Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
05.07.2020  
Аналитика

26.06.2020
Именинник Бердымухамедов кинул Путина

Ахал-Теке

Президент размышляет о смерти и Пророке Мухаммеде

Пока страна страдает от хронической безработицы и регулярно возникающей нехватки продовольствия, президент отказывается пользоваться одними и теми же очками или рубашками более одного или двух раз. Не говоря уже об автомобилях и велосипедах, которых у Бердымухамедова, похоже, не счесть.

Это, возможно, тривиальный вопрос, но сколько у президента Туркменистана пар очков и клетчатых рубашек?

Еще в апреле 2019 года следящие за событиями в Туркменистане с удивлением заметили, что Гурбангулы Бердымухамедов стал носить очки. Это было примечательно только потому, что одним из столпов культа личности Бердымухамедова является миф о том, что он находится в отличной физической форме.

Тот факт, что так официально признается его близорукость, не говоря уже о седых волосах, внезапно появившихся в августе 2018 года, является серьезной уступкой и признанием того, что он все-таки смертен.

Сначала он появлялся в очках довольно редко, но с середины июня стал это делать очень заметно, почти ежедневно. Причем, Бердымухамедов, похоже, никогда не носит одни и те же очки. То же касается рубашек веселых цветов с длинными рукавами, которые он носил во время своей недавней поездки по стране, целью которой было убедиться, что фермеры правильно выращивают пшеницу.

Предположительно, эти наряды призваны создать образ мудрого и вдумчивого, но в то же время веселого и энергичного человека. Но они также невольно выдают то, в какой крайней роскоши он живет. Пока страна страдает от хронической безработицы и регулярно возникающей нехватки продовольствия, президент отказывается пользоваться одними и теми же очками или рубашками более одного или двух раз. Не говоря уже об автомобилях и велосипедах, которых у Бердымухамедова, похоже, не счесть.

Подобное презрительное стяжательство, естественно, распространяется и на клан Бердымухамедова, что весьма точно отражено в видеорепортаже, опубликованном 19 июня базирующимся в Амстердаме веб-сайтом Turkmen.news. В репортаже рассказывается о поразительной алчности Кемала Реджепова, одного из свойственников президента. Причем он состоит с главой государства в очень дальнем родстве — он племянник зятя Бердымухамедова, — что свидетельствует о том, сколько членов клана собралось у кормушки.

Реджепов демонстрирует свое богатство (приобретенное бог знает каким способом, т.к. неизвестно, чем он вообще занимается) в социальных сетях. Он особенно любит громоздкие швейцарские наручные часы, некоторые из которых, как выяснил Turkmen.news, стоят сотни тысяч долларов. У Реджепова также имеется целый парк дорогих автомобилей. Бердымухамедов косвенно поддерживает подобные формы коллекционирования машин благодаря своей страсти к автоспорту (роскоши, совершенно не доступной для любого обычного туркмена), одним им примеров которой были смехотворные выходки президента на автомобиле.

В этой связи перед желающими угодить Бердымухамедову стоит трудная задача: 29 июня у него будет день рождения (который, кстати, является важной вехой), и что подарить человеку, у которого все есть?

Как сообщил средствам массовой информации 10 июня пресс-секретарь президента РФ, Кремлю дали понять, что туркменский лидер приедет в Москву на отложенные на 24 июня празднования в честь Дня Победы. Но потом все изменилось. Как Бердымухамедов сказал президенту России Владимиру Путину по телефону 19 июня, 29 июня ему исполнится 63 года (именно столько было Пророку Мухаммеду, когда он умер), и туркменский обычай обязывает его провести это важное событие с семьей и друзьями. А так как Бердымухамедову пришлось бы самоизолироваться после визита в Москву в качестве связанной с коронавирусом профилактической меры, то он не сможет приехать. Но об этом, очевидно, было известно уже давно, поэтому можно предположить, что туркменский лидер был потрясен новостью о том, что COVID-19 подхватил бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (сообщения об этом появились 18 июня, за день до телефонного звонка Путину). На официальном веб-сайте Кремля, где обычно прилежно публикуются стенограммы подобных бесед, в этот раз таинственно не стали этого делать. Спустит ли Путин (человек, склонный болезненно воспринимать подобные признаки неуважения) это с рук Бердымухамедову, покажет время.

Между тем Туркменистан продолжает сохранять завесу сверхсекретности в отношении ситуации с коронавирусом внутри страны, о чем свидетельствуют его постоянные попытки отложить визит делегации Всемирной организации здравоохранения. Правительство по-прежнему настаивает, что в стране не зафиксировано ни одного случая COVID-19. Еще 8 мая министр иностранных дел Рашид Мередов заверял журналистов, что представителей ВОЗ ждут с распростертыми объятьями. Тем не менее, визит пока так и не состоялся. Совсем недавно высказывалось предположение, что делегация может прибыть в июне, но это сообщение также оказалось не соответствующим действительности. Теперь Мередов обещает, что делегация обязательно приедет в начале июля.

Учитывая подобную уклончивость, разумный игрок поставил бы на то, что Туркменистан пытается справиться — и, возможно, не справляется — со вспышкой коронавируса, в связи с чем вид большого числа представителей международного дипломатического сообщества Ашхабада, включая представителя ВОЗ в стране, собравшихся в переполненной зале, чтобы обсудить пандемию, представляется особенно обескураживающим.

Между тем 22 июня базирующееся в Карачи издание The News International сообщило о новых разногласиях по поводу планируемого газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (TAPI). Как сообщается, разногласия касаются части нынешнего соглашения, согласно которому Пакистан будет закупать газ на туркменско-афганской границе, что подразумевает, что Исламабаду придется взять на себя расходы за любые потери газа по пути до пакистанских рубежей. «Все вопросы, включая точку доставки и пересмотр цен на газ, находятся на рассмотрении и обсуждаются с туркменской стороной, и мы намерены их разрешить», — цитирует издание некоего пакистанского чиновника энергетического сектора.

Для скептиков такие трудности являются очередным подтверждением того, что это проект, с самого его зарождения в 1990-х годах казавшийся несбыточной фантазией, обречен на провал. С другой стороны, если бы партнеры по проекту знали, что ему не суждено осуществиться, вряд ли они стали бы тратить так много времени на торг по поводу цен, а между тем они сейчас занимаются именно этим.

Но одним из мощных аргументов не в пользу второго из вышеперечисленных видений событий является продолжающаяся работа ежегодного форума «Диалог по правам человека Туркменистан-Европейский союз», очередной, 12-й раунд которого состоялся 18 июня.

«Стороны обменялись мнениями по поводу правовых рамок защиты прав человека в Туркменистане, а также их реализации, положения гражданского общества, основных свобод, условий содержания под стражей, следования специальным процедурам ООН, а также отдельных случаев, вызывающих обеспокоенность, в том числе правозащитников», — говорится в заявлении делегации ЕС по поводу этого бессмысленного мероприятия.

Если смотреть на все это цинично, можно было бы сказать, что ЕС делал вид, что имеет дело с добросовестным участником диалога, а в действительности все это лишь фиговый листок, и ЕС лишь выжидает, когда закрутится по настоящему важное дело, связанное с доставкой туркменского газа на европейский рынок.

Ахал-Теке — еженедельная колонка на сайте Eurasianet.org, в которой собраны новости и аналитические материалы из Туркменистана.

EurasiaNet

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью