Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
04.10.2022  
Аналитика

22.09.2022
Под небом голубым будет город золотой

Ахал-Теке

Туркменистан строит город, который собираются назвать в честь бывшего президента?

Не дать информации просочиться в страну, а граждан не выпускать из нее. Наш еженедельный бюллетень.

Всех, кто тосковал по выделываемым на камеру выкрутасам экс-президента Туркменистана, ждал приятный сюрприз 17 сентября, когда государственное телевидение посвятило большую часть вечернего выпуска новостей рассказу о том, чем недавно занимался на досуге Гурбангулы Бердымухамедов.

Хотя репортаж якобы был посвящен бывшему лидеру, в целом он выглядел как реклама недавно построенной столицы Ахалского велаята, торжественное открытие которой намечено на декабрь.

Совершив на рассвете осмотр Международного ахалтекинского конноспортивного комплекса на окраине столицы Ашхабада, Бердымухамедов, сидя верхом на белом жеребце по кличке Гарашсызлык (Независимость — прим. «Гундогара»), вглядывался в горизонт, на котором виднелись краны, завершающие строительство сияющего нового города.

Затем бывший лидер, который все еще занимает конституционно значимую, но не предполагающую выполнение никаких функций должность спикера Сената (Халк Маслахаты Милли Генгеша — прим. «Гундогара») , направил своего коня через виноградник, принадлежащий военным и правоохранительным органам. Там, среди виноградных кустов, он любезно согласился попозировать на объектив камеры верхом на лошади, держа в руках большую гроздь винограда, а затем рысью унесся прочь на большой скорости. Вся происходившая здесь сцена откровенно указывает на то, что новая столица провинции, раскинувшаяся сразу за виноградником, призвана стать местом изобилия.

Далее действие переместилось на десятитысячный стадион в пока еще не названном новом городе. Бердымухамедов пинал футбольный мяч, а затем отправился в тренажерный зал, где неуклюже выполнил ряд упражнений на гимнастическом мяче, которые, как он объяснил, будут особенно полезны для укрепления мышечного корсета жокеев.

Остается открытым вопрос о том, какое название будет носить новый город. Репортаж Государственного информационного агентства Туркменистана, похоже, содержит небольшие подсказки.

«Строительство нового города в этом прекрасном уголке предгорий Копетдага демонстрирует социальную ориентированность государственной политики, инициированной Героем-Аркадагом», — написало агентство, упомянув титул экс-лидера, который стал частью культа его личности и переводится как «Герой-покровитель народа».

Если туркменские власти и впрямь намерены назвать город в честь Бердымухамедова, который покинул свой пост в начале этого года, то было любопытно наблюдать за тем, как на сайте базирующегося в Ашхабаде агентства Arzuw, которое обычно придерживается официальной позиции государства, в качестве главной новости на протяжении целого дня продержалась заметка о возвращении столице Казахстана прежнего названия – Астана. Прежде город, как известно, назывался Нур-Султан  — дань уважения бывшему президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву. Парламентарии Казахстана, пишет Arzuw, пришли к выводу, что «неверно было давать столице имя Назарбаева еще при его жизни». В Туркменистане подобные возражения вряд ли будут озвучены.

Главным событием недели для нынешнего президента Сердара Бердымухамедова, сына его предшественника, стал саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), который проходил в городе Самарканд в Узбекистане. Туркменистан не является членом ШОС, но его так много связывает с членами этого блока в сферах экономики и безопасности, что он вполне мог бы им быть.

Как и следовало ожидать, президент Бердымухамедов во время своего выступления на саммите сделал несколько весьма громких заявлений. В одном из них он говорил о готовности Туркменистана «обсуждать вопрос предоставления своей территории и инфраструктуры в интересах ШОС для выстраивания межконтинентальных и региональных транзитных путей поставок товаров и услуг».

Что касается установления связей, то мечта Туркменистан — стать незаменимым глобальным игроком. Вот почему президент Бердымухамедов в продолжении своего выступления поспешил предложить свое видение роли ШОС в укреплении оси Китай-Центральная Азия-Каспийское море-Черное море, отметив, что Туркменистан стремится облегчить перемещение грузов из балтийских портов России в терминалы в Персидском заливе, Аравийском море и Индийском океане.

В каких-то областях Туркменистан стремиться стать частью остального мира. В других же — наоборот.

19 сентября ежедневная газета «Нейтральный Туркменистан» сообщила, что министр иностранных дел Рашид Мередов на заседании правительства предложил Туркменистану создать собственную автономную национальную цифровую сеть.

Как это обычно водится среди туркменских государственных СМИ, никаких подробностей о том, что именно предлагал Мередов, не приводится, но подобная идея созвучна с концепцией «суверенного интернета», которую избрал для себя Китай. Другими словами, министр предложил изолировать туркменских граждан от мирового интернета с целью оградить их от нежелательного контента, который может затуманить их разум.

Но если поступление информации извне следует ограничить, то должна быть возможность распространять «причесанную» версию местных новостей за пределы страны. На той же встрече Мередов предложил правительству обратиться к «крупным международным медиакомпаниям», с тем чтобы обеспечить «оперативное и последовательное распространение информации о стране в глобальном интернет-пространстве». Это довольно бессмысленное начинание. Только государственные российские СМИ и, возможно, аналогичные издания в Китае могут проявить заинтересованность в подобном сотрудничестве. И не потому, что они хоть сколько-нибудь заинтересованы в саморекламе Туркменистана, а просто для того чтобы потешить самолюбие руководства страны.

Что касается людей, которые не работают в государственных (или связанных с государством) СМИ, то им не повезло. 15 сентября Комитет защиты журналистов (КЗЖ) направил письмо президенту Бердымухамедову с просьбой «положить конец ограничениям в отношении свободных и независимых СМИ в стране». Этим письмом КЗЖ надеялся поднять дело заключенного репортера Нургельди Халыкова, приговоренного в 2020 году к четырем годам лишения свободы по обвинению в мошенничестве, которое, по словам его защитников, было сфабриковано в отместку за его журналистскую деятельность.

КЗЖ также выразил обеспокоенность по поводу «сообщений об усилении цензуры в интернете».

«Туркменские журналисты говорят нам, что большинство иностранных СМИ и социальных сетей уже давно недоступны. Государственная кампания по массовому блокированию VPN-серверов, используемых гражданами (несмотря на угрозу уголовного преследования и гонений со стороны властей) для обхода интернет-цензуры, по сообщениям, привела к неоднократному “почти полному” отключению интернета в этом году», — сказал КЗЖ.

Также туркменские власти не хотят, чтобы люди могли свободно выезжать из страны.

Как и следовало ожидать, 14 сентября Турция удовлетворила просьбу Туркменистана отменить безвизовый режим для туркменских граждан. Возможность пребывать в Турции без визы в течение 30 дней якобы предоставлялась в туристических целях, но ею широко пользовались челночные торговцы.

Одним росчерком пера граждан практически лишили способа самостоятельного заработка. Разрешение на поездку в Стамбул, куда большинство туркменских граждан едут работать и торговать, получат только те заявители, которые удовлетворяют требованиям как турецких, так и туркменских миграционных властей.

EurasiaNet

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью