Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
04.10.2022  
Аналитика

16.09.2022
Твоя земля — моя земля

Ахал-Теке

Отношения с Россией и Узбекистаном. В пустыне возводится новый город. А государство никак не может измерить площадь своих сельскохозяйственных угодий. Наш еженедельный бюллетень.

Сегодня Россия становится все более изолированной на международной арене.

Однако в Туркменистане она видит надежного друга.

Очередным подтверждением тому стало интервью посла России в Ашхабаде, которое он дал информационному агентству ТАСС  на этой неделе. В нем он весьма оптимистично оценил двусторонние отношения в различных областях — от энергетики до безопасности, от торговли до культурного сотрудничества.

Но есть одна область, где эти отношения имеют самое большое стратегическое значение. Это газовая сфера. В условиях, когда Европа отчаянно ищет способы справиться с последствиями вынужденного решения отказаться от российского газа, можно было бы ожидать, что Туркменистан попытается использовать ситуацию в своих интересах. Для этого необходимо сделать так, чтобы Транскаспийский трубопровод (ТСР), наконец, перекочевал с бумаги в реальность.

И тем не менее ТСР практически не обсуждается. Во всяком случае, Россия сохраняет спокойствие в этом вопросе. В своем интервью посол Москвы в Ашхабаде Александр Блохин проявил относительное безразличие в отношении будущего европейского рынка, который он назвал бесперспективным для России.

«У нас главным потребителем всегда была Европа, но сейчас — по сегодняшним событиям, очевидным для всех, — европейский рынок сокращается, — сказал ТАСС Блохин. — Более того, мы поставляем газ в Китай, Туркменистан тоже это делает. А Китай — это мощный потребитель энергоресурсов, и здесь я не думаю, что у нас [между Россией и Туркменистаном] будет конкуренция, потому что в Китае поставлена задача переходить на более экологически чистую энергетику, уходить от угля».

Действительно, о конкуренции речь не идет, поскольку Россия покупает газ у Туркменистана — целых 10 миллиардов кубометров газа в 2021 году, напомнил ТАСС Блохин.

Более того, сказал посол, российские компании охотно инвестируют в газовую и химическую промышленность Туркменистана.

«Мы, например, готовы были заниматься реконструкцией ''Марыазота'', вели переговоры, — сказал Блохин, имея в виду завод азотных удобрений в Марыйском велаяте. — Но пока они продолжаются, не могу сказать, во что выльются».

Однако Россия стремится продемонстрировать, что тяжелая промышленность — это не самая важная составляющая в торгово-экономических отношениях между двумя странами. По словам Блохина, объем экспорта сельскохозяйственной продукции из Туркменистана в Россию в период с января по май 2022 года вырос на 30 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Однако, как вынужден был признать даже посол, если исключить из этой формулы энергоресурсы, то общие цифры товарооборота относительно невысокие.

«Товарооборот в 2021 году составил 865 миллионов долларов, а за пять месяцев этого года — 278 миллионов долларов, что примерно на 18 процентов больше аналогичного периода прошлого года», — сказал он.

Между тем, отношения между Туркменистаном и с соседним Узбекистаном, которым в прессе уделяется не так много внимания, могут казаться менее геополитически значимыми, но они имеют больший и немедленный экономический эффект. В последнее время редко проходит неделя без новостей об инициативе, направленной на облегчение торговли между двумя странами.

Вот некоторые цифры для большей наглядности: в первой половине 2022 года Узбекистан и Туркменистан совершили торговые операции на сумму более 418 миллионов долларов. Баланс очень сильно сместился в пользу Туркменистана, который за этот период экспортировал товаров на 326 миллионов долларов.

7 сентября вице-премьер Узбекистана по внешней торговле Жамшид Ходжаев провел в Ташкенте переговоры со своим туркменским коллегой Батыром Атдаевым о том, как добиться еще большего прогресса в этом направлении.

«Стороны выразили обоюдную готовность принять комплекс необходимых мер для доведения объёмов взаимной торговли до 2 миллиардов долларов в ближайшей перспективе», — говорится в заявлении Министерства инвестиций и внешней торговли Узбекистана по итогам встречи.

В ходе переговоров Ходжаев и Атдаев обсудили возможность создания совместного предприятия по производству автомобилей.

«Стороны выразили заинтересованность в совместном производстве легковых автомобилей, сельхозтехники и бытовой техники в Туркменистане», — говорится в заявлении Министерства иностранных дел Туркменистана.

Что касается внутригосударственных вопросов, основное внимание властей в обозримом будущем, вероятно, будет сосредоточено на предстоящем открытии новой столицы Ахалского велаята, которое запланировано на декабрь. 10 сентября президент Сердар Бердымухамедов посетил объект, чтобы ознакомиться с ходом работ. Вызывает обеспокоенность тот факт, что работы, похоже, немного отстают от графика, но к дате необходимо успеть, поэтому рабочие будут вынуждены придерживаться стахановских темпов.

«В настоящее время предпринимаются все меры для ускорения темпов строительства запланированных к открытию объектов», — сообщило государственное информационное агентство.

В статье, опубликованной на правительственном сайте 12 сентября, была представлена более подробная информация о начальном плане развития города. На первом этапе существования этого пока еще не названного города в 258 жилых домах планируется заселить около 12 тысяч семей. В городе будут построены облицованные мрамором музей, библиотека и цирк, а также десятки аналогично оформленных правительственных зданий.

По словам официальных лиц, по завершении строительства, когда бы оно ни состоялось, порядка 70 тысяч жителей населят город, строительство которого оценивается в 1,5 миллиарда долларов.

Несмотря на неоднократные заявления о желании перевести экономику страны на рыночные рельсы, власти продолжают придерживаться полусоветской системы управления сельскохозяйственными угодьями. В рамках проведенных в середине 1990-х годов реформ земли, некогда находившиеся в коллективном владении, были разделены на участки, которые затем были розданы семьям на условиях долгосрочной аренды. При этом арендаторы должны были выполнять установленные государством квоты на производство, как правило, пшеницы и хлопка.

То, как вся эта земля управляется на практике в повседневной жизни, впрочем, как и многое другое в Туркменистане, остается загадкой. Решение, предложенное Бердымухамедовым, а до него и его предшественником (его отцом), заключается в оцифровке земель с, предположительно, параллельной централизацией управления земельными ресурсами. 9 сентября на заседании правительства он поручил ускорить процесс создания цифровой базы земельного кадастра.

На том же заседании Бердымухамедов распорядился упростить систему регистрации целинных земель для тех граждан, кто намерен использовать их для сельскохозяйственных целей. Это красноречиво свидетельствует о неэффективности работы заскорузлых туркменских властей. Вот уже почти три десятилетия они безуспешно пытаются заставить фермеров снова начать обрабатывать залежные земли (непонятно, в обмен на что).

EurasiaNet

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью