Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
23.10.2017  
Власть

14.11.2012
Цирк с конями

Леонид Колосов

Выражение «цирк с конями» используется, чтобы охарактеризовать нечто глупое, смешное, нелепое. Когда говорят: «Это просто какой-то цирк с конями!» — то хотят подчеркнуть абсурдность, странность происходящего.

Бывают и такие ситуации, когда переносное значение фразы и ее прямой смысл совпадают. Одна из них имела место в минувшее воскресенье в Ашхабаде. В цирк, где выступал конно-спортивный ансамбль с «оригинальным» названием «Галкыныш» — «Возрождение», неожиданно прибыл президент Курбанкули Бердымухаммедов.

«Неожиданный» визит президента была заранее спланирован и подготовлен, публика в цирке собралась, пройдя тщательный отбор и многочасовой тренинг. Вероятно, Бердымухаммедов был единственным человеком, кто мог поверить в этот «экспромт», искренне полагая, что восторг, который царил в зрительном зале и на манеже, бурные аплодисменты и возгласы «Да здравствует Аркадаг!» не могут быть всего лишь результатом длительных репетиций, а исходят из самых глубин народной любви и благодарности. Тем более, если эти возгласы рвутся из уст детей, дружно скандирующих здравицы. Ведь дети не могут так изощренно лгать, как взрослые, они действительно обожают своего Покровителя, своего президента, который весело водил с ними хоровод вокруг новогодней елки, катался на автобусе и пел по телевизору красивую лирическую песню. Зато обмануть детей — проще простого.

Сегодня их привели в цирк и велели ждать. Нарядные дети сели в удобные кресла и замерли. Они могли бы так просидеть и до самого вечера в ожидании чуда, однако Покровитель не заставил себя долго ждать. Вместе с маленьким мальчиком, одетым в черный костюм с черным галстуком, он вошел в зал, излучая безмерную доброту и радость. «Слава Аркадагу!» — закричали дети, но президент остановил их царственным взмахом руки: «Слава детям эпохи могущества и счастья!» — предложил он новый вариант уже порядком затасканного слогана, и дети дружно подхватили его: «Слава, слава, слава!»

Президент уселся на отведенное ему место в окружении школьников. Одетый в простенький неформальный костюм — джинсы и клетчатую рубашку, он как бы говорил юной аудитории: «Вот он — я. Я — такой же, как и все, простой и демократичный. Вот я проснулся рано утром и подумал: а почему бы не сходить сегдня в цирк? Рядом со мной — мой внук, он тоже такой же, как и вы. Просто ему немножко больше повезло: его дедушка стал президентом».

Вряд ли до конца понимая историческое значение события, зато испытывая неподдельный восторг от красочного представления, внук все же иногда хмурил бровки и надувал щечки. Когда же по окончании программы дед посадил его на цирковую лошадь, а сам, подпрыгивая веселым зайчиком, подпевал артистам на манеже, маленький Бердымухаммедов понял, что быть внуком президента — это действительно круто.

Разумеется, ничего плохого в том, что президент посетил цирк, нет. К тому же он пришел не с пустыми руками, а подарил директору цирка 50 тысяч американских долларов, пачку которых побледневший от волнения директор то и дело прикладывал к вспотевшему лбу, про себя решая почти гамлетовских вопрос: целовать или не целовать руку дарителя.

Нет ничего плохого и в том, что вместе с ним пришел маленький внук. Прошли времена Туркменбаши, который, будучи сиротой в детстве, продолжал оставаться сиротой до самой смерти. Отдалив от себя сына и дочь, встречаясь с женой только по большим праздникам, а внуков видя и того реже, Сапармурад Ниязов променял счастье отца и деда на тяжкую долю «отца всех туркмен». Правда, родителей своих и погибших в землетрясении братьев он, похоже, любил и память их чтил настолько глубоко, что трижды совершал обряд перезахоронения их праха, каждый раз устраивая траурные церемонии, пока наконец сам не лег рядом с ними в семейном склепе.

Другое дело — Аркадаг. С самого начала было видно: это, что называется, «family man», семейный человек. У него был славный дед Бердымухаммед-ага, погибший в землетрясении, есть живой и здравствующий отец Мяликгулы-ага, который, как говорится в посвященной ему биографической книге, «прошел славный путь от учителя средней школы родного села до подполковника внутренней службы» и которому благодарный сын-президент соорудил прижизненный памятник. Есть подающий надежды амбициозный сын Сердар, есть, наконец, внук — его имя туркменские СМИ пока умалчивают. Представителей четырех поколений мужчин семьи Бердымухаммедовых (можно было подумать, что Бердымухаммедовы размножаются простым делением!) мы имели счастье видеть на ашхабадском избирательном участке в феврале, куда они прибыли на семейной реликвии — видавшем виды «жигуленке» — факт сам по себе достаточно рядовой, но благодаря стараниям чиновников и работников СМИ, превратившийся в тот самый «цирк с конями».

И таких примеров сегодня в Туркменистане предостаточно: кажется, президент Бердымухаммедов участвует в программе «Минута славы», так откровенно предлагая себя в качестве ТВ-героя и получая допинг в виде аплодисментов и возгласов «Слава!», без которых уже не может ни жить, ни работать. Для этого он готов скакать по арене цирка на ахалтекинском коне, гонять перед трибунами стадиона на велосипеде, участвовать в автогонках, петь под гитару и танцевать. «Цирк с конями» становится характерной особенностью его правления, все больше вызывая у населения стойкие негативные эмоции.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью