Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
21.04.2018  
Диктатура

04.04.2018
Вожди, сердары, ханы...

Амир Велиев

Сердар Бердымухаммедов по закону не мог быть зарегистрирован кандидатом в депутаты Меджлиса. Его избрание – это нарушение Конституции...

25 марта 2018 года состоялись выборы депутатов Меджлиса Туркменистана. О том, как они проходили и что за ними последовало, обозреватель Амир Велиев побеседовал с главным редактором сайта «Гундогар» Байрамом Шихмурадовым:

 — Главная тема последних дней — кадровые решения президента Бердымухаммедова. Все ожидали, что он сделает своего сына председателем парламента, и первая часть этого прогноза подтвердилась, Акджа Нурбердыева освободила место. Однако вместо того, чтобы возглавить Меджлис, Сердар Бердымухаммедов был назначен заместителем министра иностранных дел. Председателем парламента же вместо Нурбердыевой стала Гульшат Мамедова, наблюдатели уже назвали эту перестановку «шило на мыло»? Как вообще все это понимать?

 — Все чаще и чаще наблюдатели допускают ошибку, пытаясь отыскать в решениях Бердымухаммедова логику ответственного руководителя. Между тем, ничто человеческое ему не чуждо, и в данном случае, смысл перестановки на посту председателя Меджлиса заключается в том, что мыло, простите, слегка моложе шила, и ни в чем более.

Председатель Меджлиса — должность вторая по государственной иерархии, но откровенно декоративная. От нее в любом случае ничего не зависит. Было бы любопытно, если бы Бердымухаммедов посадил во главе Меджлиса какую-нибудь новую фигуру, например, своего сына. В этом можно было бы начать разглядывать будущее. Гульшат Мамедову разглядывать не интересно, к будущему она никакого отношения не имеет.

 — Ну, как же? Ведь если с президентом что-нибудь случится, то именно председатель Меджлиса возглавит государство?

 — Да-да, конечно, я и забыл. Обязательно возглавит. Надо только ее саму предупредить, а то, боюсь, она не в курсе..

 — И все-таки, согласно Конституции, если президент окажется недееспособным…

 — Согласно Конституции, в Туркменистане с 1997 года нет президента. После того, как прошел первый пятилетний срок Ниязова, власть была им узурпирована с грубейшим нарушением конституционных норм. После смерти Ниязова власть перешла к Бердымухаммедову в результате государственного переворота. Никаким другим словом события декабря 2006 года описать нельзя, к слову о председателях Меджлиса. Ну, и очень скоро стало ясно, что на смену одному узурпатору пришел другой. Они вожди, сердары, ханы, султаны — кто угодно, только не президенты.

 — То есть, вы хотите сказать, что власть в Туркменистане нелегитимна?

 — Я говорю, что она незаконна, а это не одно и то же. Легитимность — понятие не юридическое, а социально-психологическое. Маргинальное общество признало эту власть, таким образом наделив ее легитимностью, и с этим ничего не поделаешь. Причем, легитимностью традиционной — народ следует привычке безоговорочно подчиняться любой власти, вне зависимости от персоны, которая эту власть олицетворяет. И если Ниязов, особенно в начале-середине 90-х, еще обладал какой-то харизмой, то Бердымухаммедов сегодня — просто никакой. Власть его стабильна и устойчива по инерции, благодаря предельной гражданской пассивности и политической безграмотности населения.

Туркменбаши? — Хорошо. Аркадаг? — Еще лучше. Готовы с утра до вечера петь песни, танцевать и хлопать в ладоши, лишь бы больше ничего не делать, ни в чем не участвовать и, не дай бог, ничем не выделяться на фоне окружающих.

 — Бердымухаммедов сделал своего сына заместителем министра иностранных дел. Значит ли это, что Сердар скоро станет министром?

 — Сердар не может стать министром, он к этому не готов. На любую должность в Туркменистане можно назначить хоть мартышку, и ничего не изменится. Абсолютно любую, кроме — министра иностранных дел. Это единственное должностное лицо, наделенное относительной самостоятельностью действий. Министр иностранных дел не может «плавать», он часто встречается с иностранцами и говорит с ними от имени государства. Не читает по бумажке, а разговаривает — это нужно уметь. А чтобы уметь, нужно учиться. Боюсь, что Сердар с этим уже опоздал. Теперь он скорее станет президентом, чем министром иностранных дел.

 — Будет ли он заниматься депутатской деятельностью, или его избрание состоялось «для галочки», только ради красивой строчки в биографии?

 — Там весь парламент «для галочки». А избрание Сердара Бердымухаммедова — это вообще тема для отдельного разговора. Все так увлеклись гаданием, станет он председателем Меджлиса или нет, что упустили из внимания одну «маленькую» деталь.

Статья 120 действующей Конституции Туркменистана гласит: «Депутатом Меджлиса может быть избран гражданин Туркменистана, достигший ко дню выборов двадцатипятилетнего возраста и в течение предшествующих десяти лет постоянно проживающий в Туркменистане».

Теперь смотрим биографию избранного депутата Сердара Курбанкулиевича Бердымухаммедова и видим, что он с 2008 по 2011 год жил, учился и работал в Москве, а затем с 2011 по 2013 год — в Женеве. То есть, из десяти лет, предшествующих выборам в депутаты Меджлиса Туркменистана 25 марта 2018 года, он не менее шести проживал за пределами Туркменистана и никак не мог соблюсти установленный ценз оседлости и быть зарегистрирован кандидатом в депутаты.

 — Это серьезное нарушение! В другом государстве был бы скандал. А здесь 90 международных наблюдателей от СНГ признали, что выборы были, я цитирую, «открытыми, свободными и конкурентными». Что не так с этими людьми? Куда они смотрели?

— Куда им позволили, туда они и смотрели. Вот вам упражнение: в 2017 году в Мексике было убито 12 журналистов, а в Туркменистане — 0. Пожалуйста, оцените и сравните ситуацию с давлением на свободу СМИ в этих двух странах.

 — Это некорректное сравнение. Так нельзя…

 — Очень даже можно. Именно так и оценивали выборы наблюдатели из СНГ. Три политические партии, 284 кандидата на 125 мест, идеальный порядок, образцовая явка, все кругом рыдают от счастья — вот они и отчитались, что выборы открытые, свободные и конкурентные. А что избиратели приходят голосовать колонной по двое и в одинаковой одежде, или что кандидаты, кроме «Слава Аркадагу!», двух слов связать не могут — это наблюдателей не касается, это не нарушение.

Кстати, именно так оценивают ситуацию в Туркменистане и прочие авторитетные международные организации. Например, МВФ — они берут данные в туркменском Госкомстате и весьма дотошно их анализируют. И получается, что Туркменистан относится к мировым лидерам по темпам роста экономики. А эксперты МВФ не виноваты, что им не дали ни одной реальной цифры. Что дали, то они и оценили, именно так это и работает.

И ООН, и ОБСЕ, и Всемирная организация здравоохранения, и Всемирный банк — все они много лет и с удовольствием заглатывают туркменское вранье. Так чего же вы хотите от кучки запуганных белорусских чиновников? Вот, нашлись тоже специалисты по свободным выборам!

 — Над туркменскими выборами смеется весь мир. Туркменистан стал символом нечестных выборов. Чуть где-то возникают сомнения в честности выборов, их тут же сравнивают с туркменскими. Неужели не обидно?

 — Они об этом не думают, им все равно. Люди настолько привыкли, что перестали ощущать грань, где заканчивается реальная жизнь и начинается сказка о процветающем Туркменистане эпохи могущества и счастья.

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью