Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
24.11.2020  
Аналитика

29.07.2020
Не медные трубы Аркадага

Максат Дурдыджан

Игры туркменского диктатора «в диверсификацию» могут обострить и без того непростую ситуацию в регионе.

Многие годы официальный Ашхабад гордился и отстаивал туркменскую модель закрытой экономики, основанную на экспорте углеводородного сырья. Высокие на тот момент показатели роста ВВП, низкая инфляция, секретная статистика, в том числе по безработице, и устойчивый курс национальной валюты «замыливали» глаза международного сообщества и самого президента Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедова, присвоившего себе титул Аркадаг (Покровитель). При этом восточный деспот упрямо сопротивлялся модернизации и экономики, и общества.

Практика наглядно показала: как бы ни была закрыта экономика, влияние мирового экономического кризиса неизбежно косается любого государства, что и произошло с Туркменистаном, где коронавирус еще сильнее обострил эти проблемы. Падение спроса на улеводородное сырье вызвало небывалую конкуренцию на рынке сбыта, цены рухнули, и… туркменский газ практически стал не нужен Китаю, партнерство с которым не один год держало режим Бердымухаммедова на плаву. Давний судебный спор с Ираном, наряду с падением цен на углеводороды, резко сократил валютные поступления в туркменскую казну, а точнее — в карман клана Бердымухаммедова.

Попав в собственноручно созданный газовый капкан, Аркадаг стал требовать от руководителей нефтегазового сектора активнее искать пути вывода туркменских углеводородов на мировые рынки и привлекать в отрасль больше инвестиций. Эти требования, выдвигаемые на заседаниях правительства, регулярно освещаются местными СМИ. По информации наших конфиденциальных источников из компании «Petronas», экспорт природного газа за рубеж по прежнему остается приоритетным направлением внешнеэкономической деятельности Ашхабада.

Предпринимаются попытки организовать транзит и закачку газа, добываемого на туркменском шельфе Каспия, в Трансанатолийский газопровод (TANAP) из Азербайджана через Грузию и Турцию к греческой границе. Для этого официальный Ашхабад с середины 2018 года ведет секретные переговоры с официальным Баку и транснациональными нефтегазовыми компаниями. Эти переговоры были приостановлены в 2019 году, когда «Газпром» возобновил закупки туркменского газа, но уже с нынешнего года переговорный процесс возобновился. При этом туркменские чиновники всячески стараются обойти порядок согласования строительства магистрального трубопровода, предусмотренный «Конвенцией о правовом статусе Каспийского моря».

Согласно изобретенной местными чиновниками схеме, Ашхабад намерен организовать экспорт газа путем строительства технологической трубы, которая соединит газодобывающие вышки в туркменском секторе морского шельфа, разрабатываемом «Petronas», с азербайджанскими, разрабываемыми государственной нефтяной компанией «SOCAR», и газопроводом TANAP. Данный проект активно лоббирует известный бизнесмен Игорь Макаров, владелец компании «ARETI», штаб-квартира которой зарегистрирована в Швейцарии.

В целях реализации данного проекта Баку и Ашхабад подписали соответствующий меморандум между госконцерном «Туркменгаз», «SOCAR», «ARETI» и «Petronas». Однако, как говорят в народе, «скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается». Почти сразу же между сторонами обозначились острые разногласия. Во-первых, камнем преткновения стала стоимость сырья, которую не могут согласовать между собой «Туркменгаз» и «SOCAR». Во-вторых, в настоящий момент туркменская сторона способна выделить не более 800 млн кубометров газа в год. По мнению экспертов, данный объем не обеспечит рентабельность строительства, поскольку для эксплуатации технологической трубы необходимо не менее 5-6 млрд кубометров газа! В-третьих, компания «Petronas» в связи с серьезными финансовыми затруднениями до сих пор не исполняет взятые на себя обязательства по строительству на морском месторождении «Гарагол-Дениз» установки по очистке газа перед его транспортировкой в Азербайджан.

Как передает источник в «Туркменгазе», для соблюдения секретности и чтобы информация о процессе переговоров преждевременно не стала достоянием общественности, недавно Бердымухаммедов назначил нового председателя госконцерна. Им стал Батыр Аманов. Этот же источник указывает, что Аркадаг оказывает серьезное давление на своего давнишнего бизнес-партнера Игоря Макарова, который лихорадочно ищет выход из создавшейся противоречивой ситуации. Глава «ARETI» активно пытался протолкнуть вышеуказанный инвестиционный проект нескольким нефтяным компаниям из США, Евросоюза, а также эмиру Дубая, премьер-министру и вице-президенту Объединенных Арабских Эмиратов шейху Мухаммеду Аль Мактуму. Но итоги этих переговоров не совсем удовлетворили туркменскую сторону, в связи с чем не нашли поддержки со стороны президента Туркменистана. Как сказал источник, «Аркадаг страшно недоволен, сложности в реализации данного проекта порой вызывают у него приступы бешенства».

В то же время официальный Ашхабад с подачи министра иностранных дел Рашида Мередова одобрил идею приобретения активов малазийской компании, воспользовавшись ситуацией, связанной с окончанием лицензии «Petronas» на разработку месторождений в туркменском секторе Каспия. В свою очередь, Макаров настойчиво продолжает вести переговоры с европейскими нефтяными компаниями, в частности, итальянской «ENI» и французской «TOTAL» для совместного выкупа у «Petronas» его активов.

Особую заинтересованность в экспорте туркменского газа на европейский рынок проявляет Евросоюз, стремящийся разрушить гегемонию российского «Газпрома». 1 мая 2015 года была подписана Декларация о развитии сотрудничества в области энергетики между Туркменистаном, Азербайджаном, Турцией и ЕС. В июле 2019 года было открыто представительство Европейского Союза в Ашхабаде. ЕС продлил дейcтвие временного торгового соглашения с Туркменистаном, несмотря на продолжающиеся в стане грубые нарушения прав человека. 23 июля нынешнего года Туркменистан получил статус наблюдателя во Всемирной торговой организации (ВТО). Как сказал посол Туркменистана в Швейцарии, постоянный представитель Туркменистана при отделении ООН в Женеве Атагельды Халджанов, это служит укреплению внешнеторговых позиций и обеспечению гарантий и прозрачности для инвесторов и торговых партнеров. Именно поэтому глава «ARETI» Макаров так усердно проталкивает туркменскую схему итальянцам и французам.

Весьма некстати для Европы проявилась нынешняя активность туркменских граждан, проживающих в Турции, на Северном Кипре, в России, США и других странах. На фоне всеобщего ухудшения социально-экономического положения и систематических нарушений прав все громче и громче звучат голоса недовольства и в самом Туркменистане. Граждане требуют соблюдения своих конституционных прав и социальной справедливости. Еще одной ложкой дегтя в отношениях Аркадага с ЕС стало заявление группы международных правозащитников с требованием прекратить преследования туркменских гражданских активистов. Пока же европейские чиновники стараются, перефразируя официального представителя ВОЗ, вести себя так, «как будто в Туркменистане уже демократия».

По мнению источника в «Туркменгазе», если «газовое ноу-хау» Бердымухаммедова все-таки удастся реализовать, то с большой долей уверенности можно говорить о дальнейшей проработке вопроса подключения к вышеуказанному проекту всей газотранспортной системы Туркменистана.

Однако, по мнению экспертов, эти игры туркменского диктатора «в диверсификацию» могут обострить и без того непростую ситуацию в регионе. Пока же остается ждать, как среагируют на новое туркменское изобретение Россия и Иран.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью