Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
09.08.2022  
Аналитика

27.02.2022
«Черная дыра» туркменской экономики

Сердар Айтаков

Что президент Бердымухамедов оставляет в наследство сыну

У туркменского общества не хватает духа и возможностей задать власти вопросы о нефтегазовых деньгах, а золотовалютные резервы Туркменистана являются такой же тайной, как и численность населения страны.

Оставшиеся две недели до внеочередных выборов президента Туркменистана не несут никакой интриги. Закончившееся 22 февраля выдвижение кандидатов зафиксировало девять претендентов на президентский пост, но лишь одно имя из этого числа хоть что-то говорит туркменскому обществу, и звучит оно — Сердар Бердымухамедов. Сын действующего президента Туркменистана, вице-премьер по экономике туркменского правительства Сердар Бердымухамедов вышел на выборы уверенно, первым зарегистрировался в туркменском ЦИКе в качестве кандидата, имея в активе заранее подготовленную программу, уже получившую статус государственной доктрины социально-экономического развития на ближайшие 30 лет. Все остальные кандидаты выглядят бледно, но с честью выполняют свой гражданский долг по имитации конкурентной президентской гонки. Никакой интриги, никаких иллюзий ни у кого не возникает, все всё прекрасно понимают, своей апатией общество заранее выписало президентский мандат «тому, кому надо», а сами выборы в народе зовут «выборы Сердара».

Все выданные судьбой и родным отцом авансы самому Сердару придется хоть как-то отработать, тем более это «хоть как-то» уже определено в 30 лет его собственной программой «Возрождение новой эпохи могущественного государства: национальная программа социально-экономического развития Туркменистана на 2022–2052 годы».

А вызовы перед Сердаром стоят нешуточные. И первый из них — понять, что же на самом деле происходит в Туркменистане, каково состояние экономики, настроение общества, его силы и резервы, в том числе для провозглашенных реформ по «возрождению новой эпохи». И это не просто слова.

Статистика, социология отсутствуют в Туркменистане в общепринятом понимании. Дело дошло до того, что Всемирный банк в своем ежегодном докладе по состоянию мировой экономики уже второй год отказывается включать Туркменистан (и Венесуэлу) в свои обзоры. Обоснования столь красноречивы, что их стоит привести полностью: «В настоящее время Всемирный банк не публикует данные об экономическом производстве, доходах или росте для Туркменистана и Боливарианской Республики Венесуэла из-за отсутствия надежных данных надлежащего качества. Туркменистан и Боливарианская Республика Венесуэла исключены из межстрановых макроэкономических агрегаторов» (январь 2022 года).

Миссия Международного валютного фонда, работавшая в Туркменистане по оценке состояния экономики, в завершении миссии (сентябрь 2021 года) сделала заявление, в котором говорится: «Власти не дали согласия на публикацию отчета персонала и соответствующего пресс-релиза». Более конкретен был МИД Великобритании в обзоре экономик разных стран мира: «В данном информационном бюллетене представлены основные данные по экономике и развитию Туркменистана. Пожалуйста, обратите внимание, что некоторые показатели могут быть ненадежными и/или подвергаться политическим манипуляциям».

А вот цитата из пресс-релиза миссии Европейского союза по итогам переговоров с властями Туркменистана (октябрь 2021 года): «ЕС также подчеркнул важность сопоставимых, надежных и своевременных статистических данных для принятия политических решений и призвал Туркменистан к активному сотрудничеству в области статистики». То есть ведущие мировые финансовые институты и иностранные партнеры Туркменистана, основываясь на сопоставлении собственных аналитических материалов и представляемых Туркменистаном статистических данных, констатируют, что экономика Туркменистана представляет собой «черную дыру», хотя публично, по-дипломатически просто отказываются иметь дело с туркменской статистикой.

Что говорить, если результаты всеобщей переписи населения и жилого фонда, проведенной в 2012 году, были сразу засекречены властями, а все данные по численности населения Туркменистана являются лишь догадками и спекуляциями. Еще хуже все с социологией. Единственный известный опрос общественного мнения в Туркменистане был затеян одной иностранной телекоммуникационной компанией сугубо в целях повышения качества обслуживания и в рамках своей компетенции. Эта компания в Туркменистане больше не работает, потеряв весь свой бизнес.

А власти тем временем опираются на данные, собираемые для первых лиц отраслевым чиновничеством, и на докладные записки спецслужб. Именно эта разрозненная и несистематизированная информация, не подвергнутая системному и квалифицированному анализу, ложится на стол президента и его аппарата и используется ими в том числе и для разработки и принятия решений. Отсюда и маловразумительные, с большим количеством ошибок и несоответствий публичные доклады чиновников туркменского правительства, которым запрещено называть абсолютные цифры и которые оперируют процентными соотношениями к показателям прошлых лет. Даже краткое знакомство с такими докладами на туркменском ТВ или на туркменских сайтах ничего, кроме уныния, не вызывает. Ничего существенного и, самое важное, ничего заслуживающего доверия по состоянию туркменской экономики власти для внимания общества не публикуют. Даже ежегодный бюджет Туркменистана представляет собой три-четыре грустных листа без всякой детализации.

Еще одним бичом туркменской экономики является архаичность банковской системы и полное отсутствие понятий «электронная коммерция», «онлайн-банкинг». Единственная удаленная услуга, которую предоставляют туркменские банки, — это смс-уведомление о балансе счета и разовые пароли для платежа по банковской карте. Ни онлайн-переводов как внутри страны, так и за ее пределы, ни системы быстрых платежей и переводов, ни онлайн-оплаты коммунальных услуг и штрафов, ни покупки и конвертации валюты — всего этого и много чего другого в Туркменистане нет! Как бы в насмешку туркменские власти блокировали доступ к сайтам большинства крупных иностранных банков и торговых площадок, делая их услуги для граждан Туркменистана недоступными.

Нет в Туркменистане и свободной конвертации валюты. Официальный курс туркменского маната определяется директивно и неизменен уже несколько лет (3,5 маната за доллар). А вот живущий собственной жизнью «черный» курс скачет от 15 до 40 манатов за доллар (разница от 5 до 15 раз!) и обратно, вызывая соответствующие скачки цен в манатах на продукты и прочие товары и услуги.

Это порождает и огромную инфляцию, ведь поставщики заранее и постоянно закладывают эти риски в стоимость товара. При этом все официальные экономические показатели власти привязывают к стабильному официальному курсу, скрывая лихорадку в экономике, показывая как бы среднюю температуру по больнице, включая морг. Ну а доступ к конвертации валюты осуществляется через заявки бизнеса в Центральный банк, где преференции имеют избранные и аффилированные с семьей президента бизнес-структуры, которые затем выходят на рынок с импортируемыми товарами по ценам, привязанным к «черному» курсу доллара. А весь остальной малый и средний бизнес ушел в наличный доллар, используя теневые схемы, идущие мимо официальной банковской системы, — для трансграничных переводов, для приобретения и завоза товаров.

Многие проблемы в экономике наблюдатели списывали на выплату кредитов, в первую очередь Китаю, на постройку добывающей и транспортирующей природный газ инфраструктуры. Но летом прошлого года туркменские власти с помпой заявили о том, что основной долг по кредиту Государственному банку развития Китая выплачен, а это означает, что вся валюта за продаваемый газ начала поступать в Туркменистан, а это до 80–85 процентов всех доходов от внешнеэкономической деятельности. Но никакого оживления экономики с тех пор не произошло. К слову сказать, из всех нефтегазовых доходов только 20 процентов поступает в государственный бюджет, а остальные 80 процентов растворяются во внебюджетных фондах — полностью непрозрачных структурах с неизвестным уставом или принципами управления, которые ни разу не предоставили никаких публичных отчетов о своей деятельности, размерах накопленных средств и расходов. У деморализованного и запуганного туркменского общества не хватает духа и возможностей задать власти вопросы о нефтегазовых деньгах и прочих авуарах, а международные финансовые институты на свои вопросы ответов от туркменских властей не получают или скрывают это — золотовалютные резервы Туркменистана являются такой же тайной, как и численность населения страны.

«Авгиевы конюшни» туркменской экономики ждут Сердара Бердымухамедова. Но многое зависит от того, насколько он сам понимает всю критичность ситуации, на какие шаги он решится сам, насколько у него хватит знаний и сил у его команды и что ему позволит сделать его отец, оставивший ему эти конюшни в наследство.

«Независимая газета»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью