Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
20.11.2018  
Общество и религия

23.12.2010
Человек — вечность

Мяхри Атаева,
Ахмет Мурадов,
Рашид Оразов,
Байрам Курбанов

Уже мало кто помнит, что незадолго до смерти президент Ниязов присовокупил к своему титулу «Великий Сапармурат Туркменбаши» определение «Вечный». «Вечно Великий Сапармурат Туркменбаши» вскоре в эту вечность и канул.

Теперь его и не вспоминают в Туркменистане вовсе. А его любимое детище — статус «постоянного позитивного нейтралитета Туркменистана» попросту приватизирован его сменщиком, впрочем, как и все остальное в стране, в том числе и амбиции на вечное правление страной.

Пожалуй, именно попытки полной узурпации власти и окончательной приватизации экономики страны, стали явным трендом в уходящем году и, без сомнения, будут определять внутреннюю и внешнюю политику властей в году наступающем.

На начало 2012 года придутся очередные выборы президента страны и за предстоящее время властям необходимо придумать сколько-нибудь приличный механизм пролонгации пребывания Бердымухамедова на этом посту. И тут возникает ряд трудно разрешимых проблем. Культ личности Бердымухамедова достиг такого уровня, что имитировать состязательность и демократичность в предвыборной кампании и на самих выборах, значит руками самих властей сеять семена крамолы. Созданный образ мудрого и непогрешимого лидера нации уже не допускает существования в стране иного мнения, кроме президентского, не говоря о критике его политики. Власти уже кинули пробный шар.

При этом уровень мироощущения у председателя туркменского ЦИКа настолько уже архаичный, что даже при условии проведения выборов, в их результатах никто не сомневается. «Всемогущий уважает туркменский народ. Всевышний внимателен к нам. Туркменский народ такой счастливый! И такому счастливому народу Аллах послал всеми любимого Президента», — сказал Каррыев, дав понять, что против Аллаха пойти не посмеет. При каких обстоятельствах он был допущен к этим откровениям, Каррыев не уточнил.

Да и сам Бердымухамедов уже настолько вошел в роль гениального президента и непогрешимого лидера нации, что прямо указал сотрудникам министерства национальной безопасности приложить все силы к борьбе с теми, «кто клевещет на наше демократическое правовое светское государство и пытается нарушить единство и сплоченность нашего общества, мирное течение нашей жизни, помешать росту экономики страны».

Поэтому не так важно, какую именно формулу принуждения туркменского народа к правлению Бердымухамедова предложат власти. Результат известен заранее.

Намного сложнее представляется задача убеждения в демократичности такой формулы внешнего окружения, особенно Запад. На международном уровне руководству Туркменистана, кроме президентов, дипломатов и бюрократов, придется столкнуться с проблемой, которая называется международным общественным мнением. И в этом случае придется считаться с выводами многих авторитетных организаций, которые по всем показателям отводят место Туркменистану на окраине цивилизованного мира.

Heritage Foundation в рейтинге экономической свободы отвел Туркменистану 171 место из 179.

Transparency International по уровню коррупции поставила Туркменистан на 172 место из 178 с индексом 1,6 (в 2009 году Туркменистан занимал 168 место). Ниже Туркменистана находятся Сомали, Бирма, Афганистан, Ирак.

Revenue Watch в рейтинге прозрачности управления природными ресурсами, то есть основным богатством страны, которое по Конституции принадлежит всё_таки народу Туркменистана, власти Туркменистана занимают последнее место среди всех ресурсообеспеченных стран. Ниже Экваториальной Гвинеи и Демократической республики Конго. Это означает, что никто, включая народ страны, не знает, как власти управляют природными ресурсами, точнее — деньгами от их продажи.

Журнал Foreign Policy присвоил президенту Бердымухамедову пятое место в рейтинге худших диктаторов мира. Впереди лишь лидеры Северной Кореи, Зимбабве, Бирмы и Судана.

Специальная комиссия при правительстве США по международной религиозной свободе The United States Commission on International Religious Freedom (USCIRF) опубликовала доклад, посвященный ситуации со свободой вероисповедания в мире. В докладе названы 13 самых серьезных нарушителей свободы религии в мире Бирма (Мьянма), Китай, Эритрея, Иран, Северная Корея, Саудовская Аравия, Судан, Узбекистан, Ирак, Нигерия, Пакистан, Туркменистан и Вьетнам.

«Репортеры без границ» («Reporters Without Borders») в своем рейтинге свободы прессы отвели Туркменистану 176 место из 178. Ниже оказались только Северная Корея и Эритрея. При этом президент Бердымухамедов — персонально, попал в список «Хищников» («Predators») по отношению к СМИ, и, отдельно, Туркменистан включен в список стран — врагов интернета.

Freedom House постоянно и по сей день включает Туркменистан в список наименее свободных стран и, отдельно — в список стран с несвободной прессой.

Human Rights Watch называет Туркменистан одним из самых репрессивных государств мира, где «… правительство систематически нарушает практически все гражданские, политические, экономические, социальные и культурные права».

Amnesty International в преамбуле своего доклада констатирует: «Активисты гражданского общества были заключены в тюрьму по итогам несправедливых судебных разбирательств, другие находились в полной изоляции. Журналисты и члены их семей были запуганы и не в состоянии выполнять свою работу. Широко распространена безнаказанность сотрудников полиции, спецслужб и других государственных органов. Продолжалась дискриминации в отношении этнических меньшинств».

Международная гуманитарная организация «Врачи без границ» («Medecins Sans Frontieres — MSF») покинула Туркменистан. Перед уходом констатировала: в стране просто невозможно работать ввиду сокрытия властями любой достоверной статистической информации о здоровье населения и саботаже властями их деятельности. «Врачи» призвали другие гуманитарные организации — ВОЗ и ЮНИСЕФ, которые все еще остаются на территории страны, покинуть ее, чтобы «…не придавать легитимности фигурам и практикам, которые не только неэффективны, но и опасны».

Исследовательская компания The Economist Intelligence Unit (аналитическое подразделение британского журнала Economist) представила «Индекс демократии стран мира 2010 года» (Democracy Index 2010), отвела Туркменистану 165 место из 167. Ниже только Чад и Северная Корея.

Все эти оценки широко известны и никакого секрета для властей Туркменистана не представляют. Тем не менее, никаких серьезных усилий и, соответственно, успехов в создании положительного имиджа в глазах западного общественного мнения туркменская сторона привести не может, кроме маловразумительных статей лоббистов от энергетических корпораций, констатирующих «демократизацию» и «либерализацию экономики», да неуклюжих реверансов представителей стран, мечтающих получить хоть маленький, но кусок от газового пирога Туркменистана. Нельзя же всерьез принимать во внимание присуждение Бердымухамедову звания «Человек года», присужденного ему Румынским Институтом международных отношений и экономического сотрудничества при Академии наук Румынии за «… личный вклад туркменского лидера в построение безопасного мира, наведение мостов дружбы между Европой и Азией, активное развитие туркмено-румынских отношений». Или присуждение Ассоциацией турецких промышленников и бизнесменов (TUSIAD) звания «Государственный деятель года»…»за отеческую заботу и помощь, позволяющую турецкому бизнесу успешно преодолевать последствия охватившего весь мир кризиса».

Конечно, в сложившейся ситуации туркменской стороне не остается ничего другого, как продолжать бахвалиться и спекулировать запасами природного газа и продолжать раздавать обещания, столь милые уху западной бюрократии. Расчет прост. Потакая геополитическим амбициям США и ЕС, продолжать спекулировать своим участием в различных проектах в надежде (отчасти справедливой и оправданной), что это в конце концов сможет оградить Бердымухамедова от критики его явно недемократичных манипуляциях по узурпации власти.

Процесс строительства газопровода ТАПИ — из Туркменистана через Афганистан в Пакистан и Индию — хорошо вписывается в стратегию США, НАТО и ЕС по постконфликтному урегулированию в Афганистане и считается чуть ли не панацеей для возрождения афганской экономики и принуждения афганцев к миру. В декабре этого года, во время празднования юбилея статуса нейтралитета Туркменистана, «рамочное» соглашение о строительстве этого газопровода было подписано. Но на то оно и «рамочное», что не несет в себе никаких конкретных обязательств. Туркменистан обещал продавать газ, Пакистан и Индия обещали покупать, а Афганистан обязался обеспечить безопасность газопровода. Последнее утверждение плохо согласуется с тем, что войска НАТО покидают Афганистан к 2014_му году, а правительство Карзая не может защитить и само себя.

Аналогичная ситуация складывается и с участием Туркменистана в проекте под названием «Набукко». Даже при решении всех финансовых, организационных, договорных проблем остается нерешенным юридический статус Каспийского моря, только через которое существует путь для туркменского газа, минуя Иран и Россию. Последнее является квинтэссенцией «Набукко», а вот нерешенный статус Каспия — палкой в его колесах. Но это не останавливает туркменскую власть от раздачи обещаний участия в «Набукко». Наоборот, понимая, что сейчас можно самым серьезным образом поднять свои акции в глазах западной бюрократии, Бердымухамедов всеми силами уводит её внимание от фактов существования в Туркменистане тоталитарной диктатуры в сторону газовой «морковки», и не в меньшей степени в сторону её фобий и страшилок — продать весь газ Китаю, России, Ирану. Понятно, эти фобии рождены, взращены и любимы самой западной бюрократией, и она с явным удовольствием принимает все правила игры, которые удовлетворяют вложенным в них геополитическим концепциям.

Фактически уже сейчас Бердымухамедов выставил на торги признание своей легитимности при проведении заведомо недемократичных выборов в обмен на обещания открытия доступа стран Запада к своим сырьевым, в первую очередь, газовым ресурсам. Именно во мнении и оценках Запада власти Туркменистана ищут, находят и черпают свою легитимность. Не в традициях Китая, Ирана и России критиковать выборный процесс в других государствах и наивно ждать от последних каких-либо сомнений в «демократичности», «прозрачности» выборов в Туркменистане и в легитимности их результатов. Но в традициях Запада ставить под сомнение демократичность выборов и легитимность существования власти в той или иной стране. Особенно, если эта страна находится в сфере экономических или политических интересов Запада. А вот этого опасается и сам Бердымухамедов и его окружение.

И дело даже не в его гипертрофированном самолюбии и мнительности, о котором известно даже американским дипломатам, а через WikiLeaks и всему миру. Дело в том, что подобные сомнения в легитимности его власти могут пустить под откос все нагромождения его культа личности внутри страны и вызвать серьезное брожение умов среди населения Туркменистана, которое сейчас жёстко и жестоко подавляется министерством национальной безопасности по прямому указанию самого Бердымухамедова.

Парадокс ситуации состоит в том, что правительства стран Запада и руководство межгосударственных западных организаций, всерьез и на веру восприняв PR-кампанию Бердымухамедова по «демократизации», начали раздавать ему политические и экономические авансы, не имея на то никаких гарантий и конкретных обязательств. Бердымухамедов и его окружение сразу восприняли эти авансы не как авансы и ожидания этой самой демократизации, а наоборот, как готовность Запада принять в любом виде его внутреннюю и внешнюю политику, в обмен на допуск западного бизнеса в страну, но самое главное — в обмен на обещания играть в рамках его (Запада) геополитических и энергетических концепций.

Наперекор общественному мнению, бюрократия Запада отказалась от предъявления Туркменистану вразумительных и конкретных требований по гарантиям соблюдения властями Туркменистана элементарных прав и свобод человека. Страх того, что в ответ на критику плачевного состояния демократии и прав человека в Туркменистане, заставит туркменские власти отвернуться от Запада и начать продавать газ России (Ирану и Китаю), продолжает оставаться ночным кошмаром энергетически озабоченных европейских бюрократов. Поэтому приходится констатировать, что реального и принципиального изменения политики западных стран в отношении Туркменистана в ближайшее время не произойдет.

Тем временем, пользуясь тем, что Запад сам себя завел в тупик, Бердымухамедов продолжит строительство своего «правового» государства, в полном смысле этого слова. Специально для него, при последней редакции конституции Туркменистана была изъята норма об ограничении количества сроков пребывания на посту президента для одного лица. Это открывает ему путь для пожизненного президентства. А уж над методами реализации этого пути он со своей командой уже работает.

---------------------------------------------------------

Стихи, сложенные в честь признания Президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова «Человеком года — 2010»

Туркмены

Живет народ под небесами,
Преображая отчий край.
Живет в единстве с чудесами.
Одно из низ — туркменский рай.

Чиста священная дорога,
Дутар торжественно звучит.
Народ, уверовавший в Бога,
И в человеке небо чтит.

Его забота — вся планета.
Он создан так и сотворен.
На нем особенная мета —
Он беззаветно в жизнь влюблен.

Спросите всякого туркмена,
И мы откроем суть свою:
«Всегда такие, неизменно,
Мы — миротворцы на корню!»

…Он разрезает снова ленту —
Стезя открытий велика.
Поем мы славу Президенту
Туркменистана — на века —
Благословенные века!

Ходжамухаммет Какалыев
(Газета «Нейтральный Туркменистан» за 18.12.2010)

Источник :: Оазис
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью