Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
23.10.2017  
Власть

05.10.2017
От Рахмонова до Рахмона

Владимир Кожемякин

Как эволюционировал бессменный лидер Таджикистана

Нынешний борец со славянскими фамилиями и названиями прошел путь от электрика на маслозаводе до бессменного президента.

5 октября исполняется 65 лет президенту Таджикистана Эмомали Рахмону. Будучи фактически пожизненным руководителем республики, он официально носит титул «Основатель мира и национального единства — Лидер нации». Как бывший электрик, продавец и секретарь парткома всего этого добился?

Эмомали Рахмонов (такую фамилию он носил до 2007 г.) родился в небольшом посёлке Кулябской области Таджикской ССР и был третьим сыном в многодетной семье. Отец будущего президента — ветеран Великой Отечественной войны, мать — домохозяйка. После школы Эмомали работал электриком на маслозаводе, в 1970-х служил на Тихоокеанском флоте, после демобилизации вернулся на завод, но потом устроился на работу продавцом. Заочно учился в университете (факультет экономики), был секретарём правления и председателем профкома колхоза, занимал должность в партийных органах. За несколько лет дослужился от секретаря парткома совхоза до инструктора райкома, а вскоре стал директором совхоза им. Ленина.

В 1992 г. Рахмонова избрали депутатом Верховного Совета Таджикской ССР. В 1994 г. в стране состоялся конституционный референдум и президентские выборы. Рахмонов выиграл их, набрав больше половины голосов избирателей.

Оценили качества хорошего исполнителя

Как отмечают эксперты, после распада СССР в Таджикистане жестко конкурировали две группировки: бывшая партийно-хозяйственная номенклатура, которую поддерживали Россия и Узбекистан, и «исламско-демократическая» оппозиция. В стране началась кровопролитная борьба за власть, которая быстро перешла в настоящую гражданскую войну.

«Я был свидетелем того, как Эмомали Рахмон, в ту пору еще Рахмонов, был избран председателем Верховного совета Таджикистана, — сказал ''АиФ'' Аркадий Дубнов, эксперт по странам Средней Азии. — Он тогда был достаточно робок и худощав, этакий красивый и молодой председатель Кулябского облисполкома, а перед этим — полевой командир. За власть он никогда не боролся: его выделили, оценили качества хорошего исполнителя и поручили важную работу. Политиком он был слабым, да и какая в Таджикистане могла быть в те годы политика, если не иметь в виду митинги на площадях? Самую главную победу Рахмонов одержал, когда при поддержке Советской армии и узбекских военных сумел вытеснить, причем очень кровавым образом, вооруженную таджикскую оппозицию из Таджикистана в Афганистан. И это стало очень важной вехой на его пути к власти».

После избрания президентом в 1994 г. Рахмонов успешно пережил вооруженные мятежи и покушения (в 1997 г. в его кортеж швырнули гранату, а 2001-м террорист привел в действие взрывчатку возле трибуны, где выступал глава государства). Одолев наиболее активных оппозиционеров и конкурентов, он занялся укреплением вертикали власти: например, провел референдум по внесению изменений в конституцию, получил право баллотироваться на пост президента в 2006 г. и занимать президентское кресло еще два 7-летних срока.

По словам Дубнова, глава Таджикистана всегда полагался прежде всего на тех, кого хорошо знает — сначала это были выходцы из родного Куляба, а потом — члены семьи: «Политику он доверил шурину, мужу своей сестры, а также дочери Озоде и сыну Рустаму».

Как официально сообщается, Эмомали Рахмон женат на соотечественнице, у супругов 9 детей: двое сыновей и 7 дочерей. Все они занимают ключевые посты в стране и связаны браками с представителями власти. Сын Рустам, например, руководил управлением по борьбе с контрабандой, а потом стал мэром столицы. Говорят, что Эмомали Рахмон видит в нем преемника — президентское кресло сын якобы может занять в 2020-м. А в начале 2016-го Рахмон назначил свою дочь Озоду главой президентской администрации.

Умело маневрирует между большими державами

Ряд экспертов видят заслугу Рахмона в том, что он не дал Таджикистану скатиться к хаосу по примеру государств Северной Африки и Ближнего Востока. Дескать, будучи умеренно авторитарным руководителем, жесткой рукой удерживает порядок в стране, которая другого стиля правления просто не приемлет.

«Нельзя сравнивать Таджикистан с Ираком и Ливией — богатейшими нефтяными странами с традициями независимого государственного устройства, — считает Дубнов. — Таджикистан — страна очень бедная. У нее нет ни нефти, ни газа. Нет и исторического опыта самостоятельного государственного существования. Но есть представление о том, какой должна быть власть на окраинах советской империи, и есть опыт коммунистического партхозстроительства. Возможно, Эмомали Рахмон и удержал свою страну от хаоса, но лишь потому, что сам Таджикистан был мало кому интересен с точки зрения большой геополитики».

Впрочем, когда Китаю понадобились некие редуты, охраняющие от исламских радикалов Синцзянь-Уйгурский автономный район КНР, внимание Поднебесной к Таджикистану резко возросло — тем более, что в нем проживает много уйгуров. Китайцы стали помогать Душанбе, в том числе финансово, укреплять границы, и даже были готовы посылать в Таджикистан своих военных. Сейчас Рахмон умело маневрирует между Россией и Китаем: Пекин готов помогать Таджикистану материально, Москва же обеспечивает ему военную безопасность и дает возможность зарабатывать в РФ таджикским гастарбайтерам, которые вносят огромный вклад в ВВП страны. Плюс к тому, Рахмон умело эксплуатирует интерес к своей стране со стороны США и Индии.

Не так давно Эмомали Рахмону удалось урегулировать территориальный спор с Китаем, который длился аж 130 лет. КНР, в частности, требовала вернуть 28,5 тыс. кв.км таджикской территории. В итоге президент Таджикистана уступил 1,1 тыс. кв.км на Восточном Памире. Это соглашение оценил даже Академический комитет Евросовета по международным отношениям, который присвоил Рахмону звание «Лидер XXI века».

Боролся с золотыми зубами и славянскими фамилиями

В 2006 г. во время визита в сельскую школу Эмомали Рахмон заметил у учительницы школы вставные золотые зубы и сказал: «Как же мы сможем убедить международные организации в том, что мы бедные, если у нас сельские учителя ходят с золотыми зубами!» После этого всем гражданам страны было предписано удалить золотые протезы.

А в 2007-м, выступая перед представителями интеллигенции, лидер таджикской нации призвал их вернуться традиционным культурным корням и использовать национальную топонимику. В частности, объявил, что решил поменять свою собственную фамилию с Рахмонова на Рахмона. А кроме того, запретил специальным указом регистрировать в ЗАГСах детей, фамилии которых имеют славянские окончания «-ев» и «-ов» (при этом было разрешено использовать только персидские варианты их написания).

В 2009 г. Рахмон подписал закон «О государственном языке», определившем таджикский язык единственным для общения с органами государственной власти — в то время как Конституция страны провозглашала русский языком межнационального общения. А в 2010 г. парламент принял поправки, согласно которым все законы и нормативно-правовые акты в официальной прессе должны публиковаться только на таджикском языке — так русский оказался полностью исключён из делопроизводства. Кроме того, при Эмомали Рахмоне в Таджикистане прошла волна переименований советских населенных пунктов: например, город Чкаловск стал Бустоном, Ленинабадская область — Согдийской, были переименованы кишлаки, горные вершины и улицы, носившие имена российских и советских кумиров — Пушкина, Гоголя, Гагарина и др.

Авторитарные «повадки» Рахмона, безусловно, стали предметом критики со стороны либеральной прессы. «И все же уравнивать его правление с культом личности Ниязова в Туркменистане, Каримова в Узбекистане или Ким Чен Ына в КНДР не приходится, — считает Дубнов. — В Таджикистане имеется относительная, по сравнению с тем же Туркменистаном, свобода слова. В интернете там можно публиковать мнения, достаточно рискованные с точки зрения официальной пропаганды. Да и сами по себе таджики гораздо более свободолюбивы, чем их соседи, и менее подвластны окрику начальства».

В 2013 г. на президентских выборах Рахмон переизбрался в 4-й раз. А в 2015-м ратифицировал закон, позволивший ему пожизненно занимать должность главы государства. После референдума в 2016 г. в Конституцию была внесена поправка, снимающая ограничение по количеству переизбраний на пост главы государства.

«Гипотетические угрозы Рахмону существуют, в первую очередь, со стороны его ближайшего окружения, — полагает Дубнов. — Если поведение президента перестанет устраивать тех, кто сегодня его поддерживает, эти люди могут предпринять в отношении него некие ''меры ограничительного свойства''. А вот передача власти сыну Рустаму пока выглядит крайне маловероятной. Гораздо более влиятельна его дочь Озода, у которой, между прочим, весьма напряженные отношения с братом».

Источник :: Аргументы и факты
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью