с Шавкатом Мирзиёевым. Визит прошел очень торжественно: чего стоит одна только посадка дерева золоченым садовым инвентарем. Но наблюдатели видят в этой поездке мало смысла для простых граждан. Например, несмотря на громкие заявления о братстве, дружбе и добрососедстве, даже не обсуждался вопрос отмены виз между двумя странами, в которых многие граждане состоят в родстве.

В подробном репортаже узбекского телевидения можно видеть торжественное прибытие Бердымухамедова в Ташкент. Главу Туркменистана встретил в аэропорту премьер-министр Узбекистана Абдулла Арипов. По пустым улицам кортеж из десятков автомобилей и мотоциклов доставил гостя сначала к Монументу независимости для возложения цветов и небольшой экскурсии, а затем в резиденцию Куксарой, где его ожидал Мирзиёев. Затем последовало исполнение гимнов, смотр почетного караула, посадка дерева на Аллее почетных гостей… В интернете широко обсуждают золоченую лопату, лейку и ведро, которые использовались при посадке елки.

Мирзиёев без доли иронии поздравил Сердара с «убедительной победой на выборах» и высказал серию похвал не только ему самому, но и его отцу и предшественнику на президентском посту Гурбангулы Бердымухамедову. «Президент Шавкат Мирзиёев высоко оценил огромный вклад Героя-Аркадага Гурбангулы Бердымухамедова в развитие туркмено-узбекского диалога, благодаря начинаниям которого взаимодействие между двумя странами-соседями обрело качественно новое наполнение, а также в укрепление добрососедства в регионе Центральной Азии», — рапортует туркменское госинформагентство ТДХ.

В дальнейшем стороны договорились о множестве позитивных свершений: о двукратном увеличении объемов торговли в ближайшие годы (конкретные даты не называются), о расширении сотрудничества в «автомобилестроении, электротехнической, текстильной и фармацевтической отраслях, пищевой промышленности и сельском хозяйстве». Подчеркивалось, что в 2021 году на 17% выросли грузоперевозки между двумя странами, и в текущем году тоже сохраняется тенденция к росту. Обсуждались вопросы водного хозяйства, проблемы Арала, ситуация в Афганистане и многое, многое другое. Было подписано большое количество соглашений.

При этом не был затронут вопрос, действительно волнующий многих жителей Узбекистана и Туркменистана. Власти двух соседних стран, народы которых связаны многочисленными узами, не намерены вводить безвизовый режим. Бердымухамедов и Мирзиёев обсудили лишь вопрос создания туркмено-узбекской зоны приграничной торговли, соглашение о которой было подписано еще в октябре 2021 года, но до сих пор не исполнено. Стороны выразили уверенность, что зона начнет действовать «в скором времени».

Но даже если это действительно случится, свободной приграничной торговли мало. Граждане двух стран хотели бы свободно перемещаться через границу, навещать родственников и друзей, посещать свою малую родину. Однако с 2013 года был отменен даже упрощенный порядок перемещений для жителей приграничных областей. Сейчас из-за карантинных мер Узбекистан оказался отрезан от Туркменистана так же жестко, как все остальные страны мира.

«В ходе встречи Мирзиёев и Бердымухамедов не раз говорили, что у нас братские народы, — отмечает источник turkmen.news. — Но и в Узбекистане, и в Туркменистане принято, что брат ходит в гости к брату без приглашения. А виза — это именно приглашение, как для чужого человека. На туркменских пунктах погранконтроля установлены современнейшие сканеры. Машины и людей можно было бы проверять, чтобы между странами не возили наркотики или оружие. Но этот потенциал не хотят задействовать».

Наблюдатели недовольны тем, что президент Туркменистана прибыл в Ташкент самолетом и побеседовал с главой Узбекистана под кондиционерами во дворце Куксарой.

«Перешел бы он границу где-нибудь между Туркменабадом и Алатом или между Дашогузом и Ургенчем, — рассуждает источник. — И Мирзиёев приехал бы туда просто так, без ковров и цветов. Посмотрели бы, как люди в реальности живут, поговорили бы с местными жителями, что их волнует, чего бы им хотелось от этого визита. А то всякий раз, во время каждой встречи президентов наблюдается одно и то же: подпишут десятки никому не нужных документов, скажут сотни красивых слов…».

Вероятно, власти Туркменистана опасаются, что в случае отмены виз в Узбекистан хлынут толпы граждан Туркменистана, но не с целью навестить родных или полюбоваться достопримечательностями, а, например, с целью снятия денег в банкоматах. Вообще-то эти опасения не беспочвенны, но почему же тогда на встрече президентов так много говорили о процветании Туркменистана? Разве в процветающей стране возможен дефицит наличных? Ну а если серьезно, то наличие визового режима до ввода коронавирусных ограничений не останавливало «банкоматных туристов», а лишь усложняло им жизнь. Ради решения своих финансовых проблем они выстаивали многочисленные очереди за визой.

Власти Туркменистана опасаются также, что молодежь, особенно этнические узбеки, будут стремиться уезжать на учебу в Узбекистан. В середине нулевых и позднее в приоритете у выпускников школ Лебапского и Дашогузского велаятов были вузы Бухары, Ургенча, Ташкента. Завершив образование, молодые специалисты не торопились вернуться домой, а предпочитали найти применение полученным знаниям на родине предков. И это несмотря на то что родительский дом их по-прежнему оставался по ту сторону узбекской границы.

Но и сегодня, несмотря на визовый режим, в Узбекистане учатся около 2 тысяч туркменских студентов.

Привлекательной для жителей приграничных регионов Туркменистана была возможность получать медицинские услуги в соседнем государстве. Так, жители Дашогузского велаята ездили на обследование и лечение в соседнюю Хорезмскую область. В Ургенче еще долгое время сохранялся состав медиков советской медицинской школы, в то время как туркменская медицина растеряла всех своих лучших специалистов, а выпускники нового века не дотягивали и до среднего уровня. Закрытие границы, по сути, опустило занавес как для большей части молодежи, желающей учиться в Узбекистане, так и для людей с заболеваниями, требующими серьезного лечения.

Несомненно, Сердар Бердымухамедов осознает все риски ослабления визового режима. Он, в частности, боится усиления исламского влияния на свое население, поскольку в Узбекистане религиозные настроения гораздо сильнее. В то же время Бердымухамедов понимает, что местных узбеков уже ничего не держит в Туркменистане, и они, как и казахи, могут тут же рвануть вслед за своими детьми на историческую родину.

«Раньше в нашей стране были бесплатные газ, вода, электричество, низкая стоимость бензина, — вспоминает источник. — Узбеки, приезжая в Туркменистан навестить своих родственников, завидовали, ведь у них эти услуги всегда были дорогими. Теперь, когда и туркмены вынуждены за все платить, завидовать стало нечему».

Численность населения Туркменистана — фактически секретная информация. Официально до сих пор утверждается, что в стране проживает 5-6 миллионов человек. Но неофициальные источники, в том числе опирающиеся на неопубликованные итоги переписи 2012 года, настаивают на том, что за последние годы численность населения снизилась фактически вдвое. В этих условиях власти считают правильным не только сдерживать эмиграцию, но и вообще максимально уменьшать контакты граждан с другими странами, превращая поездки за границу и беседы с иностранцами в привилегию президента и правительственных чиновников. Конечно, в таких условиях не требуется обсуждать отмену виз: у «тех, кому надо», есть дипломатические паспорта.

Turkmen.news

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью