Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
04.07.2022  
Власть

16.05.2022
В тени отца

Леонид Колосов

Последние дни окончательно убедили Сердара Бердымухаммедова в том, что он находится в тени своего отца, и выйти из этой тени ему будет очень и очень непросто.

Вялотекущий ход политической жизнь Туркмнистана, спровоцированный формальным переходом власти от отца Курбанкули Бердымухаммедова  к его сыну Бердымухаммедову Сердару, негативно сказался на качестве и без того однообразного официального информационного сопровождения рутинных занятий нового главы государства. Тем более, что Бердымухаммедов-старший умело воспользовался своим правом после многолетних неустанных трудов получить, наконец, заслуженных отдых. Да и то не для того, чтобы поваляться в тени цветущего весеннего сада, а чтобы завершить начатую книгу и подготовиться к двум важным международным мероприятиям регионального уровня: Межпарламентской встрече Центральная Азия-Россия и одноименному женскому форуму.

Забегая немного вперед, отметим, что оба мероприятия прошли в установленные сроки, организованно и в полном соответствии с разработанным сценарием.

Брошенному же на произвол судьбы преемнику нового сценария никто не предложил, поэтому ему не оставалось ничего другого, как, находясь в прежних декорациях, не меняя излюбленной позы своего отца, с кислым выражением лица проводить еженедельные заседания Совбеза и Кабинета министров.

Выехал, правда, однажды в прикаспийские края: слишком жарким был апрель в Ашхабаде, говорят, более 130 лет не было такой жары. Но и тут, вместо того, чтобы нырнуть в морскую прохладу, не снимая черной «спецодежды» и галстука, отправился на церемонию открытия новой больницы в г.Туркменбаши, где лениво промямлил, что-то типа «для государства нет более важной задачи, чем забота о здоровье населения», клацнул золотыми ножницами, разрезая традиционную ленточку, и исчез за дверями больницы, мысленно вознося хвалу Всевышнему и благословляя человека, придумавшего кондиционеры.

Вернувшись в столицу, Сердар продолжил заниматься тем, что, как кажется, получалось у него лучше всего — направо-налево раздавать своим подчиненным выговоры. На конструктивную критику ему не хватало ни знаний, ни словарного запаса, а выговор объявить — на это большого ума не надо. Достаточно сказать, мол, объявляю выговор и требую исправить ошибки. А какие ошибки — это каждый провинившийся и сам знает.

Вот что странно: если после вступления в должность главы государства и правительства Сердар не стал вносить изменения в состав Кабинета министров, то почему за два месяца этим чиновникам было объявлено, как минимум, восемь выговоров: трем хякимам, четырем вице-премьерам и еще одному чиновнику рангом пониже. Значит ли это, что они не соответствуют требованиям своего шефа, и с ними стоило бы расстаться уже два месяца назад?

И отец, как назло, в отпуск ушел, разбирайся, мол, сам, сынок, ты уже большой! Переоделся, костюмчик легкий надел, галстук снял, пуговку верхнюю на рубашке расстегнул. В Авазу съездил, в Арчман на минеральные источники водички попить, с внучками по торговому центру гуляет… До того дошел, что объявил: на заседания Кабмина сам ходить не буду, а буду посылать своего заместителя.

Непривычно людям его без большой свиты видеть, удивляются, некоторые руками машут, приветствуют своего Героя-Аркадага, а тот и рад, улыбается, в ответ тоже машет…

...Впервые люди заподозрили что-то неладное 9 мая. Ранним утром прибыли к мемориальному комплексу «Halk hakydasy» — «Народная память» на традиционное возложение цветов к монументу павшим воинам представители общественности, аксакалы, пожилые тетушки, члены парламента, дипломаты, но не было ни президента, ни членов правительства. Церемония тем временем началась, и возглавили ее председатели палат Милли Генгеша Курбанкули Бердымухаммедов и Гульшат Мамедова.

Клянусь, окажись я там в этот момент, отсутствие президента реально поразило бы меня, как удар грома. Но не на тех напали! Люди быстренько опомнились и принялись наблюдать, как трогательная пара немолодых людей возлагает к подножью монумента корзину алых гвоздик.

Как бы это могло выглядеть, если бы в церемонии участвовал президент Сердар Бердымухаммедов? Традиционно право первому возложить цветы принадлежит главе государства, затем уже идут представители парламента, вице-премьеры, главы правоохранительных и военных органов, министры и так далее.

Представьте себе картину: Сердар в одиночестве идет к монументу, а Герой-Аркадаг ждет своей очереди. Или они идут вместе, что еще более нелепо: не в парке же гуляют, в конце концов. Как же быть? Думаю, план торжественной церемонии 9 мая обсуждался не только на семейном совете, и кому-то в голову пришла здравая мысль не сталкивать отца и сына в такой день.

Получилось, кажется, неплохо, но многие задались вопросом: что же это выходит? Наш новоизбранный президент не почтил память павших героев Великой Отечественной войны и всех других павших воинов, а также погибших в землетрясении 1948 года?! Ведь его прадедушка тоже воевал, правда, уцелел, но зато потом погиб в землетрясении. Нехорошо!

А буквально через несколько дней случилось и вообще нечто необычное: начали съезжаться в Ашхабад гости на те самые мероприятия, для подготовки которых испросил у сына-президента разрешения на отпуск экс-президент-отец. Чтобы не утруждать читателей подробностями, скажем коротко: однозначно главным героем, или, выражаясь современным языком, главным актором этих нескольких дней был… нет, не президент Бердымухаммедов, а председатель верхней палаты парламента Бердымухаммедов!

Опуская подробности того, каким именно способом ему удалось занять этот пост, отметим лишь, что исполнил он свою роль более чем успешно.

Он чувствовал себя, как рыба в воде, он встречался с руководителями делегаций, выступал с большой программной речью на заседании межпарламентского форума, вручал орден Валентине Матвиенко, сам принимал различные награды, улыбался, благодарил — словом, был в самом эпицентре события.

«Я не могу найти достойного на Земле,
Ты — уникален.
Скажи, Дорогой,
Расскажи, Очи мои,
Откуда у Тебя такая прекрасная душа?!»,
 — вопрошала его народная поэтесса Гозель Шагулыева. Что он мог ей ответить?

Эту душу грела мысль о том, что он вовремя закончил работу над своей новой книгой, поделился с согражданами мыслями и опытом, смыслом всей своей жизни. Нам еще предстоит познакомиться поближе с этим «кладезем мудрости», новой версией идеологического трактата, пришедшего на смену давно устаревшей и исчезнувшей (к счастью!) из нашей жизни ниязовской «Рухнаме». Крутится где-то на околоземной орбите эта книжица, а может, преодолев земное притяжение, затерялась в космическом пространстве. Ну, туда ей и дорога!

А что же молодой Бердымухаммедов, спросите вы. В эти дни он еще раз убедился в том, что находится в тени своего отца, и выйти из этой тени ему будет очень и очень непросто. Его не пригласили в качестве почетного гостя на заседание этого дурацкого регионального межпарламентского форума, которым так гордится его отец, не дали выступить, сказать хотя бы несколько слов о дружбе и сотрудничестве или, по крайней мере, зачитать по бумажке обращение к делегатам и самому вручить орден, которым он как президент наградил тетю Валю.

Он вспоминал церемонию открытия больницы, на которой он вроде бы и был главным действующим лицом, но «шохрат!» кричали не только ему, Сердару, но и Аркадагу, а у участников церемонии в руках были не только цветы и флажки, но также книги его отца. 13 молодых врачей и медсестричек в белоснежных одеждах, стоя на крыльце больницы, бережно держали каждый по одному тому 13-томного сочинения о лекарственных растениях!

Пора браться за перо, подумалось ему.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью