Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
10.12.2019  
Силовые структуры

04.10.2019
«Пошел вон отсюда!»

Татьяна Зверинцева

Что стоит за увольнением непотопляемого министра внутренних дел Туркменистана

Если присмотреться, то можно найти свидетельства того, что Туркменистаном управляет не один Аркадаг, а некая группа лиц, которая отвела Аркадагу роль «официального представителя», героя телешоу и национального символа.

1 октября был отправлен в отставку министр внутренних дел Туркменистана Исгендер Муликов. Это событие трудно назвать формальным и преходящим: вокруг увольнения разыгралась сцена, достойная романа о придворных интригах. И главное действующее лицо этого спектакля, безусловно, не какой-нибудь министр, а лично президент Гурбангулы Бердымухамедов, носящий титул Аркадаг (Покровитель).

Непотопляемый и ненавистный

Муликов — один из рекордсменов среди туркменских чиновников по длительности нахождения на посту. Он возглавлял МВД на протяжении десяти лет, хотя, вообще-то, высокопоставленных госслужащих в Туркменистане меняют довольно часто. В стране практикуется постоянная перетасовка кадров, главная цель которой — не допустить чрезмерного роста влияния кого-либо из чиновников. По логике туркменского руководства, ни одно ведомство не должно превращаться в вотчину какого-либо влиятельного лица. Даже министр должен помнить, что «его» ведомство на самом деле «принадлежит» исключительно президенту (который является также главой правительства). Через пару-тройку, максимум через пять-шесть лет такое мироощущение имеет свойство теряться, и как раз тут обычно следует перевод на другую должность либо отставка.

Муликов преспокойно возглавлял МВД с 2009 года. Сам Бердымухамедов был впервые избран президентом в 2007 году, а фактически возглавил государство еще в 2006-м, сразу после смерти своего предшественника Сапармурата Ниязова (Туркменбаши). Биография Муликова предельно лаконична — в 1996 году окончил Высшую школу МВД Туркменистана, затем служил на различных должностях в структуре МВД, дорос до замминистра… В конце февраля 2009 года его неожиданно перебросили «в регион», назначив главой управления полиции Дашогузского велаята (области). Но уже через два месяца, в мае, 34-летний майор был возвращен в Ашхабад и назначен министром с одновременным повышением звания до подполковника.

Казалось бы, если некий чиновник успешно избегает «перетасовки», можно сделать вывод, что у него хорошие отношения с президентом, и глава государства считает его достойным всяческого доверия. Однако в случае с Муликовым дело обстоит гораздо сложнее. На протяжении всей его работы Бердымухамедов с первых же месяцев только и делал, что критиковал его «за недостатки в работе». Муликов успел получить 12 выговоров — то есть в среднем более чем по выговору за год. Обычно в туркменской практике после второго-третьего выговора следует отставка. Более того, в 2013 году Бердымухамедов понизил Муликова, успевшего стать генерал-майором, до звания полковника. Но опять же — поста он не лишился.

Логику в ситуации можно увидеть, если предположить, что туркменский президент, вопреки распространенному мнению, не единственная сила в местной политике. Точнее, не единственный представитель этой силы. Люди, уже много поколений не живущие при монархических режимах, часто воспринимают подобные формы правления чрезмерно упрощенно. Им кажется, что если все государственные СМИ наперебой восхваляют президента, а одного намека на волю Аркадага достаточно для исполнения любых противозаконных распоряжений, значит, Бердымухамедов может творить в стране все что угодно.

Однако если присмотреться, то в независимых СМИ можно найти свидетельства того, что Туркменистаном управляет не один Аркадаг, а некая группа лиц, которая отвела Аркадагу роль «официального представителя», героя телешоу и национального символа. Трудно не заметить разницу в отношении президента к собственной жене и детям, с одной стороны, и к пятерым своим сестрам и их отпрыскам, с другой. Первая леди Туркменистана проживает за рубежом и лишь однажды появилась на публике, не сказав ни слова. Дочери выданы замуж за дипломатов, то есть тоже выведены за пределы страны. Единственный сын Сердар, которого прочат в преемники, живет в Туркменистане, но не замечен в причастности к разряду «золотой молодежи» и мирно переходит с одной должности на другую, как обычная жертва «перетасовки».

А вот сестер и племянников Аркадага регулярно упоминают как воротил туркменского бизнеса, типичных «решал» и представителей той самой «золотой молодежи». Почему президент не имеет на них такого влияния, как на жену и детей? Почему они беззастенчиво ведут образ жизни, никак не соотносящийся с пропагандируемым обликом «полусоциалистического» государства? И главное — кем являются мужья сестер президента? Эта информация остается тайной.

Так вот. В 2017 году радио «Азатлык» стало известно, что Муликов рисковал разделить судьбу генпрокурора Аманмырата Халлыева, в мае того года показательно уволенного и, по неподтвержденным данным, арестованного (дальнейшая его биография осталась неизвестной). Якобы Бердымухамедов собирался расправиться с генпрокурором и главой МВД на одном заседании. Но, вопреки ожиданиям людей, знакомых с ситуацией, Муликов «уцелел». Источник «Азатлыка» заявил: «Его спасло то, что у него тесные отношения с влиятельными людьми из ближайшего окружения Бердымухамедова». По данным Turkmennews, дело обстоит несколько иначе — «каждому в Ашхабаде известно» о дружбе отцов Бердымухамедова и Муликова, якобы вместе работавших в МВД. А впрочем, отметим, что отец Бердымухамедова — одновременно отец тех самых сестер.

Так или иначе, можно предположить, что те же загадочные покровители спасали министра и на протяжении прошлых лет. Аркадагу оставалось лишь компенсировать невозможность увольнения многочисленными выговорами.

Сколько веревочке не виться

Но тогда, в 2017 году, произошел какой-то перелом. По мнению источников «Азатлыка», Муликов сам это почувствовал. Он начал проситься в отставку, ссылаясь на плохое состояние здоровья. Возможно, таким образом министр надеялся по-тихому уйти из политики не в места лишения свободы, а на заслуженный отдых. Но Бердымухамедов, по словам источников, почему-то упорно не принимал отставку. Возможно, потому, что у него были прямо противоположные планы на будущее Муликова.

В июне 2017 года Бердымухамедов объявил главе МВД очередной «строгий выговор с предупреждением», а в январе и апреле 2018 года — сразу два «строгих выговора с последним предупреждением». Еще один «строгий выговор с последним предупреждением» министр получил в апреле 2019 года. Тогда Бердымухамедов заявил, что министр халатно относится к контролю над частным извозом. Президент посетовал, что «для осуществления пассажирских перевозок по стране выделены специальные транспортные средства, однако выявлены факты незаконного оказания данного вида услуг некоторыми водителями».

Отметим, что формально туркменские водители имеют право получить патент на частный извоз, но с 2015 года эти документы по неизвестной причине не выдаются. Поэтому многочисленные безработные, для которых «бомбежка» на личных автомобилях становится единственным источником дохода, поневоле вынуждены трудиться нелегально. После выступления Бердымухамедова жизнь таких таксистов сильно осложнилась, полицейские начали активно их преследовать, штрафстоянки переполнились автомобилями бомбил. Проблемы возникли и у клиентов — вопреки заверениям президента, общественный транспорт и гостакси не справились с повысившейся нагрузкой.

Пока простые граждане Туркменистана пытались решить, как теперь добираться от работы до дома, и доказывали гаишникам, что подвозят своих родственников не за деньги, в большой политике все шло своим чередом. Карьера Муликова приблизилась к финалу в середине сентября 2019 года, когда в Ашхабаде был арестован влиятельный бизнесмен («решала») Чарымухаммет Кулов, известный как Чары-Гоша. Тему активно освещали государственные СМИ — было объявлено, что бизнесмен вступил в сговор с несколькими чиновниками ради «хищения государственного имущества в особо крупных размерах» и других преступлений. В частности, сообщниками Кулова сочли недавно уволенного директора Туркменбашинского комплекса нефтеперерабатывающих заводов Язмурада Мухамметмурадова, а также отправленного в отставку и арестованного министра торговли Амандурды Ишанова.

А один из источников издания TurkmenNews уже тогда заявил, что «не за горами и другая громкая отставка, на сей раз самого министра внутренних дел Исгендера Муликова — близкого друга арестованного предпринимателя».

1 октября то же издание сообщило, что отставка Муликова состоялась. Источники заявили, что официально об этом будет объявлено по телевидению, в вечерней новостной программе «Ватан». Несколькими часами позже «Азатлык» узнало об аресте водителя Муликова — Максата Аманова по кличке Шатыр. Источники издания утверждали, что Чары-Гоша представлял интересы Муликова в управлении несколькими ашхабадскими ресторанами, а Шатыр играл важную роль в этом взаимодействии.

Государственные СМИ молчали. Касательно такого рода событий у властей Туркменистана (включая «четвертую») существует отточенный сценарий, приближающий происходящее к художественному произведению. То ли к коллективному танцу, то ли к спектаклю, то ли к цирковому выступлению. Пусть «спойлеры» уже просочились во вражескую независимую прессу, но шоу должно было стартовать по расписанию, никаких экстренных выпусков. И только после того, как в выпуске «Ватана» все-таки показали отчет со знакового совместного заседания Совета безопасности и правительства, подробное описание мероприятия опубликовали печатные СМИ.

Как по нотам. Туркменский политический театр

Итак, вступительные аккорды. Министр национальной безопасности Яйлым Бердиев (его, кстати, называют главным соперником Муликова) докладывает о «комплексных мерах, предпринятых за январь-сентябрь в целях успешной реализации военной реформы», и о «проводимой МНБ работе по обеспечению в стране стабильности, законности и правопорядка». Затем на сцену выходит Муликов. Те зрители, которые уже успели просмотреть запрещенные в стране сайты или пошептаться в очередях, замирают в ожидании. Но глава МВД точно так же дежурно докладывает об «итогах работы возглавляемого ведомства за рассматриваемый период». Спокойно отчитывается о проведенном месячнике безопасности дорожного движения, «о внедрении по указанию Президента Гурбангулы Бердымухамедова современных организационных форм и методов работы»…

Далее на сцене последовательно появляются министр обороны, генпрокурор Батыр Атдаев (сердца осведомленных зрителей вновь замирают…), главы пограничной и таможенной служб, министр юстиции, председатель миграционной службы… Их речи все так же бравурны и бессмысленны, ничто не нарушает мирную атмосферу официально провозглашенной «эпохи могущества и счастья»…

Аплодисменты! На сцене появляется Бердымухамедов. В убаюкивающей мелодии появляются тревожные нотки. Президент заявляет, что, «несмотря на достигнутые позитивные показатели, еще имеется много вопросов, требующих решения». Затем Аркадаг некоторое время вещает о государственных программах, о науке и образовании, о «необходимости неукоснительного выполнения всех поставленных задач»… Может быть, тревожные нотки были ошибкой? Почудилось? Но нет. Тучи сгущаются. В речи президента начинают звучать слова, которые в Туркменистане дозволено безнаказанно произносить только ему. Взяточничество! Коррупция! Замедление роста экономики! Серьезные препятствия в развитии государства! Одиночные «выстрелы» этих фраз (с преобладанием двух первых) сливаются в пулеметную очередь. Вечер перед телеэкраном стремительно перестает быть томным.

Подготовив публику к кульминационному моменту, Аркадаг передает слово прокурору Атдаеву. Тот, наконец, без экивоков начинает рассказывать о возмутительных недостатках в работе МВД. Руководителем одного из исправительных учреждений назначили ветеринара — человека без профильного образования! В ходе упомянутого Муликовым месячника безопасности дорожного движения «были допущены случаи, связанные с созданием препятствий для слаженного трафика транспортных средств»! Один полицейский не по назначению использовал служебный транспорт! Двое полицейских вымогали взятку у ни в чем не повинного водителя, угрожая конфисковать автомобиль! А еще один оборотень в погонах «во время задержания близких друзей, нарушивших правила дорожного движения, препятствовал составлению протокола об административном правонарушении»!

Доходит дело и до Чары-Гоша. Нет, никакого министерского бизнеса, это было бы уже слишком. Но, посмотрите-ка, — после задержания Чары Кулова Муликов не уволил его родственника Дидармырата Мухаммедова с поста начальника отдела паспортизации и регистрации населения Ашхабада! Сейчас ошибка уже исправлена, Мухаммедов не только уволен, но и арестован. «Вышеприведенные факты показывают, что министр внутренних дел Муликов не исполнял надлежащим образом возложенные на него должностные обязанности», — скорбно заключает Атдаев.

И, наконец, — финал. Траурный марш. На сцене вновь Бердымухамедов. Он зачитывает приговор, не преминув напомнить Муликову о 12 выговорах. Глава МВД уволен и лишен всех государственных наград. Попутно выясняется, что с 2013 года он успел дорасти с полковника до генерал-лейтенанта (а это даже выше, чем звание генерал-майора, которого он был лишен шесть лет назад). Но все это позади. Муликов покидает зал простым майором. В печатных СМИ этот момент не отражен, но те, кто смотрел репортаж на «Ватане», свидетельствуют, что Аркадаг проводил экс-министра фразой «пошел вон отсюда!»

Источники издания «Гундогар» утверждают, что прямо на выходе из зала Муликов был арестован. Но правда это или нет — пока непонятно. Вполне возможно, что о судьбе Муликова мы уже никогда ничего не узнаем, как и о судьбах множества других ветеранов туркменской политики. Приговор Чары Кулову вроде бы уже вынесен — об этом вскользь упоминалось и в первом сообщении о его задержании, и на заседании 1 октября. Источники TurkmenNews утверждают, что авторитетный бизнесмен приговорен к 25 годам. А «Азатлык» передает, что приговор успели вынести и бывшему министру торговли Ишанову (подробности о назначенном наказании неизвестны).

Смешались в кучу кони, люди…

Но участников заседания судьбы разоблаченных и выброшенных из системы злодеев уже не интересовали. Мероприятие продолжилось своим чередом. Успокоившись после обвинительной речи, Аркадаг назначил нового главу МВД — им стал Мамметхан Чакыев, который ранее занимал пост вице-премьера. Чакыев пообещал, что «приложит все свои силы, опыт и знания в целях неуклонного выполнения поставленных перед данной структурой важных целей и задач». Бердымухамедов тем временем вернулся к поношению коррупции. По итогам своих рассуждений он приказал как можно скорее принять обновленную Программу по борьбе со взяточничеством и коррупцией, а также ужесточить законодательство в данной сфере. «Я не позволю никому и никогда воровать деньги народа, обогащаться за счет средств наших граждан», — провозгласил президент. Граждане, верящие в государственную пропаганду (если таковые остались), поспешно поцеловали экраны телевизоров.

А напоследок Аркадаг для острастки уволил еще одного человека — главу государственного объединения Türkmen atlary («Туркменские кони») Мергеннепеса Аннанепесова. Президент посетовал, что в объединении «в последнее время допускается ослабление трудового распорядка, а также есть случаи нарушения многих норм обучения и тренировок коней». По подсчетам «Гундогара», это уже восьмой подряд руководитель «Туркменских коней», уволенный за недостатки в работе. По всей видимости, никому не под силу правильно тренировать ахалтекинских скакунов, считающихся одним из основных символов туркменского государства.

Судить о смысле произошедшего крайне сложно, потому что официальная информация преподносится в вышеописанном режиме, а неофициальные источники, конечно же, могут основывать свои рассказы на слухах и домыслах (хотя независимые издания, нельзя не отдать им должное, с большим профессионализмом стараются их перепроверять и отфильтровывать). Может быть, арест Чары Кулова и увольнение Муликова лишь незначительный эпизод в дворцовых интригах. А может быть, это часть какого-то более глубинного процесса…

Бердымухамедов в текущем году отпраздновал 62-летие («возраст пророка Мухаммеда», по версии Сапармурата Ниязова). В июле состоялась довольно масштабная «репетиция» — широко распространились слухи, что Бердымухамедов то ли скончался, то ли смертельно болен. А 26 сентября президенту официально присвоили статус почетного старейшины. Он появился на телеэкранах в «униформе» этой страты туркменского общества — красном полосатом доне (халате) и белом тельпеке (головном уборе). Происходило это на втором ежегодном заседании Халк Маслахаты (Народного совета), который был восстановлен в 2018 году, после того как его на протяжении всего президентства Бердымухамедова заменял Яшули Маслахаты (Совет старейшин). То есть картина мира официально изменилась: ранее все действия молодого Аркадага бурно одобряли седобородые члены Яшули Маслахаты, а теперь старейшина-Аркадаг позирует на фоне Халк Маслахаты, в ряды которого принимают без возрастных ограничений.

Иными словами, в Туркменистане в полный рост встает проблема передачи власти, которую уже начали потихоньку обсуждать последние пару лет. Именно в этом ключе несколько независимых экспертов в беседе с изданием «Хроника Туркменистана» трактовали принятое на том же заседании Халк Маслахаты решение сплавить этот орган с Меджлисом (парламентом) в единую двухпалатную структуру. Казалось бы, прямой связи не усматривается…

Однако главред «Гундогара» Байрам Шихмурадов заявил: «При двухпалатном парламенте президентские полномочия, в случае если глава государства окажется не в состоянии исполнять свои обязанности, скорее всего, будут переходить к председателю верхней палаты, то есть этого самого обновленного Халк Маслахаты». Лидер Республиканской партии Туркменистана (в изгнании) Нурмухаммед Ханамов отметил: «Идея с двухпалатным парламентом, скорее всего, возникла у Бердымухамедова после смены руководства Казахстана, по примеру которого он намерен передать власть. Мне кажется, президент соберет в новой палате необходимые ему структуры и полномочия, вплоть до Совета безопасности, чтобы в будущем возглавить этот орган. Свое же место он передаст кому-то из окружения, вероятнее всего, сыну». А глава общественной организации «Туркменская инициатива по правам человека» Фарид Тухбатуллин предположил: «Что выдадут в обертке двухпалатного парламента на этот раз, остается только догадываться. Возможно, под сына Бердымухамедова будет введена должность премьер-министра, который сможет занять пост главы государства, в случае если президент окажется недееспособным».

Может быть, и свержение «неприкосновенного Муликова» — свидетельство разгорающейся внутри элиты борьбы за место преемника. Сам факт этой борьбы свидетельствует, что для Сердара Бердымухамедова такой карьерный шаг хотя и вполне вероятен, но не гарантирован. А наблюдателям и аналитикам остается только гадать — «Сердар или не Сердар, и если не Сердар, то кто».

ИА «Фергана»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью