Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
16.12.2018  
Власть

26.01.2018
Чьи интересы защищает Аркадаг

Максат Дурдыджан

Бердымухаммедов полностью оправдал свое прозвище «Аркадаг»–«Защитник». Вот только действует он отнюдь не в интересах туркменского народа, а своих турецких, французских и прочих «друзей» и приближенных, выполняющих его капризы за баснословные деньги.

«Прогнило что-то в датском государстве»
(В. Шекспир, «Гамлет»)

На фоне урезания социальных льгот, общего ухудшения уровня жизни в Туркменистане, валютной вакханалии и экономической нестабильности, президент Курбанкули Бердымухаммедов продолжает щедро одаривать иностранные компании новыми инвестиционными проектами. Так, в начале текущего года Аркадаг поручил построить в Ашхабаде новые дорогие… гостиницы. Их уже в столице столько, что жители сбились со счета. Причем, большее время года эти гостиницы пустуют.

Аркадаг любит, когда его называют национальным лидером, однако ашхабадец Н. с многолетним стажем работы в строительном бизнесе не считает Бердымухамедова таковым. Более того, по его мнению, «президент по доброй воле давно стал дойной коровой нечистоплотных турецких и других иностранных компаний, работающих в стране. Наш Аркадаг направо и налево разбазаривает природные богатства народа во благо ловкачей-иностранцев».

Обратимся к фактам. В ходе визита в Турцию в августе 2015 года на встрече с турецкими бизнесменами Аркадаг заявил: «Колоссальные природные ресурсы Туркменистана, в первую очередь углеводородные, создают благоприятные условия для дальнейшего расширения взаимовыгодных деловых отношений… большое значение также имеет проводимая политика “открытых дверей”». То есть природные ресурсы служат не народу, а «взаимовыгодным деловым отношениям» Аркадага в рамках политики «ты мне — я тебе».

В действительности за годы независимости многие иностранные компании возвели в Туркменитане несколько сотен объектов различного назначения, на которые были потрачены десятки миллиардов долларов. Например, по данным турецкого интернет- портала Turkish Contractors Association, турецкие строительные компании за период с 1992 года по апрель 2016 года построили в Туркменистане 983 обьекта на сумму 48,1 млрд долларов. В среднем стоимость одного возведенного обьекта обошлась почти в 49 млн долларов. Следует учесть, что появившись в Туркменистане в 1992 году, турецкие компании в среднем осваивали по 2 млрд долларов в год. Стоимость же всех возведенных турецкими компаниями объектов в 1,7 раза превышают годовой бюджет Туркменистана на 2018 год.

Для сравнения, в России за этот же период было построено 1939 обьектов на общую сумму 64.9 млрд долларов, или в среднем 33,4 млн долларов за обьект. И это при том, что россиян в 25 раз больше, чем туркмен.

Складывается впечатление, что Туркменистан готов отдать все средства, зарабатываемые от продажи природных ресурсов, лишь бы турецкие компании не остались без работы. Аркадагу «жгут карманы» народные деньги? Или это своеобразный способ накопления собственного капитала?

«Ясно, что из-за специфики режима местные контролирующие органы не смеют задавать президенту вопросы. А куда смотрят мировые державы и международные организации, громогласно объявляющие борьбу с коррупцией?» — возмущается мой собеседник.

Кстати, турецкие компании, работавшие ранее с правительством Ниязова и теперь — Бердымухаммедова, почти все были созданы после 1992 года и специально для операций в Туркменистане. Обращает на себя внимание и другое — c какой ловкостью и скоростью одни турецкие компании получают желаемые обьекты, а другие возводят их. Подобный трюк «турецкоподанному» Остапу Бендеру и не снился! Например, на сайте компании «Полимекс» значится, что Арка нейтралитета (в народе «трехножка»), Дворец бракосочетаний в Ашхабаде, цементный завод в Джебеле построены якобы этой фирмой. На самом деле все указанные обьекты возвела компания «ALFA Engineering & Construction Co.». Только работодателем, то бишь заказчиком, уже на сайте «Альфы» указан «Полимекс», а не Туркменистан. Даже фотографии на сайтах одинаковые.

Читатель может возразить, мол, нормальная практика — основной подрядчик и субподрядчик. Так вот, обычно субподрячик нанимается, если предстоят особо сложные или технологически специфические работы по обьекту, а у основного подрядчика нет опыта и специалистов для его возведения. Но не в этом случае: Арка нейтралитета была построена в 1998 году именно «Полимексом», а сейчас она почему–то называется по-другому, и «Полимекс» почему–то значится заказчиком объекта.

«Альфа» строила многочисленные обьекты в Туркменистане по заказу и другой турецкой компании — «ГАП Иншаат». Заметьте, на всех сайтах турецких строительных компаний не указана стоимость возведенных обьектов. Можно только догадываться, какую прибыль по этой сложной схеме получают ее турецкие участники, ну и… «защитник всех туркмен». Именно Аркадаг отбирает подрядчиков и субподрядчиков, утверждает проект, контролирует весь процесс, принимает работу и выписывает платежи. Отсюда и получается, как минимум, тройное удорожание строек.

Всего «Альфа» построила в Туркменистане более 50 таких объектов, а в списке заказчиков у нее значатся также «Белда Иншаат», «Норсел» и другие партнеры Бердымухаммедова.

Сегодня «ГАП Иншаат» строит 9 обьектов в Туркменистане, в том числе 7 для опекаемого президентом Министерства здравоохранения. За какие заслуги такая благосклонность? В самом деле, ну невозможно доселе неизвестной компании без опыта строительства, квалифицированных специалистов и много другого нахватать заказов, а затем качественно и в срок их исполнить. Невольно на ум приходят слова великого Шекспира: «Прогнило что-то в датском государстве».

И если бы дело ограничивалось только финансовым грабежом. Хотел написать с легкой руки… но нет — с алчной руки «всетуркменского защитника» «данайцы» с берегов Мраморного моря уже более глубоко и серьезно проникли в экономику Туркменистана. Востоковед Александр Князев в аналитическом эссе «Турция в Центральной Азии: традиции и парадигмы» пишет: «Турецкая компания ''Полимекс'' имеет сильных лоббистов в силовых структурах. Турецкие компании и спецслужбы резко усилили вмешательство во все внутренние процессы [в Туркменистане], стараясь не только укрепить свое влияние, но и максимально наполнить все структуры власти своими людьми».

«Ты мне — я тебе»

Вернемся к началу. Подрядчиком одной из будущих дорогостоящих гостиниц в Ашхабаде станет небезызвестная французская компания «Буиг». Похоже, начался новый виток отношений между Аркадагом и этой компанией. «Буиг» прославился тем, что главным лозунгом его работы в Туркменистане стал «Демократия и права человека — не наша тема», за что нещадно подвергался критике со стороны международных правозащитных организаций. Согласно политике этой компании, привилегия демократии и соблюдения прав человека принадлежит только Франции, а за ее пределами — хоть трава не расти. Вообще-то лицемерие и двойные стандарты присущи многим западным элитам. Франция до сих пор применяет современные методы колониализма в Африке. Например, 14 бывших французских колоний обязаны передавать 65 процентов своих валютных резервов французскому казначейству и еще 20 процентов — в качестве финансовых обязательств.

Хитрость состоит и в том, что эти бывшие колонии могут получать кредиты за счет переданных валютных резервов у французского же казначейства по коммерческим ставкам. То есть, фактически занимать у самих себя, а проценты отдавать Франции. Также официальный Париж обладает первоочередным правом покупки природных ресурсов этих стран, как и первоочередное право французских компаний получать там контракты.

Не стоит надеяться, что «Буиг» будет гнушаться чем-то подобным в Туркменистане. Именно «Буиг» обеспечил доставку в Ашхабад суперсовременного гроба для Туркменбаши да и многого другого. А затем организовал официальный визит нерукопожатного Бердымухаммедова во Францию, где тот был принят президентом Николя Саркози, который сам в свое время попадал под обвинения в коррупции. Тогда многие вспомнили выражение «рыбак рыбака видит издалека».

Тогда же в статье «Строительное безумие для диктатора» опубликованной в газете Le Monde, были подробно изложены некоторые аспекты работы «Буиг» в Туркменистане. Один из разделов статьи так и называется «Экскаваторы имеют все права, граждане никаких».

«Власти предупредили жителей за три дня до сноса [жилых домов]. У одной семьи, которая отказалась выехать, полицейские выбросили все имущество на улицу, разбив всю посуду и заковали в наручники мать», — рассказывается в статье. И все потому, что семья мешала строительным работам «Буига», которому глубо наплевать на судьбу выброшенных на улицу тысяч жителей Туркменистана.

Здесь же есть момент, четко показывающий лицемерие французского истеблишмента. Стараясь смягчить критику в адрес местного режима и политики французских компаний в Туркменистане, посол Франции в Туркменистане Пьер Лебович предложил рассматривать авторитаризм в историческом контексте и нисколько не смущается строительной лихорадки, охватившей нынешнего туркменского президента. Он не увидел ничего тревожного также и в участии «Буига» в укреплении культа личности Бердымухаммедова.

«Факт, что один новый глава государства стремится оставить свой отпечаток в столице с 23-летней историей, по-моему, это не выглядит лишенным основания. Как бы поступили наши короли?» — вопросил Лебович, напрочь проигноровав тот факт, что городу Ашхабаду вовсе не 23 года.

Здесь же можно привести выдержку из воспоминаний бывшего генерального директора «Буиг Туркмен» Альдо Карбонаро, как он вместе с родственником Бердымухамедова — управляющим делами Аппарата президента Туркменистана Юсупом Ишанкулиевым искал супер-яхту для Аркадага. По воспоминаниям Карбонаро, после выполнения поручения Бердымухаммедов лично поблагодарил его и дал наставления: «Если Ишанкулиев захочет от вас нечто такое, что не входит в сферу вашей деятельности, исполняйте и не бойтесь, все будет оплачено».

В 2015 году «Буиг Туркмен» лег на дно, то есть свернул все свои работы в Туркменистане (как раз в то время, когда активизировались французские журналисты, искавшие факты коррупции). И вот… всплыл обратно. Видимо, три последних года французам не дает покоя проплывающий мимо них туркменский корабль, ведомый «защитником» и наполненный миллиардами денег. Если во всем мире строительные компании трудятся в поте лица, надеясь получить копеечную отдачу от каждого вложенного доллара, то туркменский рулевой дает возможность иностранным друзьям-бизнесменам не только не вкладывать свои кровные, а еще и получать сверхприбыль, измеряемую баснословными суммами.

Вот так и растут в Туркмении, как грибы после дождя, помпезные отели, гольф-клубы, дворцы и прочие никому не нужные вычурные декорации. Чем больше разных завитушек налепить на объект, совершенно не принимая во внимание ни климатические, ни сейсмологические условия страны, тем выше можно прописать сумму контракта. Для чего туркменам сотни полупустующих гостиниц, домов отдыха, есть ли у них финансовая возможность отдыхать и лечиться в них, Аркадага и его зарубежных партнеров не интересует. Туркменский студент, будущий юрист, так охарактиризовал сложившуюкя ситуацию: «Контроля никакого, иностранные компании рады отсутствию финансовой прозрачности и пользуются случаем. Когда еще будут такие возможности разбогатеть «на халяву»?!»

Схема «ты мне — я тебе» работает безотказно. Иностранные строительные компании «одариваются» новыми строительными обьектами по личному распоряжению президента. Причем суммы контрактов указываются только в долларовом эквиваленте. А это в Туркменистане огромное преимущество, потому что означенные строительные компании не обречены стоять в очереди за банковской конвертацией, как это вынуждены делать местные предприниматели. Все расходы оплачиваются по распоряжению Аркадага — и сразу в валюте.

Многие с радостью восприняли весть, что с 1 января 2018 года у граждан Туркменистана появится больше шансов найти работу в иностранных компаниях. Распоряжением Государственной миграционной службы все действующие иностранные фирмы в Туркменистане обязаны соблюдать соотношение местного и иностранного персонала 9:1.

Да, ранее новостройки кишели турками, китайцами и прочими гастарбайтерами, но постепенно их количество уменьшилось. За время строительного бума местные рабочие овладели новыми специальностями, научились новым технологиям, и это очень хорошо. Однако по-прежнему зарплата туркменских специалистов и рабочих остается мизерной, что позволяет иностранным компаниям наживаться и тут.

«Нам приходится работать сверхурочно, за мизерную плату. Это практически рабский труд, у нас нет никаких прав. Недоволен? Пошел вон!», — рассказывает работающий на иностранную строительную компанию житель города Мары. Он просил не указывать не только свое имя, но и компанию, в которой работает. Его можно понять. Остаться без работы в стране, когда экономика нестабильна и зашкаливает безработица, равноценно гибели.

Политика Аркадага удерживает значительную часть туркменских обывателей на грани бедности. Привилегию богатеть он предоставляет исключительно близким ему иностранным и отдельным местным компаниям. Именно поэтому показатель Туркменистана по неравенству при распределении доходов — один из самых высоких в мире.

За годы президентства Курбанкули Бердымухаммедов полностью оправдал свое прозвище «Аркадаг»–«Защитник», но только не в отношении туркменского народа, а своих турецких, французских и прочих «друзей» и приближенных, выполняющих капризы туркменского диктатора за баснословные деньги.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью