Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
10.12.2022  
Общество и религия

30.09.2022
Воспитание мудростью, или Особенности семейной педагогики
Часть 1 (продолжение)

Марал Аннагулыева

Быть достойной свекровью и достойной невесткой — огромное народное педагогическое искусство, квинтессенция женской национальной идентичности.

Наверное, многим приходила мысль, что судьбы людей, как ветви, тем или иным способом переплетаются и образуют крепкое духовное древо… Философствуя на эту тему, убеждаюсь, что каждый человек в нашей жизни рождается для созидания и участвует в становлении личности.

Мою свекровь звали Дурсун. Встреча с этой необыкновенной женщиной произошла задолго до моего рождения.…Шла свадьба. Акы мугаллым женил сына, поздравить с невесткой пришёл весь педагогический коллектив, а вместе с ними и Дурсун. Сев напротив невесты в красивом национальном костюме, она по обычаю приложила обе ладони сначала ко лбу виновницы тоя, затем — к своему. Эта традиция означала пожелание иметь такую же невесту у себя в доме. Попробовав угощение, она неожиданно достала из сумки красивый гранатовый бархатный отрез, показав девушке, заявила, что это подарок в честь праздника весны, и что она хочет сохранить его для невесты младшего сына, которому исполнилось всего 3 года. Невеста одобрительно кивнула головой. Но тогда она и представить не могла, что спустя годы этот прекрасный бордовый бархат будет свадебным платьем её дочери, которое подарит ей будущая свекровь.

Первая личная встреча с женщиной, необычайно щедрой на душевную теплоту, произошла, когда я училась в седьмом классе. Лето. Трудовой оздоровительный лагерь в совхозе Махтумкули. Здесь работали и отдыхали учащиеся из разных школ. В один из дней в лагерь приехала директор 10-й школы Дурсун Чарыевна. Большой платок, завязанный крест-накрест и опоясывающий талию, строгое платье с национальной ручной вышивкой, застёгнутой серебряной брошью — «гульяка», засученные рукава — всё это говорило о её большом трудолюбии и сильном требовательном характере. Она с приветливой улыбкой обнимала своих чумазых после сельхозработ учеников, угощая всех горячими туркменскими лепёшками и чебуреками, только-только испечёнными в тамдыре.

Я не устояла перед запахом горячего хлеба и, прислонившись к двери, с любопытством смотрела на женщину, во взгляде которой было столько доброты и гордости, а её присутствие наполняло радостью всё пространство. В образе этой женщины сочетались педагогический такт и воспитывающая любовь к детям. Чувство восхищения меня так сильно захватило, что мне очень захотелось быть на неё похожей. С белой завистью я подумала: «Как же везёт ученикам 10-й школы». И тут Дурсун Чарыевна ласково посмотрела на меня и подозвала к себе. Я подошла и почему-то с детской прямотой заявила, что не учусь в 10-й школе, на что она тихо рассмеялась, крепко обняла меня и убедила, что она приехала ко всем детям. Потом, взяв с сачака ещё не остывший хлеб и огромную самсу, сказала: «Это тебе, дочка, угощайся, дорогая, и угости подруг». Я прослезилась, украдкой вытёрла слёзы, не потому, что проголодалась, а скорее, что соскучилась по маме и дому. Я с благодарностью смотрела на эту необыкновенно добрую женщину и восхищалась её простотой и любовью к детям.

…Прошли годы, я окончила институт, стала работать вместе с мамой в родной школе. Как-то маму пригласили участвовать в профессиональном конкурсе «Учитель года», но, к сожалению, в тот момент она приболела и ей пришлось отказаться. Защищать авторитет школы на конкурсе предложили мне. И вот он уже состоялся, и наступил тот волнительный день, когда жюри объявило победителей. Обладателем высокой награды Гран-при стала я. С большим волнением я поднялась на сцену и была приятно удивлена, увидев перед собой человека, душевное тепло которого вместе с ароматом свежеиспечённого хлеба по сей день с детства хранила в своём сердце. Мы встретились взглядами, и мне показалось, что она узнала во мне ту девочку, которую угощала. Дурсун Чарыевна, неоднократно повторяя слово «молодец», вручила мне грамоту и специальный подарок, а потом долго и крепко пожимала мои руки…

Прошёл ещё один год. В один из зимних дней, взяв с собой младшую сноху, женщина со скромным именем Дурсун постучалась в наш дом. Моя мама — мудрая женщина и педагог, приветствовав гостей, накрыла сачак. Как подобает туркменскому приличию, она не расхвалила дочь, так как хорошо знала народную мудрость: «Беги от того, кто свою дочь хвалит». Скромно ответив на все вопросы, она проводила гостей. После нескольких посещений и сватовства Дурсун повязала голову будущей невестки платком.

Мама, научившая меня всему национальному этикету и общепринятым навыкам ведения домашнего хозяйства, наставляла и повторяла, что я должна быть не только хорошей невесткой, но и заменить Дурсун дочь, быть сердечной единомышленницей и помощницей женщины, которая, несмотря на то, что рано потеряла мужа, одна воспитала своих замечательных детей.

Семейные традиции, обряды прочно вошли в мою жизнь. После обряда «сражения девушек и женщин» за мои девичьи косы, собрав вокруг детвору, я сидела в гостиной комнате. Вошла свекровь, накинула на мои плечи большой белый платок. Я поклонилась в знак благодарности и тихо улыбнулась, робко показывая рукой на внутренние заплатки-карманы национального свадебного халата, где по обычаю были спрятаны конфеты и грецкие орехи для детей. Свекровь очень удивилась и обрадовалась тому, что я не забыла традиции предков. Она радостно позвала внуков, которым мы вместе раздали спрятанные сладости, символизирующие согласие и достаток, гостеприимство и уважение, сердечность в отношениях с младшими родственниками. Свекровь, ласково обняв меня, сказала: «У нашего народа есть пословица ''Пусть невестка всю свою жизнь проживёт и состарится в семье'' (по-туркменски это звучит так: ''gazygynda garrasyn''). Невестка моя младшая, будь счастлива в нашем доме».

Несмотря на кулинарные способности, которые с детства привила мне мама, свекровь по-своему учила меня готовить туркменские блюда. Она всегда повторяла, что блюдо, приготовленное с любовью к своей семье — это самое вкусное угощение, это благополучие! Когда она пекла хлеб, я присоединялась к ней и старалась повторять её действия, месила и катала тесто. Когда она вязала кисти на платке, не удержавшись от любопытства, и я начинала перебирать нитки в кисть. Она никогда не хвалила, но с гордостью смотрела на меня, когда я, следуя её примеру, строчила на швейной машинке, надевала новые наволочки на подушки перед Новрузом, встречала с дымящимся пловом гостей… Речь моей свекрови была богата народной мудростью, её огромное сердце служило пристанищем для всех родных, друзей и соседей. Её житейские советы и по сей день помогают мне. Она была прекрасным человеком — любящей матерью, бабушкой, мудрой женщиной, превосходным педагогом и замечательной свекровью. Я всегда буду благодарна ей за поистине материнское отношение и достойное национальное женское воспитание. Годы, прожитые рядом с ней, были самыми счастливыми. Быть достойной свекровью и достойной невесткой — огромное народное педагогическое искусство, квинтессенция женской национальной идентичности! Все тайны этого искусства хранятся в нашем сознании и сердце, богатом духовном наследии, которое мы должны передавать будущим поколениям.

Уважаемый Герой-Аркадаг в своей книге «Поклонение матери — преклонение перед святыней», раскрывая глубокое значение роли женщины в семье, даёт исключительную оценку преемственности национального женского воспитания: «Хранительницы туркменского очага, матери, являющиеся примером для молодых, живут в неиссякаемом благоденствии. Это благоденствие сокрыто в их улыбке, красивой, как весна, в душе, чистой, как рассвет, в светлых взглядах, дающих жизни бесконечно большую силу. И то, что строительство могущественного государства начинается с уважения к семейной святыне, раскрывается в этом понятии».

«Нейтральный Туркменистан»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью