Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
18.11.2017  
Аналитика

05.12.2011
Транскаспий под вопросом

Кэтрин Фицпатрик

Обзор новостей за неделю

С поворотом отношений в сторону Китая, обнаружением дополнительных запасов газа и удвоением объемов поставок газа для Пекина Бердымухамедов вообще перестал чувствовать себя обязанным слушать замечания Запада по поводу прав человека.

В прошлом месяце, находясь в Пекине, президент Гурбангулы Бердымухамедов одним широким жестом удвоил объемы поставок газа в Китай, доведя их до 65 миллиардов кубометров в год, подорвал планы России, которая вела с Китаем переговоры о продаже газа по более высокой цене, и негласно принял вето Китая на Транскаспийский трубопровод (чтобы не допустить требований об установлении цен европейского уровня) — при этом все же заставляя Европейский Союз ждать заключения энергетического соглашения. В Пекине туркменский лидер подписал ряд соглашений, включая договор о выделении финансирования на обучение туркменских полицейских в Китае, что позволит повысить уровень безопасности трубопроводов и при необходимости усилить правоохранительные меры в Туркменистане (возможно, для контроля над массами?)

Бердымухамедов совершил эту поездку после многолетних попыток стравить США, ЕС, Россию и Китай в своих интересах и после нескольких недель успокаивающих, но несодержательных переговоров с Европейским Союзом о Транскаспийском трубопроводе (ТКТ). До этого визита также были предприняты некоторые попытки наладить отношения с Россией, но в конечном итоге негативная реакция Кремля на возможность прокладки ТКТ спровоцировала самые жесткие на сегодняшний день формулировки в словесных баталиях о каспийских ресурсах.

Вопрос о том, готова ли Россия действительно объявить войну на Каспии из-за трубопровода, который угрожает ее господству, имеет и обратную сторону: пошел бы Европейский Союз на войну из-за каких-то 10-30 миллиардов кубометров? Как сообщил в беседе с корреспондентом «Независимой газеты» российский аналитик и директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, Запад не берется за прокладку Транскаспийского трубопровода уже 15 лет, потому что не готов предоставить Туркменистану и Азербайджану гарантий того, что защитит их от России. И с политической точки зрения ЕС не имеет особых рычагов воздействия, помимо угроз отказаться от сотрудничества в рамках трубопровода «Южный поток», которые использовал комиссар ЕС по вопросам энергетики Гюнтер Оттингер.

Как отмечается в статье «EurasiaNet», старший аналитик нефтегазового сектора ФК «Уралсиб» Алексей Кокин сообщил, что российский газовый монополист «Газпром» с тревогой отреагировал на это соглашение между Туркменистаном и Китаем, поскольку оно «подрывает его позиции в переговорах с Китаем». Но пока не ясно, не обойдется ли добыча газа и наполнение им трубопроводов Китаю намного дороже, чем ныне предполагается, как предупреждают российские энергетические эксперты, и не придется ли ему платить более высокую цену России из-за того, что он не вкладывает средств в российскую инфраструктуру, в отличие от туркменской.

Имеется в этом торге и еще один аспект, на который указывает д-р Роберт М. Катлер в издании Asia Times. Как пишет российская газета «Коммерсант» со ссылкой на неназванного китайского дипломата, Пекин приложит все силы для того, чтобы не допустить реализации Транскаспийского газопровода, так как Китай не хочет, чтобы Туркменистан использовал европейскую цену на газ в целях добиться повышения закупочных цен от Китая. ЕС, как и США, надеется, что Китай поможет покрыть долги, и поэтому ему будет сложно противостоять используемой Китаем намеренной тактике подрыва ТКТ.

Любой конфликт на Каспии, который Россия может спровоцировать или усугубить, следует рассматривать в контексте того, как она будет вовлекать своих других союзников, соответственно и российско-туркменские разногласия не должны рассматриваться в изоляции. Иран является союзником России, выступая против двухсторонних проектов Туркменистана и Азербайджана и самостоятельно разрешения их территориальных споров, а также настаивая на пятистороннем разделе каспийских ресурсов без учета национальных границ. По различным причинам с недавних пор Россия снизила давление на Иран, который является ее давним союзником, касательно вопроса ядерных мощностей, поднимаемого в рамках ООН. А теперь Россия демонстративно присоединилась к Казахстану, который выступает против ТКТ, называя его «туманной» сделкой, которая якобы нарушает правовой режим разделения ресурсов Каспия. И даже если Ашхабаду удастся убедить Пекин, что он не будет менять цены на газ для Китая, если они будут более высокими для ЕС или любых других покупателей, Китай, скорее всего, не захочет пускать ЕС в Каспий, чтобы сохранить больше возможностей для себя.

Опыт показывает, что в случае возникновения разногласий с другими членами Содружества Независимых Государств Россия может применить такие методы, как прекращение поставок газа (как это было с Украиной), угрозы рабочим мигрантам (как с Таджикистаном) или провокация насильственного конфликта, как было сделано в отношении Грузии. Но что она может сделать Туркменистану? Прекратить поставки КамАЗов или газеты «Коммерсант»? С другой стороны теоретически Туркменистан может усилить давление на русскоязычное меньшинство, как это было сделано в эпоху ныне покойного диктатора Сапармурата Ниязова, но Россия сейчас по всей видимости не особо обеспокоена защитой своих нынешних, а вскоре бывших граждан, которых туркменские власти заставляют отказаться от российских паспортов. В 1990-х годах, когда Ниязов отказался заключать соглашение с Кремлем, тысячи россиян, включая руководителей нефтегазовых предприятий, покинули Туркменистан, и русских в стране стало значительно меньше. При этом есть свидетельства того, что власти по-прежнему полагаются на русских специалистов, обучавшихся еще в советские времена, поскольку только сейчас закончилась подготовка первого поколения молодых инженеров-нефтянников (которые, кстати, получили свое образование, главным образом, в России).

В Иране проживает значительной азербайджанское меньшинство, и когда возникли разногласия с Баку в связи с возможностью подписания Азербайджаном энергетического соглашения с Турцией, а также прокладки ТКТ, иранские власти стали угрожать проживающим в стране азербайджанцам. Россия также привязала вопрос о разрешении нагорно-карабахского конфликта к заключению энергетических сделок с Баку. Таким образом, вместе Россия и Иран вполне могут сильно испортить жизнь Азербайджану и Туркменистану — но относительно Ирана угроза более высока, хотя в целом у всех прикаспийских государств, зависящих друг от друга для поддержания торговли и безопасности, есть достаточно причин не нагнетать конфликт.

Одно ясно: с поворотом отношений в сторону Китая, обнаружением дополнительных запасов газа и удвоением объемов поставок газа для Пекина Бердымухамедов вообще перестал чувствовать себя обязанным слушать замечания Запада по поводу прав человека. В прошлом после визита во Францию он говорил о создании второй партии в дополнение к столь неудачно названной Демократической партии Туркменистана; в прошлом он встречался с различными представителями ЕС и США и обсуждал дальнейшее проведение демократических реформ, а теперь он может себе позволить просто игнорировать прямые вопросы о демократических выборах, задаваемые ему Генеральным секретарем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Ламберто Занньером.

Как рассказал Нурмухаммед Ханамов, председатель Республиканской партии Туркменистана в изгнании, в ходе частной беседы Занньер поднял вопрос об участии изгнанников в президентских выборах, намеченных на февраль 2012 года, и напомнил о том, что в июле этого года оппозиции было сделано приглашение к участию. По словам Ханамова, впоследствии ассистент Занньера рассказал ему, что Бердымухамедов просто проигнорировал этот вопрос, оставив его без ответа. «Давление» — это не то слово, которым можно было бы описать позицию, выбранную ЕС и США в отношении прав человека в Туркменистане: Генеральный секретарь ОБСЕ находился в Ашхабаде, главным образом, чтобы приять участие в конференции «Нефть и газ Туркменистана» и поднять вопрос об энергетической безопасности, как впрочем и другие недавние западные гости, включая министра иностранных дел Германии Гидо Вестервелле.

Источник :: EurasiaNet
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью