Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
18.09.2018  
Частное мнение

13.08.2018
Дежавю по-туркменски

Азат Реджепов

В нацистской Германии практиковалось особое приветствие фюреру «Хайль Гитлер». Бердымухаммедов решил не отставать от нацистского вождя, и «Аркадага шохрат!» звучит по всей стране по любому поводу...

Наткнулся в интернете на описание фашизма и ощутил дежавю.

Любое инакомыслие жестоко преследовалось. На иностранные книги, газеты и журналы была введена жесткая цензура. Внутренняя печать и любая художественная деятельность строго контролировались. Библиотеки очищались от нежелательных изданий. [Здесь и далее цитаты из спецпроекта Lenta.Ru «Письма Рейха» — курсивом]

Думаете, речь идет о туркменских диктаторах? Один к одному, не правда ли? Хотя, речь в приведенной цитате идет о гитлеровской идеологии.

Да, диктаторские режимы имеют общие характерные черты. Однако, в процессе эволюции они совершенствуются в своей изощренности. Если по всей Германии пылали костры якобы вредных для немецкого общества книг, то туркменская диктатура пошла дальше. Искоренив всю нормальную литературу, власти завалили страну графоманскими перлами сначала одного, затем другого «национального лидера».

Главным идеологом у Гитлера был министр пропаганды и президент имперской палаты культуры Йозеф Геббельс, сосредоточивший в своих руках все рычаги управления прессой, радио, кинематографом, театрами и другими сферами немецкой культуры. У Сапармурада Ниязова на первых порах не было конкретного человека, отвечающего за продвижение eго идеологии. В этом малопочтенном труде, к сожалению, приняли участие многие знаменитые туркменские деятели культуры и искусства страны. Всех не перечесть. Особо вдохновленные поэтэсса Гозель Шакулиева и бахши Джемал Сапарова продолжают и по сей день воспевать, только теперь уже другого «любимого президента». Главную же роль в становлении культа Ниязова сыграла пресс-служба диктатора, в частности, работавшие там Дурдымухаммед Курбанов, Какамурад Баллыев, Ёвшан Аннакурбанов и другие их коллеги. Последний, к слову, вроде как пересмотрел свои взгляды и теперь работает на американском радио, хотя ранние диссиденты до сих пор подозревают его в предательстве и двуличии.

Именно с настойчивой подачи ретивых чиновников из пресс-службы первому президенту страны присвоили титул «Туркменбаши», а в стихах и песнях называли «седовласым ангелом» (туркм. «ак сачлы периште»).

Сегодня, согласно источникам, вся идеология сосредоточена в руках бессменного помощника обоих президентов Виктора Храмова. Он же является главным редактором авторского коллектива книг, якобы выходящих из-под пера Курбанкули «Аркадага» Бердымухамедова.

Как рассказывает экс-чиновник президентского аппарата, формировать мнение туркменских граждан Храмов начал еще при Туркменбаши. Например, у него были специально обученные «представители общественности», которые писали президенту хвалебные и благодарственные письма. Ежедневно эту приторную корреспонденцию подкладывали на стол Туркменбаши. Особенно храмовские писаки усердствовали, когда Туркменбаши проводил публичные экзекуции провинившихся чиновиков.

Опытный Храмов всегда умел доставлять удовльствие своим «шефам» и избавить их от напоминаний о проблемах, связанных с бездарным управлением страной. В нынешних условиях сильнейшего кризиса это его умение востребовано особо.

***

Для управления эмоциями масс служили многочисленные сборища, обращения, парады, демонстрации, факельные шествия и бесконечные митинги… Крупнейшими и наиболее значимыми массовыми мероприятиями в Германии стали партийные съезды.

В Туркмении, видимо для того, чтобы жители не отвлекались от любви к Аркадагу и не думали о приближающейся нищете и голоде, митинги и собрания, публичные чтения книг президента и о президенте, концерты, субботники, велопробеги, марафоны, ралли и и т.п. проводятся практически ежедневно.

***

Гитлер верил в «эффект толпы» и свое «магическое» влияние на массы. Известно, что основу массива толпы составляют неустойчиво акцентуированные личности, легко поддающиеся влиянию лидеров.

В Туркменистане делегированные со всех регионов страны участники всевозможных маслахатов и делегаты научно-практических конференций готовы часами слушать байки о том, как хорошо живется гражданам Туркменистана под руководством уважаемого Аркадага. По единому сценарию, подготовленному Аппаратом президента, участники этих сборищ единогласно одобряют любую чушь. Вспомнить хотя бы, как старейшины якобы от имени всего народа отказались от бесплатного газа, электричества и воды.

Кстати, если немецкий фюрер обладал ораторскими навыками, был чрезмерно красноречив и смело выступал перед любой толпой, фактически манипулируя ею, то ораторствующего Аркадага публика видит редко. Выйти к людям «живьем» он боится, а по телевидению его выступления дают в пересказе диктора. Дело в том, что Бердымухаммедов говорит, как наркоман — невнятно, тихо и очень медленно, не укладываясь в хронометраж телевизионных программ.

В нацистской Германии практиковалось особое приветствие фюреру «Хайль Гитлер», что означает «Да здравствует Гитлер!» Вот тут Бердымухаммедов решил не отставать от нацистского вождя, и «Аркадага шохрат!» («Слава Аркадагу!») звучит по всей стране по любому поводу, особенно при появлении самого Аркадага.

***

Система образования была реорганизована так, чтобы нацистская партия получила полный контроль над преподавателями, студентами и даже школьниками.

Для того чтобы людскими массами было легко управлять диктатор Ниязов примитизировал образование, а главным учебником по всем предметам сделал свою книгу «Рухнама». Ее изучали и цитировали начиная с детских садов, школ, вузов, а затем и в организациях, и на предприятиях. Без знания «Рухнамы» наизусть невозможно было поступить в вуз, устроится на работу, получить водительское удостоверение. Имея зарубежный диплом о высшем образовании (хоть Гарварда или Оксфорда), все равно нужно было учить «Рухнама», иначе диплом считался недействительным. Нынешняя молодежь хотя и имеет возможность получить образование за рубежом, но спецслужбы диктатора неустанно ведут за ними контроль, дабы молодежь ненароком не сбилась с идеологического курса, начертанного Аркадагом.

***

Для того чтобы эффективно управлять массами, нужно показать им врага, натравить на него, а расправу сделать выгодной и по возможности безопасной.

Врагом туркменских диктаторов всегда считалось инокомыслие, не важно, человек это, неправительственная организация или свободные СМИ. С людьми тут не церемонятся, дорога одна — тюрьма и гибель в безвестности. Диссидентов огульно клеймят с экранов теливизора, радио, печати… Дело доходит до того, что туркмены, дабы избежать проблем для себя, обходят стороной друзей и родственников, занесенных в списки врагов режима. Боятся даже присутствовать на похоронах «провинившегося».

При Ниязове массовая травля инакомыслящих, не разделяющих общепринятые в Туркменистане взгляды, достигла апогея после событий 25 ноября 2002 года, когда власти жестоко подавили поднимавшуюся волну народного протеста, и им важно было сделать это именно руками «простых людей». Тогда созвали Халк Маслахаты (Народный совет) и два дня разгоряченная толпа обезумевших «делегатов» требовала смерти для лидеров оппозиции: Бориса Шихмурадова, Батыра Бердыева, Иклыма Иклымова и даже тех активистов, кто в то время находился за границей.

Тогда же, для того, чтобы скрыть правду о том, что никакого покушения на жизнь президента не было, кроме того, что он до смерти испугался потерять власть, режиму пришлось закручивать гайки в отношении независимых средств массовой информации и людей, собиравших в Туркменистане информацию. Сфабрикованные дела в отношении журналистов и стрингеров стали обыденностью.

Правозащитницу Огульсапар Мурадову арестовали за «шпионаж и работу на разведслужбы иностранных государств» за сотрудничество с зарубежными СМИ. В застенках ее пытали и убили. Это самый известный случай, и он далеко не единственный. Это при Туркменбаши.

При Бердымухаммедове что-то естественным образом изменилось, но не отношение властей к правам и свободам человека. Регулярные издевательства и репрессии в отношении журналистов и гражданских активистов Солтан Ачиловой, Сапара Непескулиева, Гаспара Маталаева, Мансура Мингелова, Галины Кучеренко, Натальи Шабунц и других никого не удивляют. Призывы международных организаций обратить внимание на участившиеся смертные случаи заключенных в Туркменистане только раздражают режим.

***

Врагом Германского народа были назначены носители «дурной крови», «расово неполноценные» — евреи.

В Туркменистане на роль «неполноценных» были определены обладатели двойного российско-туркменского гражданства. Повседневным стало увольнение за незнание местного языка, отъем жилья, лишение социальных льгот, права на свободное передвижение и др. И неважно, что диктатура этими действиями попирала права, закрепленные в международных договорах. Главным для нее было поскорей избавится от «дурной крови» , неблагонадежных подданных другого государства. Печально, но сегодня идеология Аркадага закрывает глаза на то, как жители Ахалского велаята называют туркмен из других велаятов «нечистыми». Выдавить русских оказалось не очень сложно, с узбеками пока справиться не удается. Остается только злословить и издеваться по мере возможности.

***

Помимо врагов третьему рейху были необходимы герои. Первыми в списке героев стояли кумиры самого фюрера: прусский король Фридрих Великий, философ Ницше, композитор Вагнер.

Свои «герои» навязываются и туркменскому народу. Прежде всего это сами диктаторы. В одночасье были забыты и преданы забвению туркменские государственные деятели, писатели, ветераны войны, труда и т.д. Для придания значимости своим ничтожным личностям Ниязов присвоил себе титул Туркменбаши (Глава всех туркмен), Бердымухаммедов назвался Аркадагом (Покровителем). Героями Туркменистана стали доселе никому неизвестные отец и мать Ниязова, дед и родители Бердымухаммедова. В их честь были названы города, поселки, районы, улицы, фабрики, школы, воинские части… Многочисленные памятники заполонили страну.

***

Спорт, а в особенности крупнейшие спортивные соревнования — Олимпийские игры и чемпионаты мира — неоднократно использовались как инструмент идеологической пропаганды. Берлинская Олимпиада 1936 года занимает в этом ряду особенное место.

Имиджмейкеры Бердымухаммедова настолько «влюбили» его в спорт высших достижений, что для удовлетворения диктаторских амбиций из государственной казны безконтрольно распыляются огромные финансовые ресурсы. За всем этим у Аркадага, как и у Гитлера прослеживается механизм идеологической пропаганды. Если у нацистского лидера спорт служил популяризации «немецкого образа жизни и преимущества арийской расы», для чего и были проведены Олимпийские игры в Берлине, то для Бердымухаммедова, так же отстроившего помпезные спортивные сооружения для Азиатских игр в закрытых помещениях, эти игры стали лишь поводом покрасоваться самому.

Вообще-то, многие спортивные звезды, дабы не запятнать репутацию, стороной обходят Туркменистан. Как и в случае с Олимпийскими играми в Берлине, на Азиатские игры в закрытых помещениях не приехали ряд ведущих спортсменов и высокопоставленных чиновников из некоторых стран, не пожелавшие «светиться» рядом с туркменским диктатором. Иностранные спортивные в подавляющем большинстве СМИ проигнорировали ашхабадскую Азиаду, а все же вышедшие немногочисленные материалы несли негативный оттенок, что стало плохой рекламой для режима.

***

Горячие головы считают, что Гитлер поднял экономику, навел порядок в народном хозяйстве Германии и победил коррупцию. В действительности быстрый рост немецкой экономики был связан с милитаризацией, и развивалась она в соответствии с национал-социалистическими доктринами Третьего рейха, главной из которой являлся захват новых территорий. Туркменбаши и Аркадаг вначале тоже имели свои доктрины с громкими названиями типа «Золотой век» или «Эпоха возрождения», согласно которым туркмены уже должны бы кататься, как сыр в масле. Однако, за всем этим бредом, стоит простое одурачивание и ненасытная тяга власть имущих к наживе. Радужные рапорты о растущей экономике, не подкрепленные реальными фактами, не имеют ничего общего с настоящей жизнью простых туркменских обывателей, с трудом сводящих концы с концами.

Немецкий историк-исследователь Франк Байор о коррупции времен Гитлера пишет следующее: «…политическая коррупция достигла при господстве национал-социалистов не только ужасающих размеров, но стала одним из опознавательных знаков их системы». То, каких размеров достигла коррупция при Аркадаге, наверное, не снилось даже Гитлеру.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью