Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
01.12.2021  
Аналитика

29.10.2021
Дешевая пшеница в обмен на дешевый газ

Ахал-Теке

Туркменистан нуждается в продовольствии, а богатый энергоресурсами Казахстан, как ни удивительно, испытывает нехватку газа. Суть сделки и многое другое в нашем еженедельном бюллетене.

Туркменистан продолжает осуществлять региональную дипломатию, не сбавляя взятый за последнее время темп: на этой неделе в страну с официальным визитом прибыл президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев.

В ходе состоявшихся 24-25 октября переговоров много усилий было потрачено на обсуждение ставшей уже избитой темы — увеличение объемов торговли.

«Мы условились принять пакет мер, направленных на существенное увеличение объемов взаимной торговли. Правительствам поручено задействовать имеющийся экспортный потенциал двух стран для расширения номенклатуры [продаваемых] товаров», — сказал Токаев в ходе совместного с Гурбангулы Бердымухамедовым брифинга для журналистов, который, к слову сказать, является не самым распространенным форматом для подобных визитов в Туркменистане.

В последнее время в своих заигрываниях с соседями Туркменистан демонстрирует несвойственный ему прагматизм, напрямую затрагивая вопросы, которые на протяжении длительного периода являются раздражителями в отношениях. А именно, делимитация границы. В ходе состоявшегося в начале месяца визита Бердымухамедова в Узбекистан было сделано совместное заявление, в котором говорится непосредственно об усилиях туркмено-узбекской межправительственной комиссии по демаркации границы, которые, если верить документу, направлены на сохранение теплых отношений. В следующем пункте того же документа подчеркивается необходимость координации действий по использованию водных ресурсов.

Во время визита Токаева были достигнуты еще более существенные договоренности по тем же вопросам. Как описывает этот эпизод Государственное информационное агентство Туркменистана, в зале раздались аплодисменты после подписания обоими президентами договора о делимитации государственной границы и разграничении смежных рыболовных участков в Каспийском море.

Что могут эти страны предложить друг другу? Судя по заявлениям казахского лидера, пока поставки будут осуществляться в одностороннем порядке. Токаев говорил о том, что Казахстан планирует увеличить поставки металлургической, нефтехимической, пищевой и фармацевтической продукции, а также основных сельскохозяйственных продуктов, таких как мука и пшеница. Президент Казахстана подчеркнул, что последние две позиции будут поставляться на «взаимовыгодных условиях». Это немаловажно, учитывая, что в последние годы Туркменистан испытывает хроническую нехватку основных продуктов питания, таких как мука.

Взамен Казахстан готов «значительно увеличить импорт туркменского [природного] газа». Это предложение может показаться странным для страны, которая не испытывает недостатка в собственных энергоресурсах, однако в этом году Казахстан действительно переживал серьезные трудности с обеспечением казахских владельцев автомобилей сжиженным газом.

В общем, будут обменивать дешевую еду на дешевый газ.

В ходе визита было достигнутое еще одно интересное предварительное соглашение, которое касается планируемого строительства кабельного пограничного перехода между двумя странами. Кабель будет проложен вдоль прилегающего к Каспию участка суши, где соприкасаются две страны, и, по словам казахской телекоммуникационной компании Jusan Mobile, которая является одной из подписавших предварительное соглашение сторон, позволит «организовывать интернет-трафик на сети Туркменистана, Афганистана и Ирана». Подобное предприятие потребует привлечения значительных финансовых и дипломатических ресурсов. Одним из конечных бенефициаров компании Jusan Mobile, которая до недавнего времени носила название KazTransCom, по некоторым данным, был нынешний глава службы безопасности Казахстана Карим Масимов.

Вернулся Токаев из поездки не с пустыми руками. Среди его подарков, в частности, ахалтекинский конь и собака. «Я буду лично проверять его состояние и посещать его», — заверил Токаев Бердымухамедова, когда ему вручали нервничающего скакуна.

Диалог с другим партнером, Турцией, приносит несколько иные, но не менее отрадные для Ашхабада результаты. 25 октября московская правозащитная группа «Мемориал» сообщила о задержании турецкими властями еще одного туркменского активиста якобы за нарушение миграционного законодательства.

По сообщению «Мемориала», 21 октября Байрам Аллалиев был приглашен миграционными властями Стамбула в их офис для подачи заявления на ПМЖ, но затем был задержан и отправлен в депортационный центр. Среди других проживающих в Турции туркменских граждан с подобным обращением столкнулись Дурсолтан Таганова и Ахмед Рахманов. По некоторым данным, Туркменистан подготовил список из 28 человек, с которыми он хотел бы, чтобы поступили аналогичным образом.

«Мемориал» связывает усиление давления на туркменских активистов с предстоящим саммитом Тюркского совета, который должен состояться в Стамбуле 12 ноября.

Туркменистан прекрасно осознает, что может безнаказанно проводить подобную репрессивную политику, учитывая, что даже якобы демонстрирующий приверженность ценностям Евросоюз едва может вымолвить хоть слово о творимом Ашхабадом беззаконии. В своем заявлении о последнем заседании Совместного комитета Евросоюз-Туркменистан, состоявшемся 21 октября, Брюссель, отодвинув все комментарии о правах человека на задний план, отметил лишь в самых размытых выражениях, что «прогресс в области соблюдения прав человека имеет ключевое значение для отношений ЕС и Туркменистана» .

Жесткая газовая экспортная стратегия России в отношениях с Европой, в значительной степени подпитываемая завершением строительства газопровода «Северный поток-2», придает поискам альтернативных газовых маршрутов еще большую актуальность. Туркменистан с большим удовольствием попытается покрыть дефицит газа, хотя, не похоже, что он намерен вкладываться в крупную инфраструктуру транспортировки энергоносителей.

Трусливая позиции Евросоюза в отношении Туркменистана распространяется даже на экологические вопросы. В своем заявлении он неубедительно «призвал Туркменистан присоединиться к инициативе Global Methane Pledge, запущенной в сентябре 2021 года» в рамках «совместной цели по сокращению глобальных выбросов метана по меньшей мере на 30 процентов к 2030 году».

Но, как отметило агентство Bloomberg в подробной и интересной статье от 19 октября, Туркменистан не просто не может сократить выбросы метана — он занимает одно из первых мест по утечке этого газа. В материале говорится, что «из 50 крупнейших выбросов метана на наземных нефтегазовых объектах, зафиксированных с 2019 года мониторинговой компанией Kayrros SAS, на долю Туркменистана приходится 31». Bloomberg пишет, ссылаясь на двух неназванных инсайдеров в отрасли, что в Туркменистане «экологические стандарты регулярно игнорируются» и что у руководства нет стимула пытаться бороться с этим явлением». Робкие предложения из Брюсселя вряд ли изменят ситуацию.

Но вернемся к внутренним делам страны. Бердымухамедов вновь прибег к использованию средств Стабилизационного фонда — резервного накопительного фонда, созданного в 2008 году с конкретной целью «помочь избежать негативных экономических последствий глобальных экономических и финансовых кризисов». Постановление о выделении неуказанной суммы денег было подготовлено сыном и предполагаемым преемником Бердымухамедова, вице-премьером Сердаром Бердымухамедовым. Расходы на «новые производства, инвестиционные проекты и торговые контракты» могут оказаться тем средством, которое необходимо для улучшения настроения, особенно если Сердар хочет обеспечить себе «мягкую посадку» в отцовское кресло.

EusiaNet

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью