Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
Свободу Алексею Навальному!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
09.08.2022  
Общество и религия

15.02.2006
«Гнида очевидная»

Нургозель Байрамова

На фото: фрагмент картины Франсиско Гойи (1746–1838) «Сатурн, пожирающий своих детей»

Новый 2006 год принес гражданам Туркменистана и новые проблемы. Как и все, что происходит сегодня в этой центральноазиатской стране, руководимой Сапармуратом Ниязовым, признанным одним из самых отвратительных диктаторов современности, принятие нового закона «О пенсиях» не только не улучшило, но наоборот, еще больше усугубило тяжелое положение людей.

Хотя, почему мы говорим о «принятии» закона? Кто и где принимал его? Известно, что все законы в этой стране пишутся одной рукой и под диктовку одного человека.

Ни о каком, даже самом приблизительном соблюдении Ниязовым норм Конституции, гласящей, что «государственным законодательным органом является Меджлис (парламент)», не может идти и речи. Вне всякого сомнения, депутаты туркменского парламента, как и все прочие граждане, услышали о нововведениях в пенсионном законодательстве сначала из уст своего «Сердара», а затем прочли новый закон в газетах. И хотя в соответствии с Конституцией Меджлис и «может передавать право издавать законы по отдельным вопросам Президенту Туркменистана», но непременно «с обязательным последующим рассмотрением вопроса об их утверждении» (статья 65), в данном конкретном случае Ниязов, как обычно, обошелся без его участия. К чему лишний раз устраивать балаган и играть в демократию? Осмелится ли кто-либо спросить с «Великого Туркменбаши» за такое злостное нарушение Основного закона страны? Ведь «демократическим, правовым и светским» Туркменистан является только на бумаге.

Ниязову давно не давало покоя сознание того, что в его независимом нейтральном государстве до сих пор сохранился такой советский анахронизм, как выплата пенсий по старости. Если бы можно было заявить на весь мир: в нашей стране, следуя многовековой традиции, заботу о стариках полностью берут на себя их дети — это стало бы еще одним доказательством его мудрой политики. В каком еще государстве возможно такое? Только там, где людям выдается бесплатная соль.

Но пока эта задумка оставалась лишь в планах на будущее, государство все же постепенно сбрасывало с себя груз заботы о людях преклонного возраста. Возможно, Ниязову были неприятна сама мысль о том, что нужно заботиться о тех, чья трудовая деятельность пришлась на советский — самый черный, с его точки зрения, период туркменской истории.

По данным туркменского Национального института статистики и информации, на декабрь 2002 года пенсионеров в стране насчитывалось 6%, к настоящему времени эта цифра еще больше сократилась. Даже если принять на веру официальную численность населения — 6,65 млн., то число пенсионеров не будет превышать 400 тысяч. В действительности же их еще меньше, так как реальная численность населения Туркменистана всего 4,6 млн. Невозможно представить себе, что обладающее огромными запасами углеводородов государство не в состоянии обеспечить достойную жизнь 2-3 сотням тысяч стариков, отдавших ему свои силы и здоровье. И тем не менее, выступая с разъяснением новой пенсионной реформы в эфире туркменского ТВ, министр социального обеспечения Бибитач Векилова, вторя своему лидеру, сказала, что в результате реформы более 100 тысячам пенсионеров прекращены выплаты пенсий, более 200 тысячам пенсии сокращены. То есть, «без внимания» не остался практически никто! Так кому же стало легче от этой реформы, в результате которой у стариков отбирают последнее? «Борец за справедливость» Туркменбаши Великий даже усмотрел нарушения в этой сфере и выявил преступное «завышение» пенсий некоторым категориям граждан, которое немедленно было приказано взыскать с виновных и вернуть государству. В новом законе «О пенсиях» появился обширный раздел под названием «Удержание излишне выплаченной суммы», где подробно описывается механизм этих «удержаний».

«Виновными» в данном случае, как водится, были признаны самые ущемленные слои населения. Более того, пенсионный возраст, согласно новому закону, был увеличен на 2 года — 57 лет для женщин (стаж не менее 20 лет) и 62 года для мужчин (стаж не менее 25 лет).

При этом следует напомнить, что продолжительность жизни в ниязовском Туркменистане — одна из самых низких в мире и самая низкая в СНГ — 61 год. (Для сравнения: в Беларуси — 68,5, в России 67,5, в Украине — 66,3, в Таджикистане — 64,3, в Узбекистане — 63,9, в Казахстане — 63,4). Причем мужчины живут в среднем на 7 лет меньше, чем женщины (средняя продолжительность жизни туркменского мужчины — 57-58 лет), продолжительность же здоровой жизни, по данным ВОЗ, и того меньше — всего 46-47 лет для мужчин и 53-54 года для женщин. Таким образом, среднестатистический туркменский мужчина либо вообще не доживет до пенсионного возраста, определенного его дорогим «отцом», завышающим показатели продолжительности жизни минимум лет на 10, либо выйдет на пенсию насквозь больным и немощным. И получит на все про все — жалкие крохи, которых не хватит даже на лекарства.

Более того, при расчете стажа, от которого зависит и величина пенсионных выплат, было велено не учитывать выходные и праздничные дни, а также отпуска и больничные.Это особенно отразилось на женщинах, которые к великой досаде Туркменбаши имели обыкновение брать декретные отпуска, а также больничные и неоплачиваемые отпуска по уходу за детьми. С этим «пережитком социализма» также следовало бороться самым решительным образом.

В результате всех этих мероприятий, которые оцениваются не иначе, как «все возрастающая забота Туркменбаши о своем дорогом народе», уровень жизни туркменских граждан продолжает и будет продолжать падать, невзирая на все усилия официального Ашхабада представить радужные перспективы жизни в «Золотом веке туркмен». Пользуясь полной безнаказанностью и вседозволенностью, Ниязов изо дня в день издевается над людьми, по-садистски выбирая самые болевые точки.

Особую изощренность этой «отеческой» пытке придает тот факт, что, по заявлению официальных источников, благосостояние туркменского народа из года в год растет и улучшается. Опровергать это означает «выражать сомнение в правильности проводимой Великим Туркменбаши политики», а это уже, извините, уголовная статья.

По официальным данным, только за последние 5 лет заработная плата, пенсии и степендии в Туркменистане изменялись в сторону увеличения не один раз. Так 30 октября 2000 года на совещании с дипломатическими работниками Ниязов объявил, что с 1 марта 2001 года они будут увеличены в 2 раза. В середине 2001 года были законодательно определены размеры пенсий — 400-800 тыс. манатов (17 — 34 долларов по «рыночному» курсу). Минимальный размер заработной платы составил 950 тыс манатов ( около 41 доллара). Из этого следует, что до 1 марта 2001 года эти показатели были, как минимум, в два раза меньше. Такая небывалая «щедрость» объяснялась подготовкой к 10-летнему юбилею независимости.

Следующий виток роста зарплат и пенсий пришелся на май 2003 года (в 2 раза), еще один — на январь 2005 года ( в 1,5 раза). В дальнейшем, как было заявлено в принятой на 14 заседании «Народного совета» («Халк маслахаты») в августе 2003 года, Национальной программе «Стратегия экономического, политического и культурного развития Туркменистана на период до 2020 года», «каждые последующие пять лет заработная плата будет повышаться в два раза и в 2020 году возрастет в 12 раз по сравнению с 2003 годом».

На сегодняшний день, по официальным данным, средняя заработная плата в Туркменистане, принятая за основной показатель при исчислении пенсий, составляет 2 млн. 800 тыс. манатов (или чуть более 80 долларов). Но не стоит впадать в эйфорию: реальные ее размеры по данным, полученным из независимых источников и опубликованным в российской деловой газете «Взгляд», в два раза меньше и составляют около 40 долларов (ниже только в Таджикистане). Поэтому не следует принимать на веру ниязовские басни о росте социальных выплат в стране. Объявления же об очередном их «повышении» — это всего лишь повод к росту цен на частном рынке.

Введенная с августа 1998 года система добровольных отчислений 4% заработной платы в так называемый «пенсионный фонд» не нашла отзыва среди туркменских рабочих и служащих. Ежемесячно лишаться даже малой части своей и без того скудной зарплаты захотели немногие. Это вынужден был признать и сам Ниязов. Выступая на заседании Народного совета в октябре 2005 года, он признал целесообразность сокращения в два раза размера взносов в Пенсионный фонд, зато приказал сделать их обязательными для всех работающих. С учетом растущей заработной платы, сказал Ниязов, это не нанесет урона бюджету семьи.

Таким образом, основу пенсионного обеспечения в Туркменистане составляет сегодня «добровольно-принудительная» накопительная пенсионная система. Среднестатистический туркменский рабочий, делая ежемесячный взнос со своей «средней» зарплаты в Пенсионный фонд, сможет накопить за год около 30 долларов. Ниязов обещает: накопления будут инвестированы, но какой «доход» можно получить с такой мизерной суммы! Учитывая же тот факт, что реальная средняя зарплата в Туркменистане, как минимум, раза в два меньше «официальной», накопить едва ли удастся более 12-15 долларов. И эту сумму новый закон «О пенсиях» издевательски предлагает (ст. 43) получить на выбор — «частично или в полном размере»!

При начислении пенсии также имеет значение так называемый «индивидуальный пенсионный коэффициент». «Индивидуальный пенсионный коэффициент лица рассчитывается за каждый календарный год путем деления его среднемесячного заработка на среднемесячную заработную плату по Туркменистану за соответствующие годы, а суммы указанных коэффициентов — на количество лет». Что происходит, когда официальная среднемесячная заработная плата в стране в два раза выше реальной? Естественно, этот коэффициент он будет низким, соответственно низкими будут и пенсии. Вот так, повышение заработной платы в Туркменистане, о чем то и дело трубят туркменские власти, на деле оборачивается тотальной нищетой.

Новый закон «О пенсиях» еще больше усугубил и без того отчаянное положение тех, кто уже отработал свой срок на благо родного Туркменистана, и лишил перспективы тех, кому посчастливилось до сих пор не потерять работу. О какой социальной защищенности можно говорить в стране, где государство отвернулось от своих граждан, где даже ответственность за жизнь и здоровье будущих матерей, а значит — за будущее Туркменистана государство без зазрения совести сбросило со своих плеч.

Вникните в новый, изобретенный Ниязовым закон «О внесении дополнений в Закон Туркменистана «О государственных пособиях»: «Финансирование государственного пособия по беременности и родам осуществляется хозрасчетными предприятиями, организациями и учреждениями, независимо от формы собственности, за счет прибыли, остающейся в их распоряжении, а организациями и учреждениями, содержащимися за счет средств Государственного бюджета, — за счет экономии средств фонда оплаты труда и других источников, не запрещенных законодательством Туркменистана».

Какие такие «источники» имеются в виду, где они? Все источники перекрыты Ниязовым и его компанией и направляются в их личные карманы. Туда же идет и прибыль частных предприятий, туда же — «сэкономленная», а точнее сказать — отнятая у трудящихся заработная плата и взысканные с нищих пенсионеров «переплаченные» гроши…

Государство не может долго держаться на штыках, на репрессиях, на экономическом беспределе. Диктатор, обирающий своих сограждан, отвратителен вдвойне. Это понятно теперь всем и каждому. Недаром даже долготерпимая к ниязовским выходкам Россия дала выход своему гневу. «Людоедом» и «гнидой» назвали его российские журналисты. И поделом.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью