Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
18.11.2017  
Власть

03.11.2017
Реанимация Халк маслахаты — возвращение к «законной» узурпации власти?

Руслан Тухбатуллин

1 ноября на заседании Кабинета Министров глава парламента Туркменистана Акджа Нурбердыева сообщила, что сейчас готовятся документы для принятия Закона «О Халк Маслахаты Туркменистана».

Неожиданное решение о реформировании Совета старейшин обратно в Халк Маслахаты (Народный совет) было озвучено в ходе последнего заседания Совета, которое состоялось 9 октября.

Ни официальные СМИ, ни другие источники заранее об этих изменениях не сообщали, поэтому обратное переформатирование Совета старейшин в Народный совет вызвало недоумение у жителей Туркменистана и международных экспертов.

История создания и предназначения Халк маслахаты изначально была не вполне понятной. В члены совета по неясным критериям собирали представителей всех ветвей власти: хякимов этрапов и велаятов, депутатов и министров разного ранга. Кроме чиновников в Совет отбирались и «представители народа» — старейшины, работники бюджетных сфер, бизнесмены. Совет был объявлен высшим представительным органом государства, хотя таким обычно является парламент.

В 2008 году, после прихода к власти Гурбангулы Бердымухамедова, Народный совет был переименован в Совет старейшин и лишен всех законодательных полномочий.

Теперь же, спустя 10 лет, упраздненный орган со всеми широкими полномочиями по каким-то причинам вновь понадобился руководству государства.

Чтобы понять, что это может означать для страны и какие цели преследовал президент, возвращая этот орган, «Хроника Туркменистана» обратилась за разъяснениями к экспертам со следующими вопросами:

— Какие цели Сапармурат Ниязов преследовал создавая Халк маслахаты?
— Почему заняв пост президента Гурбангулы Бердымухамедов этот орган упразднил?
— Для чего был реанимирован Народный совет и почему именно сейчас?

«К Халк маслахаты я всегда относился, как к некой декорации»

Правозащитник, главный редактор информационного сайта «ТуркменЮрт» и президент международного экспертного центра «Янардаг» Гельды Кяризов:

К Халк маслахаты я всегда относился, как к некой декорации. Все яшули (старейшины), принимавшие участие в заседаниях, были лишь актерами, которых я регулярно встречал на разных массовых мероприятиях. Я присутствовал на одном из заседаний и видел, как они рвали воротники, когда совет голосовал за то, чтобы признать за Сапармуратом Ниязовым пожизненное президентство.

Халк маслахаты должен был убедить в демократичности режима внешнего зрителя, то есть различные посольства в Туркменистане и международное сообщество в целом. Для населения же он был неким проводником новой идеологии. Ранее коммунистическая, а потом переформатированная под демократическую партия была довольно слабая и не годилась для этой роли. Люди же, отобранные для участия в Совете, обладали большим авторитетом и влиянием среди населения.

Нужно отметить, что Ниязов довольно успешно пользовался этим инструментом для обхода каких-то законов. Например, когда эта толпа скандировала «Ölüm! Ölüm!» («Смерть! Смерть!»), требуя казнить арестованных по подозрению в участии в покушении на Ниязова.

Ниязов апеллировал к тому, что эти собрания являются частью культуры туркмен. В истории народа некоторые собрания действительно проводились. Например, такой совет собирал Нурберды-хан накануне Геокдепинского сражения. Однако необходимо понимать, что на тот момент у туркмен не было государственности, были отдельные племена, проживавшие на территории нынешнего Туркменистана и эти советы были нужны для согласования их действий. В том виде, в котором их создал Ниязов, собрания не имеют к истории нации никакого отношения.

К моменту прихода к власти Гурбангулы Бердымухамедова этот орган уже обладал определенным весом и мог помешать новому президенту развернуть плечи. Бердымухамедов хотел избавиться от самых влиятельных и авторитетных среди населения членов Халк маслахаты, оставив только самых управляемых, которые выбрали других, более лояльных яшули — членов Совета старейшин — органа, который был создан на основе Халк маслахаты.

Помимо этого, у членов Халк маслахаты, можно сказать, руки были в крови, после инцидента с покушением, когда члены собрания криками требовали смерти арестованных. А вопросы об этих осужденных часто возникали у многих зарубежных наблюдателей, в том числе и у иностранных дипломатов, работавших в Туркменистане.

Воссоздать Халк маслахаты Бердымухамедова сподвигло желание убедить международное сообщество в демократичности режима. Ведь прежние попытки успехом не увенчались и главы демократических государств даже не поздравили его с победой на последних выборах.

Бердымухамедову не нравится, что в развитых странах его считают узурпатором власти, поэтому для того, чтобы доказать, что в Туркменистане существует демократия, он вернул Халк маслахаты, в котором будут представлены все слои населения, а не только старшие поколения. Это должно вернуть ему легитимность в глазах мировой общественности, ведь теперь не только старейшины, а весь народ будет его поддерживать.

Сейчас на Бердымухамедова усиливается международное давление в связи с кампанией «Покажите их живыми!». В свое время он мог бы открестится от преступлений Ниязова, но не сделал этого. Более того, сейчас появляются новые политические заключенные, которые лишены связи с внешним миром и которые уже тоже включены в список людей, пропавших без вести в туркменских тюрьмах. Теперь же, с помощью Халк маслахаты, можно будет опять списать все преступления на волю народа.

«Халк маслахаты понадобился Ниязову, чтобы получить контроль над парламентом»

Председатель Республиканской партии Туркменистана (в изгнании) Нурмухаммед Ханамов:

Халк маслахаты понадобился Ниязову, чтобы получить контроль над меджлисом. Изначально он упразднил должность главы правительства и сам возглавил кабинет министров, а после этого озаботился тем, чтобы взять на себя руководство и над законодательной властью, то есть парламентом (согласно Конституции Туркменистана и принципам демократического устройства государства, глава исполнительной власти не может одновременно возглавлять и законодательную. — Прим. ред.).

Такая схема с Народным советом, который в итоге стал высшим представительным органом (выше парламента) и дала ему эту возможность, ведь он сам же его и возглавил.

В члены совета были включены и депутаты, и хякимы (руководители) различных велаятов (областей) и этрапов (районов), и старейшины, что позволило Ниязову утверждать, что инициативы, выдвигаемые на заседаниях совета исходят не от президента, а от представителей Халк маслахаты и решения принимаются с согласия народа.

С помощью Халк маслахаты Ниязов продвигал свои неоднозначные идеи и незаконные решения. Например, в ходе одного из заседаний Совета вопреки Конституции он получил право на пожизненное президентство.

Разумеется, глава парламента также не посмел бы противоречить Ниязову, который мог получить все необходимые решения от меджлиса, но в этом случае требовалось бы больше времени и лишних действий. Кто-то должен был предлагать инициативы, потом парламент должен был это обсудить и, в итоге, принять. А в случае с Халк маслахаты все проводилось очень быстро. Кроме этого, ситуация, при которой законодательный орган передавал бы президенту все больше полномочий, выглядела бы совсем смешно.

Придя к власти, Бердымухамедов, с одной стороны, утверждал, что продолжит политику своего предшественника, а с другой должен был показать международному сообществу, что готов пойти на изменения и реформы. Поэтому совет он оставил, но отнял у него все полномочия, превратив высший представительный орган в совещательный.

Сейчас, когда Бердымухамедов крепко сидит в своем кресле и с ним, как с главой государства на высшем уровне контактируют Россия, Китай, и другие страны, он не чувствует какой-либо угрозы своей легитимности и, думаю, только сейчас начинает понимать смысл и преимущества ниязовского Халк маслахаты.

При этом я не связываю принятие решения по воссозданию Халк маслахаты с кризисом или какими-то внутренними волнениями. Думаю, в любом случае он рано или поздно пришел бы к этому решению.

«Само существование Халк маслахаты противоречило сразу нескольким статьям Конституции»

Главный редактор информационного сайта «Гундогар» Байрам Шихмурадов:

Халк маслахаты был задуман как супердемократический институт, орган общинного самоуправления, с помощью которого Сапармурат Ниязов хотел продемонстрировать свою близость к народу и народным традициям.

В действительности же правовой статус этого института с самого начала вызывал много вопросов. Само его существование противоречило сразу нескольким статьям Конституции Туркменистана, в частности, статье 4, провозглашающей принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную.

Халк маслахаты вносил явный дисбаланс в систему органов власти, нейтрализуя основополагающий конституционный принцип их самостоятельности, уравновешенности и взаимного сдерживания. Несмотря на название, Халк маслахаты (Народный совет) фактически таковым не являлся, поскольку практически целиком состоял из назначаемых президентом чиновников. При этом, будучи главой исполнительной власти, президент обязан был подчиняться решениям Халк маслахаты, которые сам же и подписывал в качестве его председателя — уникальная ситуация, не имеющая аналогов в мировой истории.

Эксперты называли Халк маслахаты «главным легитимизирующим органом антиправовых инициатив диктатора», и с этим определением можно согласиться.

Бердымухамедов пришел к власти в результате весьма сомнительных с правовой точки зрения процедур, тесно граничащих с заговором и государственным переворотом. Ему нужно было срочно оправдаться за произошедшее перед мировым сообществом, поэтому в Туркменистане заговорили о реформах, главной из которых стала реформа системы органов власти. Приняв решение об упразднении Халк маслахаты — одного из столпов осточертевшего всем ниязовского режима, Бердымухамедов получил порцию похвалы из-за границы и одобрение у себя дома.

Что касается реанимации Народного совета, не существует никакого разумного объяснения подобному решению, оно абсолютно иррационально. Ничего, кроме вреда, государству оно принести не может. Больше тут нечего комментировать.

Источник :: Хроника Туркменистана
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью