Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
25.05.2019  
Общество и религия

15.08.2011
Государству — не до человека!

Нургозель Байрамова

Сорок дней со дня гибели людей в Абадане

Президент не смог преодолеть собственную трусость и не объявил национального траура по погибшим в Абадане.

Сегодня минуло сорок дней со дня трагедии в Абадане. Взрывы, оборвавшие жизни сотен людей — военнослужащих и простых граждан этого небольшого города, горьким эхом прокатились не только по туркменской земле. Они отозвались болью и скорбью во всех уголках земли, где сегодня проживают наши соотечественники. И хотя официальный Ислам не содержит такого понятия, как сороковины, у туркмен, так же, как у православных христиан и армян, принято в этот день поминать усопших, считая это своим священным долгом перед их памятью. И неважно, приготовлен ли в этот день обильный поминальный обед или родные предпочли скромную семейную трапезу, отправились ли они в церковь или мечеть, чтобы там прочитать поминальную молитву или молча постоять под их сводами. А может быть, оставшись дома, наедине со своим горем, тихо плакали, вспоминая того, кого уже нет на этом свете…

Человеческое горе не имеет национальных и религиозных различий. Потеря близкого человека — всегда трагедия, будь он простым крестьянином, известным писателем или государственным деятелем. Мы страдаем, когда наши близкие уходят по старости или из-за неизлечимой болезни. Наша боль удесятеряется, когда их жизнь обрывает трагическая случайность или стихийное бедствие. Но когда люди гибнут вследствие террористического акта или преступной халатности и безответственности чиновников, мы не только скорбим. Мы ждем адекватной реакции и адекватных мер со стороны тех, кто облечен властью, и прежде всего, мы ждем правды.

Что сегодня нам известно о трагедии в Абадане? Практически ничего. Мы даже не знаем имен погибших, не знаем, все ли они погребены, а если погребены, то как и где именно. Очевидцы и родственники вынуждены скрывать факты и имена из опасения быть подвергнутыми репрессиям. Есть сведения о том, что погибших хоронили в общей могиле. Так хоронили солдат во время войны: мусульман, иудеев, православных, католиков — всех вместе. Перед лицом смерти они были равны, их называли просто — «солдаты». Но разве сегодня в Туркменистане идет война?

С другой стороны, так хоронили людей те, кто стремился скрыть следы своих преступлений: в концентрационных лагерях, в лесных, наспех вырытых рвах, в заброшенных шахтах. Так неужели туркменские власти пошли на это, лишив погибших их последнего права — быть погребенными в соответствии с традициями своего народа и своей религии, лишь бы скрыть правду?

Звучит чудовищно, но прецедент есть: в туркменских тюрьмах содержатся заключенные, о которых власти также предпочитают хранить молчание. И те, кто еще жив, и те, кто уже умер и так же, как погибшие в Абадане, безвестно погребен — все они жертвы преступного стремления властей во что бы то ни стало избежать огласки, а значит и ответственности за их жизни и за их смерти.

Религиозные правила, принятые в Исламе, предписывают как можно скорее начать совершать благие дела за усопшего, ибо в хадисе говорится, что умерший «подобен тонущему человеку в поисках благих деяний». О каких «благих деяниях» можно говорить, если жертвы Абадана не были даже удостоены соответствующих траурных обрядов, а скупые слова соболезнования родным и близким от президента Бердымухаммедова прозвучали скорее как оскорбление их памяти, ибо не содержали ни слова правды, начиная от причины трагедии (возгорание пиротехники) и заканчивая числом погибших (двое военнослужащих и тринадцать гражданских лиц).

Президент, правда, пообещал на месте взорванного Абадана построить «фактически новый город, отвечающий всем современным требованиям», а также оказать материальную помощь пострадавшим, но это всего-навсего обещания, и станут ли они «деяниями», большой вопрос.

Зато «неблагих деяний» набралось достаточно. Тут и хакерская атака на сайт туркменских правозащитников, первым сообщившем о трагедии, и МИДовские нападки на российские СМИ, и запугивания независимых журналистов и блоггеров, конфискация видео- и фотоаппаратуры у подозреваемых в стрингерстве граждан.

Но самое печальное — это то, что президент не смог преодолеть собственную трусость и не объявил национального траура по погибшим. Об этом, в первую очередь, говорили все, кто имел возможность независимо выразить свое мнение, находясь за пределами Туркменистана. Более того, президент проигнорировал их требование отменить проведение любых пышных праздничных мероприятий, в том числе, приуроченных к 20-й годовщине независимости Туркменистана. Напротив, через неделю после трагедии руководство Туркменистана было отпущено в десятидневный отпуск. Cам президент, вместо того, чтобы посетить разрушенный Абадан и встретиться с пострадавшими, как сделал бы на его месте руководитель любого другого государства, отправился в Авазу. Там он, как ни в чем не бывало, совершал автопрогулку по каспийскому побережью, в компании своих приближенных попивал чаек в прибрежном кафе, всем своим видом демонстрируя гражданам полное спокойствие и умиротворение, а перед возвращением в столицу провел заседание Кабинета министров, на котором, как бы в пику «недоброжелателям», обсуждал вопросы подготовки к очередным праздникам. Есть ли какая-нибудь логика в этих поступках? Безусловно, есть, но это — логика прячущего голову в песок страуса, но ни в коем случае — не мужчины и уж тем более — не президента!

Мне могут возразить: уже состоялся суд над виновными во взрывах, тюремные сроки, которые им предстоит отбывать, самые максимальные: от 10 до 25 лет. Но вот уверенности в том, что наказания понесли истинные виновники трагедии, а не «стрелочники», лично у меня нет. Слишком хорошо известно, кто в Туркменистане «назначает» виновных и как их потом судят.

Помнится, еще в 90-е годы Туркменистан именовали «королевством кривых зеркал»: говорить правду считалось преступлением, бороться за справедливость означало измену родине, а лесть и подхалимаж были синонимами патриотизма. Сегодня кривые ниязовские зеркала украшают новые апартаменты Бердымухаммедова, им только слегка обновили рамы. Именно поэтому сороковой день абаданской трагедии в Туркменистане отмечен праздничными мероприятиями, концертами и гуляниями в ознаменование Дня дыни.

А это означает, что оплакивать погибших будут только их родные. Туркменскому государству — не до человека!

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью