Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
28.01.2023  
Аналитика

19.01.2023
Сильный холод

Ахал-Теке

Так холодно, что Туркменистан приостановил экспорт газа в Узбекистан, Иран и даже Китай, который является его самым важным покупателем.

Парламент Туркменистана ничего не делает.

Единственная функция, которую он выполняет, — это позволяет правящей диктатуре утверждать, что в стране установлена представительная демократия. Зарубежные партнеры вносят свою лепту в поддержание этой фикции, сотрудничая с карманными депутатами, как если бы они были настоящими.

Все это не мешает туркменским властям постоянно переделывать свой единственный псевдопредставительный орган, что вызывает недоумение.

11 января Гурбангулы Бердымухамедов, председатель верхней палаты парламента, экс-президент и де-факто нынешний сопрезидент, предложил ликвидировать двухпалатную систему и вернуться к однопалатному парламенту. Это положит конец начатому два года назад эксперименту с двухпалатным парламентом.

На первый взгляд кажется, что это ослабит парламент, каким бы он ни был. Если допустить, что Туркменистан двигался к чему-то действительно (пусть даже отчасти) представительному, то такое развитие событий ведет его в другом направлении — к тому, что было в Туркменистане до 2008 года.

Именно в 2008 году, через год после прихода Бердымухамедова к власти после смерти его эксцентричного и непредсказуемого предшественника Сапармурата Ниязова, было принято решение о ликвидации Халк Маслахаты (Народного Совета) в том виде, в котором он тогда существовал. Среди 2 507 депутатов, входивших в состав этого органа, были представители политической элиты, несколько якобы избранных членов и бородатые старейшины общины, которые придавали столь необходимый колорит заседаниям совета, проходившим примерно раз в год. Масштаб и разнообразие состава Халк Маслахаты были призваны создать впечатление, что он в полной мере отражает пожелания населения.

Решение Бердымухамедова избавиться от Халк Маслахаты и передать ряд формальных полномочий парламенту, который сам по себе также является марионеточным, в то время наивно расценивалось как свидетельство реформистских настроений.

Когда Туркменистан в 2020 году перешел на двухпалатную систему, которая, по утверждению Бердымухамедова, позволила бы депутатам лучше отражать интересы местных общин, название Халк Маслахаты получила новая верхняя палата. Перед тем как уйти с поста президента и передать бразды правления своему сыну Сердару в начале 2022 года, Бердымухамедов стал председателем вновь сформированного совета.

Теперь выясняется, что так не пойдет. Выступая на совместном заседании палат парламента, Бердымухамедов-старший заявил, что в состав нового Халк Маслахаты войдут президент (его сын), спикер Меджлиса, председатель Верховного суда, члены Кабинета министров и целый ряд других представителей местных органов власти, государственных и полугосударственных структур. Этот орган будет обладать полномочиями по внесению изменений в конституцию и решению основных вопросов внутренней и внешней политики.

Палаты парламента вновь соберутся вместе 21 января, чтобы реализовать этот план по централизации власти.

Параллельно с этим на 26 марта были назначены выборы в Меджлис, состоящий из 125 членов. В тот же день по всей стране пройдут выборы в местные представительные органы, начиная от регионов и заканчивая селами. На практике все это не будет иметь большого значения.

Туркменам простительно, что они не обратили на все это особого внимания, учитывая, что им приходится справляться с аномально холодной зимой. 16 января базирующееся в Амстердаме издание Turkmen.news сообщило, что в некоторых районах страны температура упала до целых -25 градусов. Российский «Метеожурнал» также сообщил о рекордных -27 градусах на юге страны.

Turkmen.news сообщает о том, что в домах наблюдается низкое давление в системе газоснабжения, а это означает, что кухонные плиты не работают должным образом. Эта же проблема затронула и школы, поэтому занятия пришлось приостановить. Тысячи голов крупного рогатого скота замерзли насмерть. Автомобили скорой помощи иногда не могут добраться до заболевших, поскольку попросту не заводятся. В казармах, где располагаются проходящие военную службу молодые люди, так холодно, что многие заболевают.

Но государственные СМИ ни о чем из этого не сообщают.

СМИ соседнего Узбекистана пришлось сообщить о том, что Туркменистан приостановил экспорт газа в эту страну с 12 января. Очевидно, что это произошло вследствие морозов. По этой же причине Туркменистан прекратил поставлять газ в Китай, который является крупнейшим его покупателем.

Прокачка газа из Туркменистана в Иран также остановлена. Министр нефти Ирана Джавад Оуджи отчасти связывает серьезный кризис в электроэнергетике, охвативший его страну, с внезапным прекращением поставок газа из Туркменистана. В отличие от приостановки поставок газа на север, в случае с Ираном, это, очевидно, связано с тем, что Туркменистан должен в первую очередь удовлетворить внутренний спрос. Сложившаяся ситуация не лучшим образом скажется на состоянии ирано-туркменских отношений, которые в последнее время улучшались, особенно в результате активизации диалога по энергетическому сотрудничеству.

Весьма вероятно, что именно эта совокупность проблем послужила причиной строгого выговора (с последним предупреждением), который президент Сердар Бердымухамедов объявил вице-премьеру по ТЭК Шахиму Абдрахманову и главе государственной газовой компании «Туркменгаз» Батыру Аманову на состоявшемся 13 января заседании кабинета министров.

Всем, кто хочет убедиться в эффективности этих ставших обыденностью выговоров, достаточно вспомнить тот факт, что Абдрахманов и Аманов сталкивались с подобной ситуацией еще в декабре.

Этой парочке может казаться, что с ними несправедливо обошлись, поскольку вообще-то они работали в поте лица. На том же заседании Кабинета министров, где ему был объявлен выговор, Абдрахманов сообщил, что началась работа по строительству первого в Туркменистане подземного хранилища газа. По словам Абдрахманова, для подготовки технико-экономического обоснования проекта к работе будут привлечены международные консультанты.

Абдрахманов также объявил, что Туркменбашинский нефтеперерабатывающий комплекс приступил к производству того, то он назвал авиабензином марки В-92. Неясно, для каких типов самолетов будет использоваться это топливо, но тот факт, что государственный сайт назвал разработку этой марки авиатоплива триумфом импортозамещения, вероятно, позволяет предположить, что пока оно не будет экспортироваться или даже использоваться в самолетах, выполняющих международные рейсы.

В начале этого месяца специализированный новостной сайт Top10VPN.com опубликовал данные о том, во сколько обходится интернет-цензура различным странам. По его оценкам, отключение интернета в 2022 году могло стоить Туркменистану до 29 миллионов долларов, что кажется мизерной суммой, хотя она существенна, если учесть, насколько слаба связь страны с внешним миром.

Власти намерены усугубить ситуацию. 16 января Turkmen.news сообщило, что туркменские власти пытаются сделать приложение для обмена сообщениями ICQ (одно из немногих, которым продолжали пользоваться в стране) недоступным для местных интернет-пользователей. Turkmen.news предполагает, что это делается для дальнейшей популяризации разработанного в стране приложения для обмена сообщениями Start, которое в настоящее время доступно в бета-версии. Излишне говорить, что немногие готовы воспользоваться службой, которая не гарантирует конфиденциальность.

«EurasiaNet»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью