Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
04.07.2022  
Аналитика

01.06.2022
Ахалтекинский конь: идеологическое оружие или его жертва?

Нургозель Байрамова

«Ты символом эпохи Аркадага стал»

В эпоху могущества и счастья «небесные» кони воздвигнуты на пьедестал всеобщей любви и почитания. (Из туркменских СМИ)

Местные и региональные СМИ живо обсуждают решение туркменского правящего дуэта Бердымухаммедовых об увековечении образа любимого коня экс-президента, отца президента действующего, председателя верхней палаты парламента Туркменистана Героя-Аркадага Курбанкули Бердымухаммедова. Президент Сердар Бердымухаммедов уже подписал постановление о том, где и когда будет установлент монумент со статуей знаменитого скакуна Акхана (Белый хан), принадлежащего Ахалтекинскому конному комплексу Президента Туркменистана.

Долгое время хозяином комплекса был Курбанкули Бердымухаммедов. Акхана он любил больше остальных коней и сам воспитывал и тренировал его.

Акхан не подвел своего воспитателя-сейиса. Он побил рекорд, принадлежавший арабскому жеребцу Дезерт Кизмету из ОАЭ, пройдя на задних ногах 10 метров за 4,19 секунды, что в два раза быстрее, чем Дезерт (9.21 секунды), и вошел в Книгу рекордов Гиннесса. Произошло это 4 года назад и было соответствующим образом отражено в произведениях туркменских художников и литераторов.

Народная поэтесса Туркменистана Гозель Шагулыева посвятила Акхану следующее стихотворение:

Не доблесть ли Аркадага к тебе перешла?
И кажется, прекраснее ты стал.
Или живой воды судьба испить дала,
Пророка ли Хыдыра повстречал?..

Как грациозно гарцевал Акхан!
Своею статью ты меня очаровал!
Ты символом эпохи Аркадага стал.
Прекрасен резвостью своей Акхан…

Вы с Аркадагом оба так прекрасны!
Нет слов воспеть мне дивной красоты.
Во след за вами льются и искрятся
Злотого солнца яркие лучи…

Ну, и далее в том же духе.

Другим любимцем Аркадага стал буланый жеребенок, родившийся в первый день нового 2019 года на конюшне Хозуправления МВД и подаренный президенту от имени всего личного состава министром Искандером Муликовым. (В первых числах декабря того же 2019 года Муликов был уличен в совершении целого ряда должностных преступлений и приговорен судом к 15 годам лишения свободы.) Жеребенок переехал в президентский конный комплекс, Аркадаг дал ему имя Ровач, что приблизительно значит «Благополучный», и посвятил ему следующий стих:

Ты нам предвещаешь удачи,
Ты — предвосхищенье, Ровач!
Где есть постановка задачи,
Там есть и решенье, Ровач!

Ты предков великая вера,
Могучая сила примера,
Ты есть и эпоха, и вера,
Ты — святомоленье, Ровач!

Ты — будто бы ветер рассветный,
Ты — будто бы образ заветный,
И видимый, и незаметный,
Ты есть вдохновенье, Ровач!

Внук президента Керим (Керимгулы) написал музыку. Получился рэп, который они с дедом исполнили вместе. Запись выступления была показана по туркменскому ТВ в программе, посвященной Дню туркменского скакуна 28 апреля 2019 года.

В марте 2021 года Акхан стал счастливым отцом своего первенца, рождение которого совпало с празднованием Новруза и подготовкой к 140-летию Ашхабада. На радостях президент дал жеребенку имя «Ашхабад» и написал стих, посвященный столице — Белому городу Ашхабаду, в котором новорожденный жеребенок хотя и не упоминался, но, несомненно подразумевался.

И снова Керим написал музыку. На этот раз получилась песня, которая была исполнена профессиональными эстрадными певцами на большом концерте в дни празднования Новруза.

И вот теперь пришла пора воплотить образ благородного Акхана в скульптурном произведении. 28 мая председатель Халк Маслахаты К. Бердымухаммедов по поручению президента С. Бердымухаммедова прибыл на территорию строительства новой столицы Ахалского велаята, где провел первое рабочее совещание, посвящённое ускорению темпов возведения объектов этого грандиозного проекта, сообщило ТДХ. Как оказалось, президент лично поручил ему совершать рабочие поездки в разные уголки страны, изучать на местах вопросы, связанные с социально-экономическим развитием регионов и улучшением социального уровня населения. Видимо, сам не успевает.

В числе прочих вопросов обсуждалось возведение скульптуры «легендарного ахалтекинского скакуна Акхана, гордости туркменского народа». Проект уже был утвержден лично Бердымухаммедовым-старшим. Высота скульптуры будет равна 9 метрам, а постамента — 22 метрам. Таким образом общая высота монумента составит 31 метр. Он также выразил мнение, что проспект, на котором будет возвышаться скульптура Акхана, «целесообразно назвать именем этого прославленного скакуна». Чиновники, среди которых был также будущий хяким новой столицы велаята бывший вице-премьер Шамухаммед Дурдылиев, возражать не стали. Ходят слухи, что, возможно, столица Ахалского велаята будет названа «Аркадаг».

По вопросу, чем руководствовался Бердымухаммедов-старший, решив воздвигнуть памятник своему любимому коню, есть, как минимум, две версии.

Первая версия связана с тем, что в Ахалском велаяте уже были открыты памятники знаменитым ахалтекинским скакунам. Как известно, любимым конем президента Туркменбаши Сапармурада Ниязова был легендарный Янардаг, изображение которого размещено на государственном гербе Туркменистана. В апреле 2014 года в южной части Ашхабада был открыт монумент «Янардаг».

Есть также скульптурная композиция, посвящённая ахалтекинскому буланому скакуну Полатлы, завоевавшему в 2008 году «Золотую звезду Туркестана» на международных состязаниях в Ташкенте, обладателю множества разных чемпионских титулов и призов. Она установлена в 2013 году на Копетдагском проспекте у входа в Международный конноспортивный комплекс (ныне Международный ахалтекинский конноспортивный комплекс им. Аба Аннаева, двоюродного прадеда нынешнего президента Сердара Бердымухаммедова, который якобы был «известным селекционером-коневодом, внесшим огромный вклад в дело сохранения и совершенствования ахалтекинской породы»).

Есть еще один «кандидат в монументы» — конь Гайрат, прошагавший в день 65-летия Победы 9 мая 2010 года по Красной площади российской столицы во главе колонны туркменских ВС. Однако преимущество Акхана в том, что он вошел в историю, в прямом смысле, на двух ногах, и что протекцию ему составил лично экс-президент, дважды Герой Туркменистана, Народный коневод (почетное звание) Курбанкули Бердымухаммедов.

Вторая версия — историческая — связана с именами коней, принадлежавших выдающимся историческим лицам. Так, всем известно имя коня Александра Македонского — Буцефер, но мало, кто знает, что коня короля Артура звали Хенгроен, коня Калигулы — Инцитат, лошадь Наполеона Банапарта — Маренго, а лошадь Петра I — Лизетта. И совсем никто не знает, что у Жаклин Кеннеди — экс-первой леди США была лошадь по имени Сардар, которую подарил ей президент Пакистана Аюб Хан.

Увековечить в истории имя Акхана — такую цель поставил перед собой Курбанкули Бердымухаммедов.

«В эпоху могущества и счастья ''небесные'' кони воздвигнуты на пьедестал всеобщей любви и почитания» — фраза, безусловно, красивая, но, если разобраться, довольно лживая. Прежде всего, она противоречит объективно сложившемуся мнению о том, что конь во все исторические времена был главным спутником туркмена как в дни сражений, так и в мирное время. Этому есть много свидетельств как в археологических и архивных материалах, так и в художественной и мемуарной литературе, в кинематографии и пр.

Именно поэтому заявление о «любви и почитании» ахалтекинских коней (а любые иные породы, кроме разве что, йомудской, как вы понимаете, в Туркменистане не рассматриваются вообще), именно в «эпоху могущества и счастья», которая, как известно, началась в феврале 2012 года одновременно со вторым президентским сроком К. Бердымухаммедова и длилась ровно 10 лет, плавно перейдя в «эпоху народа с Аркадагом», является обычным идеологическим штампом — и не более того. Не говоря уже о том, что если называть ахалтекинских скакунов «небесными конями», можно поспорить, нужны ли им в этом случае земные пьедесталы?

Но это так, к слову, в плане небольшой лингвистической полемики. А вот вопрос о том, не являются ли сегодня «небесные кони» орудием влияния, средством пропаганды, инструменом коррупции, фактором цементирования авторитаризма и «образцовой клептократии», как назвали Туркменистан правозащитники в выпущенном около полугода назад развернутом докладе о том, что на деле представляет собой бердымухаммедовское «могущество» и счастливо ли живется народу Туркменистана, безусловно, требует отдельного рассмотрения, тщательного расследования и публичного обсуждения.

А пока вернемся к нашим «райским коням», ибо они в данном контексте представляются мне скорее не орудием, а жертвой всего того, о чем шла речь выше. И прежде всего нас интересует вопрос, какова же в Туркменистане численность ахалтекинских скакунов. Точного ответа на этот вопрос, к сожалению, нет, как нет ответа и на более важный вопрос: какова же реальная численность населения Туркменистана.

Зато есть данные о том, что в свое время президент Курбанкули Бердымухаммедов распорядился, чтобы в каждом велаяте был построен конно-спортивный комплекс мирового уровня. В настоящее время, если верить информации, размещенной на сайте Государственного объединения «Туркмен атлары», в состав объединения входят конноспортивные комплексы Мары, Лебапа, Дашогуза, Балкана, Международный ахалтекинский конноспортивный комплекс, Ахалтекинский коневодческий комплекс Президента Туркменистана, молекулярно-генетическая лаборатория и Национальный конноспортивный центр.

В строящемся ныне новом административном центре Ахалского велаята будет построено здание Высшей международной школы коневодства с ипподромом и тренировочными полями, манежами и конюшнями, а также Научно-производственный центр коневодства. Там же в самое ближайшее время на проспекте Акхана будет сооружен одноименный монумент. Также в СМИ публиковалась информация о строительстве в Геоктепинском этрапе Ахалского велаята новой современной конюшни на 600 голов и планах на создание международной племенной книги чистокровных ахалтекинцев (Студбук). Об этом заявил президент Туркменистана, он же президент Международной ассоциации ахалтекинского коневодства Сердар Бердымухаммедов. К слову сказать, речь о «переписи» чистокровных ахалтекинцев шла уже довольно давно, однако безрезультатно. А весь тот, скажем прямо, ажиотаж и «цирк с конями», за которым без особого интереса следят жители Туркменистана, но зато активно тиражируют зарубежные СМИ, вызван исключительно тем, что ярым поклонником и популяризатором данной темы оказалось первое лицо государства.

А представьте себе, если бы, паче чаяния, Бердымухаммедов оказался бы любителем не ахалтекинских скакунов, а скажем, каких-либо других животных, например, кошек, как президент Билл Клинтон, или как другой американский президент-любитель баранов Вудро Вильсон. При повсеместно встречающейся среди туркмен явной нелюбви к кошкам и сомнительной умственной характеристики баранов, это создавало бы ему массу проблем.

Курбанкули Бердымухаммедов считает себя большим знатоком лошадей этой породы и посвятил им уже четыре книги. Первой был отпечатанный в 2008 году в Германии фотоальбом «Ахалтекинец — наша гордость и слава». В 2011 году вышло его продолжение — альбом «Полет небесных скакунов». Третья книга «Стремительная поступь скакуна» вышла в марте 2016 года, четвертая, изданная в 2019 году, называется «У коня есть и преданность, и веселье». Получить в подарок эти шедевры графомании считают за счастье все правительственные чиновники, и платить за такой «щедрый» подарок стараются… как вы думаете, чем? Разумеется, ахалтекинскими скакунами.

По самым скромным подсчетам, за годы президентства Курбанкули Бердымухаммедов получил в подарок от членов «руководительского корпуса», как минимум, 50 чистокровных ахалтекинцев! Данные о стоимости этого отменного табуна в СМИ не попадали за исключением одного факта: в 2003 году Сапармурад Ниязов подарил Борису Ельцину коня стоимостью в $ 3 млн, впрочем, и эти данные могут не соответствовать действительности.

Как правило, на параде в честь Дня независимости Бердымухаммедову от имени членов правительства дарили по одному коню: в 2007 году это был вороной жеребец Галкыныш, в 2020-м — конь золотистой масти Buýsançly (Гордый) в 2021 — светло-серый Гарашсыз.

На День туркменского скакуна (последнее воскресенье апреля) подарки Бердымухаммедову были более весомыми: их дарили от имени глав администрации (хякимов) пяти велаятов и столицы (6 коней) и по одному коню от руководителей военных и правоохранительных органов и туркменских коневодов. Так было заведено, начиная приблизительно с 2014-2015 года, то есть, когда Бердымухаммедов начал свой второй президентский срок. Ежегодно президентская конюшня в апреле пополнялась 7-8-ю новыми скакунами, общее число которых даже при неполных данных приближается к 50. Не составил исключения и апрель 2021 года, когда президент не посетил праздник скакуна по причине траура по своему отцу: 8 коней вместо него принял его сын Сердар.

В 2022 году эта традиция продолжилась, и Сердар получил свою «великолепную восьмерку» уже на законных основаниях, будучи президентом.

Нижестоящие чиновники в ходе официального мероприятия государственного уровня дарят вышестоящему чиновнику-президенту дорогие подарки, к тому же являющиеся, по их же словам, «гордостью и славой Туркменистана» и «душой туркмен». О чем это говорит, как не о коррупции?! Во многих демократических государствах устанавливается максимальная стоимость подарка, который может принять госслужащий, не рискуя возбуждением против него уголовного дела о взяточничестве или коррупции.

Если же обратиться к закону Туркменистана «О противодействии коррупции», то в нем говорится, что подарки, полученные лицом, находящимся на государственной службе, «в связи с протокольными мероприятиями, служебными командировками и другими официальными мероприятиями, признаются собственностью государства и по акту передаются в соответствующий государственный орган». При этом лицо, сдавшее подарок, может выкупить его в порядке, установленном нормативными правовыми актами Туркменистана.

Признаюсь честно, начиная писать статью о памятнике коню Акхану, я даже не предполагала, куда выведет меня эта, малозначимая на фоне современных мировых событий, тема. Но если взглянуть на нее изнутри, отбросив в сторону все высокопарные эпитеты, хвалебные стихи, надуманные факты, однообразные картины и малохудожественные скульптуры, а самое главное — дилетанские рассуждения о «национальном достоянии», перед нами встанет огромная проблема — не допустить, чтобы это уникальное создание природы — ахалтекинский конь вошел в историю как «символ эпохи Аркадага».

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью