Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
09.08.2022  
Оппозиция

25.11.2005
За тех, кого помню и уважаю...

Леонид Комаровский

Оценивая события трехлетней давности, я заявляю, что готов еще раз встать на площади перед зданием Меджлиса в Ашхабаде, чтобы быть вместе с теми, кто заявил о несогласии с диктаторским режимом Ниязова...

В течение всего времени с того дня, как туркменские власти под давлением правительства США, а также международных журналистских и правозащитных организаций вынуждены были освободить меня из-под ареста по сфабрикованному обвинению, я подвергаюсь разноообразным нападкам от неизвестных лиц. Анонимы постоянно звонят мне домой с угрозами, звонят в прямой эфир моих радиопередач в Нью-Йорке, Бостоне и Чикаго с требованиями прекратить критику в адрес кровавого диктаторского режима Сапармурада Ниязова.

Я хочу еще раз заявить, что никакие угрозы не заставят меня отказаться от того, что я видел своими глазами. Находясь среди демонстрантов во время названных событий и в течение двух суток им предшествующих, я не видел никакого оружия в руках людей, впоследствии обвиненных ниязовской «охранкой» в противоправных и террористических действиях. Ни под каким давлением я не откажусь от того, при чем присутствал, то есть от признания очевидного факта: три года назад, 25 ноября 2002 года в Ашхабаде я видел, что не было никакого вооруженного нападения на Ниязова, а была вполне легальная в понимании любого нормального человека мирная демонстрация. Измордованные и запуганные властью люди пытались выразить свое несогласие с диктаторским режимом, который лишил их элементарных человеческих прав, в том числе и обозначенных в конституции Туркменистана — той страны, в которой они родились и законам которой пытались следовать.

Моя личная война, объявленная в мае 2003 года, с человеком по кличке «Туркменбаши» продолжается и будет продолжаться до победного конца. Я ни секунды не сомневаюсь, что в этой войне победа будет на моей стороне. Дело, разумеется, не в моей личности, а в отчетливом понимании и осознании бесчеловечности и мерзости режима Ниязова, а равно и катастрофических последствий, к которым этот режим неизбежно приведет Туркменистан.

Я ни в коем случае не претендую на звание полководца в этой войне. Я веду свою войну теми способами, которые мне, как журналисту, доступны. Я веду эту войну, как обычный рядовой, призванный идеями гуманности, разума и необходимости обязательного соблюдения прав человека, даже если он имел несчастье родиться в стране, которой правит мизантроп Ниязов. Я веду свою войну для того, чтобы вышли из тюрем мои друзья — Борис Шихмурадов, Гуванч Джумаев, Иклым Иклымов, Батыр Бердыев и многие другие, которых я не называю, но помню и уважаю.

Оценивая события трехлетней давности, я заявляю, что готов еще раз встать на площади перед зданием Меджлиса в Ашхабаде, чтобы быть вместе с теми людьми, которые в тот день заявили о несогласии с диктаторским режимом Ниязова. Я готов предстать перед любым беспристрастным международным судом, который пожелает рассмотреть обвинения по 14 статьям кодекса об уголовных правонарушениях, которые предъявила мне ниязовская прокуратура три года тому назад. Более того, я готов разделить любое наказание с моими друзьями — Борисом Шихмурадовым, Гуванчем Джумаевым, Иклымом Иклымовым, Батыром Бердыевым и другими, в случае если нормальный суд нормальной страны или международной организации признает эти обвинения и это наказание справедливыми. Я готов разделить любые тюремные сроки со всеми сотнями людей, которые были осуждены по сфабрикованному делу о событиях 25 ноября 2002 года.

Это не пустые слова. Я сознательно отдаю себя легитимному суду и с уважением и покорностью приму любое его решение, основанное на законности.

Настоящим прошу вынести мне законный приговор.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью