Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
10.12.2019  
СМИ и свобода слова

02.09.2009
«Золотые перья» Туркменбаши

Нургозель Байрамова

Бекдурды Амансарыев перешел на следующую ступень своей карьеры. В одной руке нового «информбаши» – золотое перо, которым он воздает хвалу свершениям «Золотого века», в другой – грязное перо придворного писаки, которым он клеймит отступников.

Этот заголовок родился быстро, сам собой. Не то, чтобы я на протяжении десятка лет следила за творческим путем и карьерным ростом, не побоюсь этого слова, апологетов туркменской журналистики, но согласитесь, выполнять довольно-таки грязную работу возьмется не каждый журналист. А точнее — ни один честный журналист. Последнее, впрочем, не относится к журналистам «ниязовской школы».

Таких в Туркменистане немного, раз-два и обчелся. Тем более, среди тех, кто пишет на русском языке. Есть замечательный дипломат от журналистики, или журналист от дипломатии — Сердар Дурдыев, бывший начальник отдела международной информации Аппарата президента Туркменистана, бывший советник посольства Туркменистана в Армении, бывший советник Постоянного Представительства Туркменистана при ООН в Нью-Йорке. Ныне… впрочем, на этом следы Сердара Дурдыева теряются. Следует только отметить, что повторяющиеся время от времени в статьях некоторых русскоязычных туркменских авторов стилистические шаблоны, присущие перу Сердара Дурдыева, вселяют оптимизм: жив, жив курилка! И не только жив, но и продолжает творить! Конечно, темы уже не те, да и масштаб уже не тот! А было время, Сердар Дурдыев клеймил позором и нехорошими словами… кого бы вы думали? Госдепартамент Соединенных Штатов Америки и правительство России!

Так и писал, мол, вы, господа американцы, предоставили визу и приняли на своей территории «уголовного преступника, объявленного в международный розыск по обвинению в контрабанде и незаконной торговле оружием, а также в присвоении государственного имущества в особо крупных размерах» — Бориса Шихмурадова. И даже пригрозил, что Ашхабад «не намерен беспристрастно взирать на такие факты, и уж тем более спускать дело ''на тормозах''».

Далее автор то ли по своей инициативе, то ли выполняя указание «сверху», добавлял: «Туркменские власти неоднократно заявляли о готовности предоставить все необходимые материалы и властям США, и любой международной организации, желающей изучить и расследовать уголовное дело Шихмурадова. Более того, Ашхабад готов предоставить возможность открытого ведения судебного разбирательства с привлечением всех заинтересованных лиц. У Туркменистана нет никаких тайн от мировой общественности, и уж тем более он не собирается делать секрета из банального уголовного дела.»

Впрочем, подобные заявления, как правило, остаются лишь на бумаге, что свидетельствует: тайны от мирового сообщества у Туркменистана есть — и немалые!

Творческая удача сопутствовала нашему герою на протяжении 2000-2002 годов. Тогда русскоязычные туркменские СМИ изобиловали статьями Сердара Дурдыева, посвященными политике нейтралитета Туркменистана, каспийской проблеме, месту Турменистана в мировом содружестве, вообще, и в Содружестве независимых государств (СНГ), в частности. В самых лестных формулировках описывалась деятельность Сапармурада Туркменбаши. Объективности ради, скажем, что на тот период времени по количеству и качеству произведенной продукции Сердару Дурдыеву равных в Туркменистане не было. А главное, поклонником его «творчества» стал сам Ниязов.

Sic transit gloria mundi

Даже небезызвестный Какамурад Баллыев, бывший пресс-секретарь и руководитель Государственной информационной службы Туркменистана не мог соперничать с Дурдыевым. Но и он был способен на великое, например, попытаться в своих статьях обосновать необходимость присвоения Сапармураду Ниязову титула Пророка либо переименования Туркменистана в «Туркменбашистан»: «Яркий свет из Центральной Азии будет озарять всю землю, и это будет свет Пророка Сапармурада… Сапармурад Туркменбаши — человек-пророк, заложивший основы новой туркменской нации. Туркмены, живущие в построенном им государстве, являются туркменами Туркменбаши. И материально, и духовно они коренным образом отличаются от прежних туркмен.»

Звучит не только абсурдно, но в какой-то степени и кощунственно, и лично мне глубоко противно. «Мы — евреи Шиндлера!» — с гордостью говорили спасенные немецким заводчиком узники «Освенцима». Но сказать: «Мы — туркмены Туркменбаши», — вряд ли кому-то, кроме Баллыева, пришло бы в голову.

Однако необъятной любви Баллыева к своему патрону-пророку было тесно в рамках газетных материалов. Его перо жаждало простора, и такая возможность вскоре представилась: «Праведный путь» назвал он свой двухтомный роман, основанный якобы на личных дневниках Ниязова периода 80-х годов.

Могущество пресс-секретаря до поры-до времени было велико: ни один журналистский материал не мог быть опубликован, если в нем, как минимум, два-три раз не упоминался Туркменбаши Великий. Не гнушался Баллыев и мирскими делами: случалось, присваивал чужие гонорары, «крышевал» коммерсантов — помогал их товарам миновать таможню, лоббировал строительные фирмы… Бывало, Ниязов ласково журил своего протеже, даже, помнится, оштрафовал его за курение в общественном месте…

Однажды, вручая Баллыеву очередную награду, Ниязов сказал: «Этот человек иногда перегибает палку, восхваляя мои заслуги, и мне приходится его одергивать, но что делать, он же поэт…» В ответ «поэт» заверил: «Если вы, любимый вождь, даже пнете меня под зад, я восприму это как божью благодать!»

«Благодать» снизошла на «поэта» неожиданно скоро. В августе 2002 года Какамурад Баллыев был освобожден от должности пресс-секретаря президента Туркменистана «за недостатки, допущенные в работе» и назначен главным редактором газеты «Эсгер» («Воин»). Карьера пошла под уклон, несмотря на всяческие старания главного редактора удержаться на плаву: так, именно Баллыев внес предложение о введении во всех учреждениях, рабочих коллективах, а также в школах, институтах и армии специалистов-преподавателей «Священной Рухнамы» — этаких «мухаддисов» ниязовского образца.

В июне 2006 года Какамурад Баллыев был уволен с должности главного редактора «Эсгера» «за серьезные недостатки, допущенные в работе, и за совершение уголовного преступления», затем арестован и приговорен к 17 годам лишения свободы.

Sic transit gloria mundi — Так проходил слава земная!

Мы не зря обратились к латыни. Пришло время вернуться к нашему первому герою, и вы поймете, при чем здесь этот древний, но вечно живой язык.

Sine ira et studio

Для пользы дела скромный «политолог Сердар Дурдыев» иногда перевоплощался в «политолога Сердара Мурадова». Вот почему-то только откровенно хвалебные статьи о Туркменбаши Великом: «Человек, сделавший себя сам», или «Туркменбаши приоритетов не меняет», или «Президент, идущий своим путем» — подписывались по-разному: Сергей Давыдов, Сергей Дронов, Сергей Духанин, Сергей Дубровин… Неизменными оставались инициалы авторов — С.Д., что, естественно, кроме узнаваемого «дурдыевского» стиля, наводило на мысль о скромном политологе.

Но полного расцвета творческий потенциал Дурдыева достиг на ниве разоблачений и бичевания «террористов», в первую очередь — своего бывшего шефа, главы МИДа Бориса Шихмурадова. Тут вчерашний мидовец, а ныне глава отдела международной информации Аппарата президента Туркменистана достиг поистине небывалых высот. Ненависти к «изменнику родины», и без того переполнявшей Дурдыева, добавляло то, что Шихмурадов в одной из своих статей назвал его (pardon!) «ниязовской шавкой». И если измену родине Дурдыев еще как-то снести мог, то «шавку» — никогда.

Старательно пересказывая доклады Генпрокурора Атаджановой, «золотое перо Туркменбаши» тщетно пытался заставить и читателя проникнуться своей ненавистью, перечисляя факты хищения истребителей, автоматов и боеприпасов, медикаментов и обмундирования, припомнил и отца, и сына, и брата — кто, когда и чем занимался, etc, etc — чем больше, тем «круче». В результате в запале наговорил такого, что чуть было не вызвало дипломатический скандал. Глава отдела международной информации Сердар Дурдыев заявил, что в России есть «политические деятели, которые покровительствовали организаторам покушения» на президента Туркмении Сапармурада Ниязова. При этом, подчеркнув, что заявление носит «официальный характер», признал, что у него нет доказательств того, что покушение было заказано и организовано из России, и не назвал никаких конкретных имен.

Российская сторона не сочла нужным давать по этому поводу официальный комментарий, более того, некоторые политики, в частности, Сергей Миронов и Михаил Маргелов назвали его «абсурдным».

По-своему «прокомментировал» выступление своего пресс-секретаря сам Ниязов: в январе 2003 года он отправил Дурдыева (от греха подальше — как бы еще чего не сболтнул!) в Ереван. Наши старые читатели, возможно, помнят, тогда «Гундогар» ( почти искренне!) напутствовал новоиспеченного дипломата: «Цтесуцюн, Сердар-джан!» (по-армянски «до свидания!»). А Сердар-джан опубликовал свою прощальную статью «Sine ira et studio» — «Без гнева и старания», что означает «совершенно беспристрастно».

«Без гнева и старания» поставил Дурдыев точку в своей карьере придворного журналиста, что же касается его «беспристрастности» в расследовании событий 25 ноября, пусть благодарит Бога, что его не постигла участь Какамурада Баллыева или Курбанбиби Атаджановой, ибо, как писал он сам, «высокие кресла в прошлом не могут являться индульгенцией от закона и даже гарантией более комфортной тюремной камеры…»

Операция «Наследник»

Сердару Дурдыеву было, на кого положиться, кому передать свое мастерство. Они сначала даже писали вместе — Сердар Дурдыев и Бекдурды Амансарыев, ну, прямо Ильф и Петров! В самом деле, то, о чем поведали авторы в статье «Проворовавшийся ''оппозиционер''» (это снова про Шихмурадова) — в одиночку не придумаешь: отец гнобил интеллегенцию и расстреливал духовенство, сын прожигал наворованные деньги в беспробудных пьянках и в походах по увеселительным заведениям…

Писать про «изменников» и «террористов» Амансарыеву понравилось, и он продолжил дело своего учителя. Можно сказать, что его перу принадлежит целая «галерея образов»: тут и братья Иклымовы, и Худайберды Оразов, и Нурмухаммед Ханамов, и Абды Кулиев, и Анатолий Фомин. А какой язык, какой стиль — ну, точь-в-точь незабвенная Курбанбиби Сенгреновна! Есть и собственные, авторские фразы, идущие из глубины его поэтической души: «Неутолимая жажда беспринципной и алчной наживы, охватившая в свое время некоторых руководителей, словно волчья яма, стояла на пути туркменского общества к своему расцвету.»

Я не зря заговорила о поэзии, ибо чем, как не поэтическим вдохновением, проникнуты следующие строки: «…Мы, граждане планеты Земля, живем в разных странах, регионах и материках, но наш Мир, как никогда ранее, Един и Взаимосвязан. И как бы далеко мы ни находились от тех мест, где происходят катастрофы и глобальные кризисы — военные, экономические, экологические, их последствия отражаются на нас так же, как и разрушительные силы цунами, губительно действуют на территории, далекие от его эпицентра.» О чем, бишь, это? Да об открытии Центра превентивной дипломатии ООН в Ашхабаде! Даже сам Сердар Дурдыев не сказал бы лучше! «В идее создания центрально-азиатской структуры ООН заложен огромный миросозидательный потенциал. Даруя жизнь своему детищу (Центру превентивной дипломатии!), мы нетерпеливо ждем, когда же наше чадо станет самостоятельным.»

Не менее поэтично описывал Бекдурды Амансарыев «истоки туркменского нейтралитета»: «Если внешнюю политику Туркменистана образно представить в виде пирамиды, то ее вершину, конечно же, займет уникальный по своему происхождению нейтральный статус… А основу (то есть базовый фундамент, на котором зиждется вся эта громадина) составят сформированные на протяжении длительного периода времени национальные традиции добрососедства, в которых четко сфокусировано отношение туркмен к такой духовной ценности, как мир…»

Сколько любви демонстрирует нам автор к таким, на первый взгляд, прозаическим понятиям! Да, надо быть истинным поэтом, чтобы назвать официальную структуру ООН «чудом бытия»!

К чему все эти «перлы», спросите вы. Мы же не занимаемся анализом творчества Б. Амансарыева. А вот, к чему: бывший главный редактор газеты «Нейтральный Туркменистан» Бекдурды Амансарыев после года нахождения на этом посту перешел на следующую, более высокую ступень своей карьеры. Он назначен председателем Государственной информационной службы Туркменистана, то есть своего рода «информбаши». В одной его руке — золотое перо, которым он в пышных выражениях воздает хвалу свершениям «Золотого века» и их творцам, в другой — грязное перо придворного писаки, которым он клеймит отступников.

К сожалению, он ничем не отличается от своих предшественников, а потому ни одного из описанных выше персонажей язык не поворачивается назвать журналистом. Это просто — перья

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью