Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
24.09.2018  
Аналитика

24.06.2018
Море для своих

Юрий Барсуков,
Елена Черненко

Пять стран договорились о разделе Каспия

Акваторию моря предлагается разграничить на внутренние воды, территориальные воды, рыболовные зоны и общее водное пространство. Таким образом, большая часть акватории и биоресурсов Каспия остается в общем пользовании.

Правительство РФ одобрило проект Конвенции о правовом статусе Каспия и предлагает президенту подписать его. Об этом вчера сообщил портал правовой информации (при этом на сайте короткое время «провисел» и сам проект Конвенции, но позже документ удалили). Главная новость: прикаспийские государства смогут прокладывать трубопроводы по дну моря, не получая одобрения всей «пятерки», а лишь на основе договоренностей стран, по чьему сектору должна пройти труба. Это формально открывает путь к строительству Транскаспийского газопровода из Туркмении в Азербайджан, против которого ранее категорически возражала Россия. Впрочем, в документе есть и пункты, важные для Москвы, в том числе о «неприсутствии» на Каспийском море внерегиональных вооруженных сил.

Разделяй и добывай

Вчера на портале правовой информации правительства РФ было обнародовано постановление от 21 июня, из которого следует, что кабинет министров России одобрил проект Конвенции о правовом статусе Каспия и предлагает президенту подписать его. Напомним, над этим документом пятерка прикаспийских государств (Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан) работала более 20 лет. Необходимость разделить Каспий между пятью странами возникла после распада СССР. Предполагается, что главы государств подпишут Конвенцию о правовом статусе водоема на пятом Каспийском саммите в Актау (административном центре Мангистауской области Казахстана, на побережье Каспия). По данным “Ъ”, он намечен на 12 августа.

В постановлении отмечается, что проект Конвенции «согласован с федеральными органами исполнительной власти». При этом на сайте короткое время «провисел» и сам 18-страничный договор, но позже он был удален. Как правило, подобные документы публикуются только после подписания, а тут, видимо, произошла ошибка. В то же время в постановлении сказано, что проект «предварительно проработан» с другими прикаспийскими государствами, и не совсем ясно, идет ли речь об окончательной версии Конвенции или в нее еще может быть внесена правка. По информации “Ъ”, перед встречей глав государств могут еще пройти переговоры министров иностранных дел или их замов.

В обнародованном же проекте Конвенции констатируется, что он разработан с учетом принципов и норм Устава ООН и международного права.

В преамбуле подчеркивается, что «Каспийское море имеет для сторон (пяти прибрежных государств.— “Ъ”) жизненно важное значение и только они обладают суверенными правами» в отношении этого водоема и его ресурсов. Использовать Каспийское море предполагается только «в мирных целях», а его ресурсы расходовать «рационально», соблюдая меры по «защите и сохранению природной среды».

Акваторию моря предлагается разграничить на внутренние воды, территориальные воды (не превышающие по ширине 15 морских миль; на этот морской пояс распространяется суверенитет прибрежного государства, его внешняя граница считается госграницей), рыболовные зоны (еще 10 миль, в пределах которых государство обладает исключительным правом на промысел) и общее водное пространство. Таким образом, большая часть акватории и биоресурсов Каспия остается в общем пользовании.

Участки дна и недр же должны быть разделены на национальные сектора. Разногласия по поводу раздела дна богатого углеводородами водоема долгое время оставались одним из основных препятствий к принятию Конвенции. За прошедший с момента распада СССР период Россия, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан договорились о разграничении дна и шельфа северной части Каспия по методу «модифицированной срединной линии». Однако Иран такая модель не устраивала, поскольку в таком случае на него приходилось лишь 13–14 процентов шельфа, в то время как Тегеран требовал разделить его поровну (то есть по 20 процентов каждой стране). При этом Иран уже провел бурение на месторождении Сардар Джангал, на которое претендует и Азербайджан. У последнего, в свою очередь, есть разногласия с Туркменистаном по поводу ряда месторождений, включая Кяпаз, Азери и Чираг (или Сердар, Осман и Омра в туркменском варианте). Таким образом, до последнего времени разделение недр в южной части Каспия было связано с серьезными спорами.

Проект Конвенции, впрочем, не вносит полной ясности в вопрос о размежевании дна. В нем лишь сказано, что «разграничение дна и недр Каспийского моря на сектора осуществляется по договоренности сопредельных и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм права». Руководитель аналитической группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Станислав Притчин назвал эту формулировку «обтекаемой», но «ожидаемой», поскольку российские официальные лица заранее предупреждали, что географических координат в тексте Конвенции не будет, а будут лишь принципы. «Это сделано для того, чтобы двусторонние разногласия в южной части Каспия не согласовывать впятером и не вносить в общий большой документ»,— пояснил он. При этом собеседник “Ъ” отметил, что все же ожидал, что в документе в качестве инструмента разрешения споров будет названа «серединная модифицированная линия», однако она в проекте Конвенции не упоминается.

В то же время из проекта Конвенции следует, что Каспий все же считается морем, а не озером. На признании этого не имеющего выхода к Мировому океану водоема озером опять же настаивал Иран, поскольку в таком случае все пять прикаспийских государств могли бы претендовать на равное разделение его ресурсов и блокировать невыгодные с их точки зрения решения.

Газопровод на двоих

Проект Конвенции вносит ясность в еще один вопрос, ранее вызывавший серьезные споры между «пятеркой». В обнародованном вчера документе ясно сказано, что страны могут прокладывать по дну Каспийского моря трубопроводы, причем для этого требуется согласование только той стороны, через сектор которой он пройдет. Соседей лишь необходимо уведомить о маршрутах прокладки трубопровода.

Таким образом, формально это открывает дверь для строительства Транскаспийского газопровода из Туркмении в Азербайджан. Подобный проект обсуждается с середины 1990-х годов, его суть в том, чтобы, соединив газотранспортные системы этих стран, поставлять туркменский газ транзитом через Грузию и Турцию в Европу. Этот план всегда пользовался активной поддержкой США и Еврокомиссии, поскольку давал Европе реальную альтернативу российскому газу благодаря доступу к значительным туркменским ресурсам (четвертое место в мире по запасам газа). Главным препятствием для проекта всегда считался неурегулированный статус Каспия, притом что два государства региона — Россия и Иран — выступили бы против появления конкурента в виде туркменского газа на рынке Европы. С принятием Конвенции это препятствие может исчезнуть, но другие остаются.

Так, экономическая целесообразность строительства такого газопровода при текущих низких ценах на газ в Европе под сомнением — газопровод из Азербайджана в южную Италию (Южный газовый коридор), который будет введен в эксплуатацию в 2020 году, обошелся в 45 млрд долларов. Кроме того, по предварительному анализу, Транскаспийский газопровод окупится при объеме поставок не менее 30 млрд кубометров в год, и найти рынок для такого объема в южной Европе сейчас практически невозможно.

Однако в газопроводе меньших размеров может быть заинтересована Турция, в которой спрос на газ быстро растет и которая сейчас на 60 процентов зависит от поставок из России. Длина трубы от побережья Туркменистана до восточной границы Турции может составить около 1 тыс. км против 3,8 тыс. км в случае поставки газа в южную Европу.

К тому же на планах по строительству Транскаспийского газопровода непременно скажутся споры по разделению недр между государствами южного Каспия.

В то же время в документ вошли пункты, которые ранее активно отстаивала Россия, включая положение о «неприсутствии» на Каспии вооруженных сил третьих стран. Прикаспийские государства также обязуются не предоставлять свою территорию кому-либо «для совершения агрессии и других военных действий против любой из (договаривающихся.— “Ъ”) сторон». Сами же они намерены обеспечивать «стабильный баланс вооружений на Каспийском море» и «осуществлять военное строительство в пределах разумной достаточности с учетом интересов всех сторон».

Активнее других сейчас разворачивают свои военные силы на Каспии Россия и Иран. В частности, в апреле министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил о планах по перебазированию главной базы Каспийской флотилии из Астрахани в Каспийск. Как сообщал “Ъ” (см. номер от 3 апреля), это решение продиктовано желанием «повысить мобильность основных сил объединения»: военные посчитали, что корабли флотилии имеют слишком длительный выход из Астрахани. Как ожидается, новая главная база в Каспийске начнет полноценно функционировать в конце 2018 года.

«КоммерсантЪ»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью