Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
20.11.2018  
Общество и религия

13.09.2010
Религиозные организации Туркменистана под давлением властей

Довлет Овезов,
Инга Сикорская

Власти продолжают относиться к религиозным организациям с осторожностью

Несмотря на надежды, что новое законодательство ослабит давление на религиозные организации Туркменистана, существуют признаки того, что правительство не оставило свои попытки.

Новое законодательство о религиозных организациях, которое сейчас находится на обсуждении парламента Туркменистана, возможно, облегчит процедуру регистрации, необходимую каждой религиозной организации для получения правового статуса.

Юрист из международной организации, действующей в стране, надеется, что новый закон облегчит процесс получения регистрации, так как на сегодняшний день «принципы свободы и равенства религий у нас не соблюдаются».

Однако, судя по прошлым законодательным изменениям, шансы на смягчение закона малы.

С 2003 года, когда были внесены первые серьезные изменения в Закон «О свободе вероисповедания и религиозных организациях», отмечается тенденция к еще большему ужесточению правил в отношении этих структур.

Во-первых, число верующих, необходимых для создания «религиозного сообщества», было увеличено до 500 человек; во-вторых, в 2006 году были внесены изменения в правила регистрации. Согласно им, кроме разрешения Министерства юстиции, для регистрации организации требуется еще и заключение местных властей.

Конституция Туркменистана гарантирует свободу вероисповедания, однако власти придерживаются советского подозрительного отношения к открытой религиозной деятельности, особенно с участием небольших религиозных групп.

Член протестантской общины Туркменистана сказал, что чиновники постоянно игнорируют их права, гарантированные им Конституцией.

«Они говорят, что у них есть свои неписаные законы. Они плевать хотели на Конституцию», — сказал он.

Правительственные данные, представленные в докладе в Организацию Объединенных Наций в январе 2010 года, сообщают о 123 религиозных организациях, имеющих официальную регистрацию: около 100 из них мусульманские, 13 — приходы Русской Православной церкви, а остальные — Адвентисты Седьмого Дня, баптисты, община Бахаи Туркменистана и Общество Сознания Кришны.

Римско-Католическая церковь Туркменистана была зарегистрирована лишь в марте текущего года.

Еще четыре организации, включая общину Свидетелей Иеговы, ожидают ответа на свои заявления, однако веб-портал Forum 18 сообщает, что некоторые заявки уже были отклонены.

«Я не понимаю, почему нас не хотят регистрировать, — сказал IWPR один из активистов Свидетелей Иеговы. — Нас очень много и мы законопослушны».

Отсутствие регистрации означает, что религиозные организации не имеют даже формальной защиты закона. Их встречи запрещены, члены задержаны, а религиозная литература изъята.

Представитель Свидетелей Иеговы говорит, что постоянная слежка и давление привели к сокращению числа собраний этой общины.

«Последние полгода мы не собираемся группами и не советуем своим людям собираться больше десяти человек, потому что все время находимся под прицелом полиции и других сотрудников спецслужб, — сказал он. — Уже не раз бывало, когда мы отмечаем праздники или дни рождения, тут же приходит полиция и приказывает разойтись».

По данным правозащитников, в настоящее время пять последователей Свидетелей Иеговы находятся в тюрьмах за отказ от прохождения военной службы. Еще один последователь этого течения ожидает суда в городе Сейди, в Лебапском велаяте на востоке страны.

«Все они подвергаются жестокому обращению, избиениям, одного из заключенных сделали инвалидом, отбив почки, — сказал IWPR правозащитник из Ашхабада. — Несмотря на запросы и обращения родных и членов общины [Свидетелей Иеговы], добиться расследования о применении пыток в стенах тюрьмы им это пока не удается».

Фактически официальная регистрация дает религиозной организации очень ограниченную свободу действий, если власти решили ее деятельность прикрыть.

В начале августа недалеко от Ашхабада полиция провела рейд в молодежном летнем лагере, организованном зарегистрированной протестантской общиной Туркменистана, и задержала 47 человек. Сообщивший об этом инциденте портал Forum 18 отметил, что полиция обвинила организаторов лагеря в неинформировании властей о планируемом мероприятии.

Однако представители церкви утверждают, что, поскольку их организация зарегистрирована, для подобных сборов особого разрешения не требуется.

Представитель общины Кришнаитов из Ашхабада рассказал IWPR, что, несмотря на наличие необходимого разрешения, сотрудники спецслужб организуют слежку за членами их общины во время встреч.

«Мы постоянно чувствуем наблюдение», — сказал он.

Суннитский ислам является традиционной религией этнического туркменского большинства и таких общин, как узбеки, но, несмотря на это, даже эта категория верующих не ощущает религиозной свободы.

Как рассказал IWPR сотрудник полиции, отправление религиозных обрядов не поощряется среди правительственных чиновников и госслужащих.

Он вспоминает, как их семья устроила традиционную процедуру обрезания его сыну. «Я не хочу проблем на работе, поэтому договорился с женой, и, когда уехал в командировку, родственники пригласили муллу и сделали все якобы втайне от меня», — сказал он, добавив, что многие его коллеги поступают так же.

Хайитбой Якубов возглавляет правозащитную организацию «Нажот» из Хорезмской, приграничной с Туркменистаном, узбекской области. Его источники в соседней стране сообщили, что власти Туркменистана разрабатывают пакет мер по установлению контроля над религиозными организациями из-за опасений развития религиозного экстремизма.

«Планы включают создание базы данных верующих и лиц, практикующих религию, по всему Туркменистану, установку видеокамер во всех мечетях, изучение отношения каждого гражданина к религии и установление его степени религиозности», — сказал он.

Таджигуль Бегмедова, руководитель Туркменского Хельсинского фонда, правозащитной организации из Болгарии, утверждает, что за время нахождения у власти президента Гурбангулы Бердымухаммедова, преемника умершего в 2007 году Сапармурата Ниязова, мало что изменилось.

«Серьезного отказа от прежних диктаторских методов правления не произошло, — сказала она. — Туркменистан все еще не определился, по какому пути идти. Он то расшаркивается перед демократическим сообществом, то ужесточает контроль, в данном случае — над верующими».

Довлет Овезов  — псевдоним журналиста в Ашхабаде. Инга Сикорская  — старший редактор IWPR по Туркменистану и Узбекистану в Бишкеке.

Данная статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией, и «Информационная программа по освещению правозащитных вопросов, конфликтов и укреплению доверия», финансируемой Министерством иностранных дел Норвегии.

IWPR несет полную ответственность за содержание данной статьи, которое никоим образом не отражает взгляды стран Европейского Союза или Министерства иностранных дел Норвегии.

Источник :: Институт по освещению войны и мира
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью