Prove They Are Alive!
TurkmenWiki
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
05.07.2020  
Диктатура

09.12.2019
И снова здравствуйте!

Леонид Колосов

Мы продолжаем публикацию заметок о тернистом пути «туркменской демократии»

Возможно, в недалеком будущем туркменскому парламенту предстоит начать новую жизнь, поэтому сейчас — самое время вспомнить, как это все начиналось…

5 декабря президент Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедов  провел заседание Конституционной комиссии по подготовке внесения изменений в Конституцию страны в связи с выраженной необхоимостью перехода к двухпалатному парламенту, каковым предстоит в скором времени стать ныне действующему Меджлису. Как подчеркивали в своих выступлениях участники заседания, выдвинутая главой государства инициатива по совершенствованию Конституции Туркменистана нашла отклик у населения. В свою очередь президент отметил, что «мы вправе говорить о своевременности инициативы по модернизации Конституции Туркменистана». «Изучение происходящих в мире перемен и накопленного во многих странах опыта государственного устройства, гармонизация вносимых в Основной закон изменений и дополнений с многовековыми демократическими принципами туркменского народа являются одной из ключевых задач конституционной комиссии», — сказал он, завершая заседание.

Не мне судить о «многовековых демократических принципах туркменского народа», но некоторыми наблюдениями за современными тенденциями, характеризующими туркменскую «самобытную демократию», все же хочется поделиться. Возможно, в недалеком будущем турменскому парламенту предстоит начать новую жизнь, поэтому сейчас — самое время вспомнить, как это все начиналось…

Итак, что мы знаем о Меджлисе Туркменистана

Занимавший с декабря 1985 по декабрь 1991 года пост первого секретаря ЦК Компартии Туркмении Сапармурад Ниязов с января 1990 года являлся одновременно председателем Верховного Совета Туркменской ССР (ТССР). В августе 1990 года Верховный Совет ТССР принял Декларацию «О государственном суверенитете Туркменской Советской Социалистической Республики», в которой говорилось, что «государственная власть в Туркменской ССР осуществляется по принципу ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную».

11 октября 1990 года председатель Верховного Совета ТССР С. Ниязов подписывает закон «Oб учреждении президентской формы правления в Tуркменской CCP и внесении изменений и дополнений в Конституцию (основной закон) Tуркменской CCP». Назначаются выборы. В результате первых в истории ТССР президентских выборов 27 октября 1990 года президентом на безальтернативной основе становится Сапармурад Ниязов.

18 мая 1992 года была принята первая Конституция независимого Туркменистана, в которой он объявлялся демократическим, правововым и светским государством, а государственное правление — осуществляемым в форме президентской республики. После принятия Конституции Ниязов предложил провести новые выборы, чтобы привести свои полномочия в соответствие с новым Основным законом, и 21 июня 1992 года, будучи также единственным кандидатом, он вновь был избран президентом, на этот раз уже Туркменистана.

В соответствии с принятой Конституцией, Верховный Совет был переименован в Меджлис, депутаты сохранили свои полномочия до конца созыва.

Согласно всем последующим редакциям Основного закона, Меджлис является законодательным органом Туркменистана, однако с некоторыми различиями в формулировке. Так, в редакциях 2003 и 2006 годов его называют «государственным законодательным органом Туркменистана», в редакции 2008 года — «высшим представительным органом, осуществляющим законодательную власть» (статус высшего представительного органа Меджлис получил после упразднения Халк Маслахаты). По ныне действующей редакции Конституции, Меджлис остается осуществляющим законодательную власть представительным органом. Он избирается гражданами Туркменистана на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании сроком на 5 лет. До 2008 года численность депутатов Меджлиса оставалась на уровне 1992 года — 50 человек, с 2008 года по настоящее время — 125 человек.

Главное в деятельности Меджлиса — это выработка и принятие законов, внесение изменений в уже действующую законодательную базу, в том числе, в Конституцию Туркменистана, а также контроль за выполнением этих законов. Кроме того, Меджлис рассматривает вопросы утверждения программы деятельности Кабинета министров, утверждения Государственного бюджета и отчета о его выполнении, а также основные направления и программы политического, экономического и социального развития страны. В его компетенцию также входит рассмотрение вопросов о назначении на должность и освобождении от должности председателя Верховного суда, генерального прокурора, министра внутренних дел, министра справедливости; решение вопросов изменения государственной границы и административно-территориального деления Туркменистана; рассмотрение вопросов мира и безопасности. Если редакции Конституции 1992-2006 годов закрепляли за Меджлисом всего 8-9 функций, то две последние редакции (2008 и 2016 годов) увеличили их до 13 и 14, соответственно.

По Конституции, Меджлис может быть досрочно распущен: 1) по результатам всенародного референдума; 2) по постановлению Меджлиса, принятому большинством не менее двух третей от установленного числа депутатов (самороспуск); 3) президентом в случае несформирования в течение шести месяцев руководящего состава. Замечено, что в первых трех редакциях президент также имел право роспуска Меджлиса в случае, если им дважды в течение восемнадцати месяцев будет выражено недоверие Кабинету министров. Позднее от этого отказались: вероятно, практика исключила всякую вероятность подобного «недоверия» со стороны Меджлиса.

Как мы уже отмечали, председатель Меджлиса терял (в 2006 году) и вновь обретал (в 2016 году) право осуществлять полномочия президента, если он по тем или иным причинам не может исполнять свои обязанности, впредь до выборов нового. Кроме того, президент, в соответствии с Конституцией, может передать председателю Меджлиса ряд своих полномочий: представлять Туркменистан в отношениях с другими государствами; вести переговоры и подписывать международные договоры; назначать и отзывать послов и других дипломатических представителей Туркменистана в иностранных государствах и при межгосударственных и международных организациях; принимать верительные и отзывные грамоты дипломатических представителей иностранных государств; награждать государственными наградами Туркменистана; присваивать воинские звания и иные государственные звания; а также осуществлять помилование и амнистию.

Никоим образом не подвергая сомнению личные качества депутатов, среди которых, следуя традиции советских времен, наверняка, много честных, добросовестных людей, реально пользующихся уважением и доверием своих избирателей, подчеркну лишь, что собранные вместе, они образовали тот самый безвольный, бессловесный, беспомощный орган, чья основная работа заключалась в дружном поднятии рук. Существующую в цивилизованных странах практику законотворчества, обсуждения животрепещущих проблем внутренней и внешней политики, отчеты представителей исполнительной власти, контроль за исполнением принятых законов, не говоря уже о многопартийной структуре, фракциях и дискуссиях с участием сторон, имеющих противоположные мнения, в туркменском Меджлисе даже представить себе невозможно!

Весьма скромная юридическая грамотность депутатов, компенсируемая строгой приверженностью «генеральной линии», не позволяет им должным образом выполнять свои функции по подготовке и обсуждению законодательных актов. Вследствие этого принимаемые законы не работают, они не жизнеспособны, достаточно не проработаны специалистами, принимаются без фактического обсуждения. Не успев претвориться в жизнь, они ежегодно пересматриваются, дополняются либо просто не выполняются. А отсутствие реально действующей правовой базы порождает многочисленные нарушения, конфликты и злоупотребления (коррупцию).

Туркменское ТВ охотно и подробно информирует о заседаниях правительства, но кадры из зала заседаний Меджлиса — это большая редкость. Иногда, правда, можно увидеть на экране какого-либо депутата и даже услышать его голос, но говорят все они практически одно и то же, а по большей части — благодарят президента. И никого не заботит, что избиратели зачастую не только не знают в лицо «своего» депутата, но и не помнят его фамилии. Ежедневная депутатская работа существует только на бумаге, впрочем, как и многое другое в современном Туркменистане.

«Петрушками» не рождаются

Отдельно хотелось бы сказать несколько слов о председателе туркменского парламента, тем более, что его роль в государственной системе не только почетна, но и в соответствии с Конституцией очень ответственна. И тем не менее, мы не можем не наблюдать явное принижение этой роли, подчиненность и зависимость, граничащие с полным отрицанием значимости. Кажется, что кое-кому сегодня просто необходимо, чтобы туркменский народ видел одухотворенное лицо главы высшего законодательного органа, горящие неподдельной любовью и восторгом глаза, руки, трепещущие в порыве бурных аплодисментов, и такие же трепетные уста, тянущиеся — нет, не к щеке любимого вождя и даже не к его всевластной руке — к очередному его литературному «шедевру», бесценному подарку, заслуженной награде за преданность и… послушание.

Возможно, не все помнят, а молодежь и вовсе не знает, что в период формирования и расцвета брежневской эпохи, с 1965 по 1977 год главой Верховного Совета СССР — высшего представительного и законодательного органа Советского Союза являлся Николай Викторович Подгорный, которого граждане «эпохи развитого социализма», озлобленные постоянным безденежьем и дефицитом продуктов и товаров, наделили обидным прозвищем «Петрушка».

Несмотря на то, что Подгорный имел высшие правительственные награды: был дважды Героем социалистического труда, кавалером пяти (!) Орденов Ленина, а также имел достаточный авторитет в руководящих кругах, «дорогой Леонид Ильич» в 1977 году прервал его карьеру, посчитав, вероятно, «Петрушку» лишним актером для своего театра, и в ходе конституционной реформы присвоил себе полномочия главы двухпалатного, состоящего из Совета Союза и Совета Национальностей, Верховного совета СССР.

Не к этому ли стремится и наш Аркадаг?

Несомненно, имена бывших председателей высшего законодательного органа Туркменистана также имеют все основания быть упомянутыми, так как все они являлись далеко не ординарными и уж, конечно, не комическими, а скорее трагическими фигурами в истории независимого Туркменистана, хотя, подобно брежневскому «Петрушке», исполняли мало значимую роль в силу тоталитарной сущности всей системы государственного управления.

Выборы депутатов Меджлиса Туркменистана I созыва (1995-1999 годы) были проведены 11 декабря 1994 г. Председателем Меджлиса был избран профессор, бывший ректор ТГУ и туркменского Политеха, бывший министр высшего и среднего образования ТССР, дважды кавалер Ордена Трудового Красного Знамени, обладатель целого ряда правительственных наград Туркменистана Сахат Непесович Мурадов, который с уходом Ниязова в 1990 году с поста председателя Верховного Совета ТССР, будучи его заместителем, исполнял обязанности председателя.

Председателем Меджлиса С. Мурадов оставался вплоть до мая 2001 года, после чего вышел на пенсию. Он скончался 29 октября 2011 года в возрасте 79 лет. В октябре 2016 года в ознаменование 25-летия независимости Туркменистана Сахат Мурадов был посмертно удостоен медали «За любовь к Отечеству».

В 2001 году в течение месяца (с мая по июнь) в Меджлисе II созыва (1999-2005 годы) председательствовал Рашид Мередов. Его, с одной стороны, достаточно одиозная фигура, а с другой, чрезвычайно короткий срок полномочий позволяют не углубляться в его биографию. Отметим только, что с 7 июня 2001 года и по настоящее время он занимает должность министра иностранных дел Туркменистана и является самым «непотопляемым» членом правительства — от Ниязова до Бердымухаммедова.

После Мередова пост главы Меджлиса II созыва, как эстафетная палочка, ненадолго перешел сначала к бывшему министру нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов и бывшему хякиму Балканского велаята Реджепбаю Аразову, а затем, спустя чуть больше года, в связи с назначением Аразова министром обороны и вице-премьером Туркменистана — к Тагандурды Халлыеву.

В сентябре 2003 года Р. Аразов был освобожден от государственных должностей по состоянию здоровья и избран председателем Национального центра профсоюзов Туркменистана, коим и оставался на протяжении 2003-2004 годов. По некоторым сведениям, в период между 2004 и 2007 годами он был арестован и приговорен к длительному сроку лишения свободы. Вероятным мотивом для наказания могли быть факты, открывшиеся в ходе расследования нарушений, совершенных сотрудниками Министерства национальной безопасности (МНБ) и Минобороны, которое проводилось по указанию Ниязова в первой половине 2002 года (так называемое «дело Мухаммеда Назарова»). По официально не подтвержденным данным, Р. Аразов скончался в политической тюрьме Овадан-депе в марте 2008 года. Его имя внесено в список жертв насильственных исчезновений Международной кампании «Покажите их живыми!»

Что касается Тагандурды Халлыева, то он — личность в Туркменистане почти легендарная. Доктор философских наук, он был министром юстиции, ректором ТГУ, несколько лет работал советником Ниязова по силовому блоку, лично курируя работу военных и правоохранительных органов. В 2001-2002 годах Т. Халлыев — депутат Меджлиса, председатель комитета по законодательству, с марта по ноябрь 2002 года — председатель Меджлиса II созыва.

12 ноября 2002 г. Ниязов освобождает его от должности председателя «по состоянию здоровья», а 9 декабря в нарушение статьи Конституции, не допускающей ареста депутата, а также возбуждения в отношении него уголовного дела без согласия Меджлиса, Халлыев был арестован и обвинен в причастности к попытке так называекмого покушения на президента 25 ноября 2002 г. Свое уже никому не нужное «согласие» Меджлис выразил лишь 18 декабря. В тот же день решением Высшего совета по науке и технике Т. Халлыев был лишен научных степеней кандидата и доктора философских наук, ученых званий доцента и профессора, а через месяц, 18 января 2003 г. осужден Верховным судом Туркменистана и приговорен к 20 годам лишения свободы. По официально не подтвержденным данным, он скончался в политической тюрьме Овадан-депе в период между 2003 и 2006 годами. Имя Тагандурды Халлыева внесено в список жертв насильстивенных исчезновений Международной кампании «Покажите их живыми!»

Пост главы парламента на следующие четыре года занял Овезгельды Атаев, бывший председатель Верховного суда Туркменистана, а также действующий заместитель председателя Халк маслахаты — человек, к которому, в соответствии с Конституцией, должны были временно, до новых выборов, перейти полномочия президента Туркменистана после кончины Сапармурада Ниязова 21 декабря 2006 года.

Однако уже на следующий день на экстренном заседании Меджлиса О. Атаев был освобожден от обязанностей председателя «в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела», а также заодно и от обязанностей заместителя председателя Халк маслахаты «за поступки, несовместимые с доверенным высоким постом». В тот же день он был арестован. Против О. Атаева были выдвинуты обвинения в злоупотреблении служебным положением, грубом нарушении конституционных прав граждан Туркменистана и проявлении родоплеменной розни. В феврале 2007 года он сам и его жена Гозель Атаева были приговорены к лишению свободы сроком на 7 лет. 16 марта 2012 года, выступая перед членами Комитета ООН по правам человека, заместитель министра иностранных дел Туркменистана Вепа Хаджиев сообщил, что бывший спикер парламента страны Овезгельды Атаев и его супруга были освобождены из заключения.

После этого в истории туркменского парламента наступила «эпоха матриархата». В течение 11 лет, с февраля 2007 по март 2018 года председателем Меджлиса была кандидат философских наук, педагог по образованию, с 2001 по 2007 год — член секретариата Политсовета Демократической партии Туркменистана, кавалер орденов «Алтын асыр» III степени, «Гурбансолтан эдже» и «За большую любовь к независимому Туркменистану», а также медали «За любовь к Отчеству» Акджа Нурбердыева. Ее присутствие на разного рода официальных мероприятиях, несомненно, вносило некоторое оживление в безликие толпы чиновников в одинаковых темных костюмах. Она искренне радовалась возможности выразить свое уважение главе государства, приветливо кивала гостям, трогательно улыбалась. Ее выдвигали кандидатом в депутаты Меджлиса III, IV и V созывов и неизменно избирали председателем.

Выдвинута была кандидатура А. Нурбердыевой и в депутаты Меджлиса VI созыва. Она проходила по избирательному округу №15 «Безмеин» наряду с чиновником ашхабадского хякимлика Мухаммедназаром Курбанбердыевым.

Далее произошло непонятное: за несколько дней до голосования ее кандидатура исчезла из списков зарегистрированных кандидатов. Накануне выборов в местных СМИ были опубликованы биографии кандидатов и их фото. По избирательному округу №15 проходил только М. Курбанбердыев. Никакого упоминания об А. Нурбердыевой не было.

25 марта 2018 года состоялись выборы, а через несколько дней были опубликованы итоги голосования, согласно которым выборы по избирательному округу №15 с результатом 65,49 процентов голосов выиграл М. Курбанбердыев, победивший некую, доселе не известную и непонятно откуда взявшуюся Гульшат Акыеву, которой ранее не было в списках зарегистрированных кандидатов и биография которой не была, как того требует закон, предварительно опубликована в СМИ.

На некоторое время имя бывшего спикера исчезло из поля зрения комментаторов, аналитиков и даже простых обывателей, искренне переживавших за ее судьбу, памятуя о том, что выпало на долю ее предшественников. Однако чуть позднее появились сообщения о том, что Акджа Нурбердыева по-прежнему живет в Ашхабаде, ей якобы запрещено покидать страну, но преследованиям она не подвергается. Более того, ей предлагали должность в Министерстве юстиции, однако она отказалась, сославшись на состояние здоровья. Акджа Нурбердыева — ровесница президента Бердымухаммедова. В 2019 году ей исполнилось 62 года.

Председателем Меджлиса VI созыва была избрана 54-летняя Гульшат Мамедова, по образованию педагог, преподаватель туркменского языка и литературы, в 2009 -2015 годах — министр образования Туркменистана, уволенная за недостатки в работе. После нескольких месяцев опалы, поработав замдиректора одной из ашхабадских средних школ, провинившаяся чиновница сначала стала рядовым депутатом Меджлиса по результатам довыборов, а вскоре — председателем комитета по социальной политике.

В 2016 году президент вернул Г. Мамедову в правительство, назначив ее… вице-премьером-куратором сферы культуры и СМИ. Через год, в феврале 2017 года, формируя новое правительство после успешно завершенных президентских выборов, К. Бердымухаммедов, поблагодарив Гульшат Мамедову за проделанную работу, попрощался с ней, сказав, что «её опыт и знания будут использованы на другом важном направлении». Она вернулась в Меджлис и больше уже не покидала его, став сначала главным специалистом комитета по науке, образованию, культуре и молодёжной политике, затем — заместителем председателя, а с 30 марта 2018 года — председателем Меджлиса Туркменистана VI созыва.

Такова вкратце история туркменского Меджлиса и его председателей.

...Один умный человек как-то сказал: «История — ветер, который вырывает из прошлого имена, события и даты и гонит их перед собой в будущее, как стадо пустых консервных банок». По-моему, он не совсем прав.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью