Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
10.12.2022  
Аналитика

30.09.2022
Туркменистан строит планы, а хотелось бы трубопровод

Ахал-Теке

Туркменистан традиционно поддерживает самые тесные отношения в сфере безопасности с Россией. Однако он находит возможность для развития военных связей с США и Китаем. Наш еженедельный бюллетень.

В недалеком будущем туркменские военнослужащие могут отправиться на обучение в американский штат Монтана.

25 сентября в Ашхабад прибыл командующий Национальной гвардией штата Монтана генерал-майор Джон П. Хронек  для переговоров о возобновлении сотрудничества в рамках программы Национальной гвардии «Партнерство со штатом», благодаря которой с 1990-х годов в США побывали многие сотни военнослужащих со всей Центральной Азии.

В последний раз, когда Туркменистан осуществлял партнерство с одним из американских штатов в области безопасности, выбор остановился на Неваде из-за географического сходства и рисков возникновения чрезвычайных ситуаций, то есть землетрясений. Это партнерство длилось с 1996 по 2011 год и с тех пор не возобновлялось.

Программа партнерства работает следующим образом: заинтересованные главы государств обращаются к послу США в своей стране с предложением стать партнером. Это значит, что данная инициатива пользуется полной поддержкой президента Сердара Бердымухамедова.

На встрече с Хронеком министр иностранных дел Рашид Мередов очертил круг интересов своего правительства, а именно: ликвидация последствий стихийных бедствий, киберзащита и строительный опыт.

Хотя эта программа призвана наращивать потенциал и способствовать личным контактам, Мередов дал понять, что он также видит перспективу возрождения партнерства как имеющую более широкие стратегические последствия. «В завершении встречи стороны выразили готовность к дальнейшему развитию и укреплению военного сотрудничества в соответствии с нормами Конституции Туркменистана», — говорится в заявлении Министерства иностранных дел.

Несмотря на статус постоянного нейтралитета, Туркменистан традиционно поддерживает самые тесные отношения в сфере безопасности с Россией. В октябре 2020 года марионеточный парламент в Ашхабаде после 17 лет проволочек ратифицировал соглашение о сотрудничестве в области безопасности, подписанное в 2003 году. В пакте в общих чертах говорилось о сотрудничестве в борьбе с терроризмом, организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, отмыванием денег, контрабандой и другими вопросами, связанными с безопасностью. Ратификация договора состоялась в особенно сложное время: как раз в тот момент в соседней Беларуси, где царит авторитарный режим, разгорелись политические волнения, которые не дают спать по ночам туркменским чиновникам, а также на фоне экономического спада, усугубленного пандемией COVID-19.

Это не означает, что Туркменистан не стремится к диверсификации в вопросах обороны. На каждый День независимости, который отмечается 27 сентября, армия демонстрирует оружие, произведенное в разных государствах: бронетанковая и внедорожная техника из США, России, Великобритании, Турции, Объединенных Арабских Эмиратов, Саудовской Аравии и других стран, противотанковые системы из Беларуси, зенитно-ракетные комплексы малой дальности китайского производства и так далее. Главным украшением прошлогоднего парада стал боевой БЛА турецкого производства Bayraktar TB2, получивший мировую известность благодаря их использованию Украиной против российских захватчиков.

А еще есть Китай. Во время своего апрельского визита в Ашхабад министр обороны Китая Вэй Фэнхэ пообещал предоставить технику и обучить туркменских военнослужащих.

«Китайские военные готовы и дальше расширять сферы сотрудничества с Туркменистаном, повышать эффективность сотрудничества и стремиться поднять китайско-туркменские военные отношения на более высокий уровень», — говорилось тогда в заявлении китайского правительства.

Идет подготовка к следующему совместному заседанию комитета Европейского Союза и Туркменистана, которое, вероятно, как обычно состоится в октябре. Этот форум — шанс для высокопоставленных дипломатов двух сторон «сверить часы» по поводу достигнутых результатов сотрудничества в сферах, охватывающих торговлю и экономическое развитие.

23 сентября на заседании Кабинета министров Мередов представил ряд предложений по укреплению отношений Ашхабада с Брюсселем и «реализации ранее достигнутых договоренностей». Он не уточнил, какие именно соглашения он имеет в виду, но, возможно, наиболее значимым является меморандум о взаимопонимании 2008 года о сотрудничестве в области энергетики. Комментируя этот документ, тогдашний комиссар по энергетике Андрис Пиебалгс отметил, что «ЕС предлагает привлекательный потребительский рынок для туркменских энергоносителей». Этот вопрос стал еще более актуальным после вторжения России в Украину.

Мередов назвал энергетическое партнерство между Туркменистаном и ЕС одним из направлений, которое следует укреплять. А президент Бердымухамедов, как сообщают государственные СМИ, заявил на заседании Кабмина, что «развитие конструктивного диалога с ЕС является одним из ключевых векторов внешней политики нейтрального Туркменистана».

Если проекту транскаспийского газопровода в Ашхабаде уделяется мало внимания, то трансафганский маршрут ТАПИ обсуждается постоянно. 20 сентября государственный министр нефти Пакистана Мусадик Малик посетил Ашхабад для проведения очередных консультаций о ходе реализации проекта. В заявлении туркменской стороны по поводу этой встречи не было представлено никакой конкретики.

Пять дней спустя вице-премьер по экономическим вопросам правительства талибов встретился в Кабуле с руководителем TAPI Pipeline Company Limited  — контролируемой преимущественно туркменами компании, которой поручено реализовать проект строительства трубопровода. Представитель «Талибана»* написал в Twitter, что Ашабад готов принять у себя заседание руководящего комитета ТАПИ на «государственном уровне в [ближайшем] будущем».

Тем временем Туркменистан усердно приобретает трубы. 23 сентября Бердымухамедов подписал постановление, разрешающее национальной газовой компании «Туркменгаз» закупить «различные виды необходимой трубной продукции» у российской компании «Трубная Металлургическая Компания», которая является ведущим мировым производителем труб. Никаких деталей ни о количестве, ни о денежных суммах не приводится. Санкции США против России из-за этой сделки не грозят Туркменистану, поскольку ТМК не входит в число включенных в черный список российских компаний, хотя на Дмитрия Пумпянского, владельца и бывшего председателя совета директоров ТМК, санкции были наложены.

Это всего лишь последняя крупная запланированная закупка материалов, используемых в сфере энергетики. 26 августа сайт туркменского правительства сообщил, что Бердымухамедов одобрил покупку государственной нефтяной компанией «Туркменнебит» 2309 тонн бурильных труб у китайской компании King Ease Limited.

Отец Бердымухамедова и по совместительству экс-президент Гурбангулы выпустил еще одну книгу, 58-ю по подсчетам базирующегося в Вене издания «Хроника Туркменистана». На этот раз она посвящена электроэнергетике. В своей статье об этой книге «Хроника» сурово отмечает, что Туркменистан, несмотря на свои огромные энергетические богатства, страдает от перебоев с электроснабжением даже в крупнейших городах.

EurasiaNet

-----------------
*Признан террористической организацией и запрещен в РФ и еще в ряде стран.

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью