GÜNDOGAR
http://www.gundogar.org
Дипломатия 20.11.2018

08.01.2006
Послиная доля

Арслан Мамедов

На фото: Посольство Туркменистана в Вене

30 декабря 2005 года туркменские газеты опубликовали указ Ниязова: «Освободить Кадырова Владимира Акимовича от должности Чрезвычайного и Полномочного Посла Туркменистана в Австрийской Республике».

Слухи об этой отставке ходили уже давно. Сначала поговаривали, что Ниязов планирует назначить В. Кадырова в МИД то ли министром, то ли первым заместителем. Затем возник вариант, получивший подтверждение от источника в аппарате Ниязова — Кадыров поедет в Киев. В пользу этой версии говорило и ничем не обусловленное увольнение в конце октября прошлого года посла Туркменистана в Украине Амангельды Байрамова.

Очевидно, решив, что Кадыров недостаточно резво гоняется по Европе за оппозиционерами, Ниязов решил поручить ему менее трудоемкое задание — морочить голову киевским журналистам рассказами о нерушимой туркмено-украинской дружбе и неисчерпаемых запасах туркменского природного газа.

Теперь, после отъезда посла, в составе миссии Туркменистана в Вене числятся всего два «дипломата»: первый секретарь, майор нацбезопасности херр Язкули Мамедов и атташе фрау Виктория Ниязова, невестка Туркменбаши, которая в Австрии практически не бывает.

Впрочем, уже определена кандидатура нового посла — из Нью-Йорка отозван бывший помощник постоянного представителя Туркменистана в ООН Эсен Айдогдыев. Скорее всего именно он заменит Кадырова в Австрии и при ОБСЕ.

В Вене об отъезде Кадырова стало известно в ноябре прошлого года. Он даже организовал традиционный прием, на котором попрощался с коллегами-послами, однако задержался еще на какое-то время специально, чтобы принять участие в очередном Совете министров иностранных дел ОБСЕ в столице Словении Любляне. Дело в том, что глава внешнеполитического ведомства Туркменистана Рашид Мередов не мог посетить люблянский совмин, так как был занят организацией международной конференции «Постоянный нейтралитет независимого Туркменистана» в Ашхабаде, а заменить его, кроме Кадырова, оказалось некем.

Несмотря на богатый посольский опыт Кадырова, прощальная гастроль в Любляне ему не совсем удалась. Британский министр Иан Пирсон от имени Евросоюза в очередной раз с высокой трибуны заявил о том, что Туркменистан грубо нарушает международные обязательства, а ответного слова Кадырову попросту не предоставили, учитывая его неподобающе низкий для столь солидного форума статус.

Не думаю, что Кадыров сильно огорчился, не получив слова в Любляне, хотя произносить речи он любит и умеет. Его выступления запомнят в Европе, в основном благодаря полному отсутствию их какой-либо эмоциональной окраски. Владимир Акимович аккуратно зачитывал тексты хорошо поставленным драматическим баритоном, чем всегда приводил в восторг переводчиков-синхронистов. Переводить Кадырова было легко: он правильно строил предложения, никогда не спешил и произносил слова отдельно друг от друга, внятно, как диктор на аудиокурсах по русскому языку.

Другое дело, что ничего толкового или конструктивного за пять лет своих выступлений в ОБСЕ Владимир Кадыров так и не сказал. Да и кто бы ему позволил! Задача у посла была конкретная — отметать любую критику и отрицать любые обвинения. Кадыров делал, как велено, и не его вина, что никто не воспринимал заявления туркменской делегации всерьез, Особенно, когда Владимир Акимович начинал обстоятельно докладывать об уникальной форме демократии, которая неуклонно развивается в Туркменистане, благодаря трудам Великого Сапармурата Туркменбаши.

После событий 25 нобяря 2002 года у Владимира Кадырова существенно прибавилось головной боли. Легко Ниязову — он с недавних пор не особенно и заботится о сохранении своего человеческого облика. Но находясь в центре Европы и регулярно общаясь с иностранными дипломатами, посол Кадыров должен был находить хоть сколько-нибудь вразумительные объяснения дикости своего ашхабадского хозяина. Должен был, но не находил. Благодаря чему и пользовался определенным уважением среди коллег по дипкорпусу.

Все понимали, в каком щекотливом положении находится туркменский посол, и лишний раз не нервировали его разговорами о многострадальной родине. А сам Кадыров, периодически сталкиваясь в Вене, Праге, Женеве или Варшаве с представителями туркменской оппозиции, в отличие от министра иностранных дел Мередова, не устраивал истерик и не визжал, что требует немедленно всех арестовать и отправить в Ашхабад. Он прекрасно понимал, как следует себя вести в приличном обществе, кроме того провел четкую грань между частной жизнью и службой и носил золотой профиль Ниязова на лацкане пиджака только в рабочее время. В результате, за все годы, что Владимир Кадыров находился на посольской должности, он умудрился ни разу не скомпрометировать себя ни перед официальным Ашхабадом, ни перед цивилизованным международным сообществом.

Такая выдержанная солидность самого публичного дипломата несомненно шла на пользу туркменскому диктаторскому режиму, однако, верный своему принципу постоянной ротации кадров, Ниязов решил все же «выдернуть» посла из Вены. Причем, сделано это было как-то странно — Кадырова освободили от должности посла в Австрии, но формально он до сих пор остается послом в Чехии, Словакии, а также главой делегации Туркменистана в ОБСЕ. Вряд ли этот казус можно считать результатом каких-то продуманных действий ниязовской администрации. Скорее всего, это очередная глупость, объяснять которую, к счастью или несчастью для него самого, Владимиру Кадырову уже не придется.

© 2001—2009 Gundogar.org
Все права на перепечатанные материалы сохраняются за их обладателями.
http://www.gundogar.org