Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
23.10.2017  
Общество и религия

19.09.2017
Российская молодежь: равнение на Туркмению

Николай Нелюбин

Руководитель Петербургского общества туркменской культуры «Мекан» Н. Сейидов: «У нас всё централизованно, как и в советские времена».

Валентина Ивановна [Матвиенко] в ходе официального визита в Туркменистан встретилась со спикером Меджлиса Туркмении Акджой Нурбердыевой. Поговорив с коллегой, Валентина Матвиенко поняла, что опыт Туркмении в сфере государственной молодежной политики может быть интересен и востребован в РФ. Валентина Ивановна пообещала, что туркменский опыт Россия будет перенимать и реализовать. «Фонтанка» попыталась понять, как воспитывается молодежь в Туркмении, что России завидно.

«Моя уважаемая коллега рассказала, как много делается в Туркменистане для молодежи, для здорового образа жизни, что в стране практически нет проблемы наркомании среди молодежи, других негативных проявлений», — цитирует спикера верхней палаты Федерального собрания РФ ТАСС.

Что в Туркмении закон?

«У нас всё централизованно, как и в советские времена, — начал с места в карьер руководитель Петербургского общества туркменской культуры ''Мекан'' Нургельди Сейидов. — Вот были октябрята и пионеры. Примерно такие же ячейки присутствуют в Туркмении и сегодня. Называются ''Галкыныш'', переводится как ''Возрождение''. Поэтому молодёжь максимально дружная у нас. Сохранились пионерские лагеря вроде ''Артека''».

Все ячейки организованы в единую систему управления и контроля. «У нас, когда ребёнок приходит в первый класс, ему сразу уважаемый президент от государства даёт ноутбук, — рассказал он. — Все дети заняты в общественной работе, субботниках. Дети постарше выполняют примерно ту же работу, но уже во благо государства. Само собой, и досуг у них централизован». При этом, как утверждает руководитель Петербургского общества туркменской культуры, все лагеря в стране, весь отдых, спортивные сооружения — бесплатны.

На выходе, как отмечает советник спикера петербургского парламента, завкафедрой мировой политики факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Ватанияр Ягья, который неоднократно бывал в Туркменистане, одной из краеугольных ценностей Туркмении (и Востока в целом) является уважение старших. «Второе — это корректное, уважительное отношение к женщине. Если говорить грубо, у них нет вот этой проституции, той, что есть у нас, когда женщина продает себя за деньги, — у них этого нет», — утверждает он.

Однако Валентина Матвиенко, скорее всего, вдохновилась все же не этим аспектом. По мнению Нургельди Сейидова, в Туркмении она восхитилась в первую очередь «массовостью, формой одежды детей, их участием в спортивных состязаниях». «Её слова про туркменский опыт для российской молодёжи прозвучали на этом фоне, — пояснил он. — Она ведь сама выходец из комсомольской среды. Наверное, увидела ностальгические какие-то вещи».

Минувшим летом Валентина Матвиенко уже демонстировала близость к среднеазиатской молодёжи, когда станцевала с подростками на озере Иссык-Куль в Киргизии.

«Я трижды был с ней в Ашхабаде. Она каждый раз восхищалась городом. Не случайно она стала почётным гражданином Ашхабада вчера. Вчера уважаемый президент вручил ей сертификат, у неё были встречи в Меджлисе. И она, как дипломат, уговорила нашего уважаемого президента, чтобы открыть наше представительство в Межпарламентской Ассамблее в России», — отметил Нургельди Сейидов.

Чья молодежь?

Все инсинуации относительно того, что молодёжь в Туркмении сама себе не принадлежит, и если «оступишься — накажут», руководитель Петербургского общества туркменской культуры господин Сейидов назвал неправдой.

«Это пустые разговоры недругов, которые там не были, — уверен он. — Я могу сказать, что только в Петербурге обучается около 1500 студентов из Туркмении. В Белоруссии больше 6000 студентов. Они свободны в своём выборе. В отношении демократических ценностей у нас проблем нет. Любой человек может улететь, прилететь».

«В Туркмении очень серьёзные ограничения на выезд из страны, — меж тем утверждает Александр Князев, доктор исторических наук, член Русского географического общества, эксперт по Среднему Востоку и Центральной Азии, который постоянно живёт в регионе (сейчас в Казахстане, в Алма-Ате). — Единственный ''выход в мир'' там — спутниковые телеканалы. Но время от времени проходят кампании, когда эти тарелки запрещают и снимают. Потом снова разрешают. Первое интернет-кафе появилось в Туркменистане в 2007 году, после смерти Ниязова (Сапармурат Ниязов — первый секретарь ЦК КП Туркмении в 1985 — 1990 гг., президент республики в 1990 — 1999 гг., пожизненный президент с 1999 года. — Прим. ред.). Сначала это воспринималось как некая либерализация при Бердымухамедове (Гурбангулы Бердымухамедов — президент Туркменистана с 2007 года. — Прим. ред.), но в итоге её не случилось. Дети учатся без интернета. Небольшая часть молодёжи в Ашхабаде и других крупных городах ограниченно пользуются им под присмотром. Но многие ресурсы заблокированы. Доступ к информации чрезвычайно ограничен».

«Туркмения всегда была в изоляции, стояла особняком в лице Сапармурата Ниязова. Теперь перед Гурбангулы Бердымухамедовым стоит задача не поссориться ни с Россией, ни с Западом, отойти от клише ''диктатуры''. К этому президента подталкивают туркменские элиты, которые хотят выйти из этого долголетнего образа», — называет одну из общих причин внешней «демократизации», в том числе, и молодежной среды директор центра «Россия-Восток-Запад» Владимир Сотников.

«Здесь рыбы нет»

«Россию Туркмения интересует с точки зрения безопасности, в первую очередь речь идет о наркотрафике», — уверен Владимир Сотников. Однако не все так думают. Валентина Матвиенко узнала от спикера Меджлиса Туркменистана, что в стране практически нет наркомании.

«Само собой разумеется, у них нет наркомании, — полагает и Ватанияр Ягья. — В старые времена я видел, как …* (растительный наркотик зеленого цвета. — Прим. ред.) едят, пьют, курят, в отдельных республиках Средней Азии. Но не в Туркмении».

«Наркомания в Туркмении очень распространена, — опять оппонирует из Казахстана Князев. — Эта проблема исторически отличала республику от других ещё в СССР. Через Туркмению проходит один из крупнейших наркотрафиков из Афганистана. Он складывался ещё в советский период. Через Туркмению, Каспий, Кавказ в сторону Украины, в Турцию. Другое дело, что там всё закрыто. Это не так заметно, как в европейских странах».

«Уважаемый президент — бывший министр здравоохранения. Он полностью поддерживает здоровый образ жизни. В последние 15 лет у нас наркомания полностью искоренена, — сообщил Нургельди Сейидов. — Её вообще нет. Хотя, наверное, где-то что-то всё-таки есть».

Однако артели и наркотрафик через Туркмению он отрицает на 100 процентов. «У нас очень высокие цены на табак. Из 10 молодых человек курят только 1–2, — добавляет руководитель Петербургского общества туркменской культуры. – А столько спортивных комплексов, сколько сейчас есть в Ашхабаде, нет даже в Санкт-Петербурге. За 5 миллиардов был построен Олимпийский городок, который останется нашим детям».

Молодежные бунты

Все хорошо в Туркмении и с непослушной молодежью. «У нас не разрешено слишком переходить границы. Все мы были молодыми, и все были бунтарями. Но молодёжь в Туркменистане знает, до каких пор можно бунтовать, — отмечает Нургельди Сейидов. — Там нормальная среда. Никто не запрещает те же дискотеки, свободное времяпрепровождение. Но когда речь идёт о массовых мероприятиях, соревнованиях, у нас молодёжь более организована. И это один из тех моментов, которые заметила Валентина Ивановна».

«Валентина Ивановна с удовольствием перенимает всякий передовой опыт, но в случае с Туркменией этот опыт может быть очень необычен для России: строгие образовательные условия, чтобы отвлечь молодежь от радикальных исламистских идей, — считает и Владимир Сотников. — У нас свои есть проблемы. Опыт может в чем-то и ценен, но как его применить на практике, сказать сложно».

«Мы должны присматриваться, что лучшее там есть, и воспринимать это. А если заставят детей строем ходить — это плохо», — уточняет Ватанияр Ягья.

«Может быть, я ошибаюсь, и в Туркмении все свободно и прекрасно. Но имеющиеся у меня знания позволяют мне предположить, что близость туркменского подхода и российских властей заключается сегодня в том, чтобы учить молодежь не любви к Отечеству, а любви к начальству, — уверен глава комиссии ЗакСа (Законодательное собрание Санкт-Петербурга — прим. «Гундогара») по образованию Максим Резник. — Не волнует здоровье и досуг, влиять пытаются на умы, счет идет на головы. Меня всегда беспокоит, когда опыт пытаются перенять откуда-то оттуда. Хорошо, что не из Северной Кореи».

«Там воспитание построено не столько на туркменских национальных традициях, сколько отформатировано под существующий политический режим, — поясняет Александр Князев. — Система, при которой дети, молодёжь воспитываются с однообразным мировоззрением, в чувстве преданности руководителю страны. Но в СССР всё-таки было поинтереснее». И говорит, что скорее это все же похоже на Северную Корею.

«Да, Туркменистан, может быть, похож на Северную Корею. По чистоте, по аккуратности! Там есть хозяин», — парирует Нургельди Сейидов.

С другой стороны, как отмечает Максим Резник, кому-то хочется и нравится ходить строем. «Почему нет? Есть даже профессии, которые этому посвящены. Главное, чтобы насильно никого не загоняли, — отмечает он. — Туркменский опыт может прижиться в России, я не вижу там ничего эксклюзивного. За всеми этими словами угадывается желание сделать молодежь дисциплинированной, более покладистой. Но у молодости другая природа. Не выйдет. Во все времена не выходило. Умных и смелых конечно меньшинство, но именно они творят историю. И молодежь всегда активно реагирует, как говорил товарищ Троцкий, на партийный бюрократизм. Так что не получится ничего. Те, кто ''чего изволите'', — будут всегда. Но двигает историю свободная молодежь», — уверен депутат и свидетель всех уличных выступлений оппозиционной молодёжи Петербурга в последние несколько лет.

Книга — главный источник воспитания

Откуда берется знание, в том числе о свободе? Конечно, из книг. Так сложилось, что президенты Туркмении всегда личным примером приучали и приучают местную молодежь читать, а значит, обогащаться культурно.

«Лет 10 назад, при Сапармураде Ниязове, у всех настольным пособием была написанная президентом Рухнама, — напоминает Александр Князев. — Книга, которая претендовала на то, что в ней собрана мудрость всех поколений туркмен. Мудрость, воплощённая в авторе, первом президенте страны. Она даже заменяла Коран, несмотря на то, что религию в Туркмении никто не отменял. Сейчас она постепенно вытесняется. Действующий президент подобного догматического опуса не создал. Но это заменяется повседневной практикой. У Бердымухамедова свои книги. Их тоже массово изучают».

Действительно, нынешний президент Туркменистана за годы своего правления уже написал более 25 трудов, среди которых «Туркмения — страна здоровых и высокодуховных людей», «Образование — счастье, благополучие, успех», «Небесное великолепие» (об искусстве ковроткачества. — Прим. ред.), «Чай — лекарство и вдохновение».

Не прочесть их практически невозможно, потому что их декламируют по местному телевидению.

«Пускай будут книжки про чай, — согласен и на этот опыт на территории РФ Максим Резник. — Но только не так, чтобы была только одна книжка. Или все книжки, но только про чай. Как на президентский выборах: жасминовый чай — какой-нибудь Зюганов. Зеленый чай — Жириновский. А если я не пью чай, может, я кофе пью, — хочу Навального или Дмитриеву. У меня другие запросы. Так и у молодежи. Чай, между прочим, если его сильно пить, — это отличное рвотное».

Есть и другие проблемы

Совсем скоро представители Туркменистана приедут с ответным визитом в Санкт-Петербург. Как сообщила Валентина Матвиенко, парламент Туркмении принял решение вступить в Межпарламентский союз в октябре нынешнего года. Правда, там о молодежи говорить, скорее всего, пока еще не будут.

«В СНГ у Туркмении статус наблюдателя. Теперь будут ездить и наблюдать, — называет одну из причин ''сближения'' Александр Князев. — В последние годы у России и Туркмении странные отношения. Мы перестали покупать у них газ. У Туркмении есть проблемы с его экспортом. Сейчас их газ идёт в Китай, но деньги за него идут на оплату кредитов, которые были взяты у тех же китайцев на строительство инфраструктуры месторождений. Живых денег нет. С нового года Иран прекратил импорт туркменского газа. Другие статьи экспорта очень ограничены. Туркмения сегодня находится в чрезвычайно серьезном экономическо-финансовом кризисе».

По мнению Александра Князева, Россия, в свою очередь, пытается возродить своё былое влияние на Туркмению, но туркмены сопротивляются. «Планировался визит Путина в Туркмению в октябре, но конкретики нет. Возможно, перенесут. Но для России Туркмения — это прежде всего вопросы безопасности. На туркмено-афганской границе уже четыре года продолжаются боестолкновения. У России слабая граница с Казахстаном. А у Казахстана с Туркменией. России нужна безопасность там, но на эти процессы нужно влиять», — подытожил эксперт по Среднему Востоку и Центральной Азии Александр Князев.

P.S. В августе 2017 года президент Туркмении, который до этого помимо писательских талантов был известен талантами песенными и навыками вождения гоночных авто, предстал на публике как специалист в военном деле. Он лично показывал туркменским генералам, как использовать нож в борьбе с врагом.

-----------------------------------------

*Название наркотического вещества пропущено в тексте статьи — прим. «Гундогара»

Источник :: Фонтанка.ру
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью