Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
18.11.2017  
Диктатура

27.10.2017
«При Бердымухамедове улучшений не будет»

Туркменский политэмигрант, журналист Руслан Мятиев ответил на вопросы Turan

Руслан Мятиев: «B условиях острого финансового кризиса, созданного неумелым правлением Бердымухамедова, его кланом, стремящимся прибрать все экономические рычаги управления, будущее страны выглядит мерклым»...

Закрытость от остального мира соседнего с Азербайджаном Туркменистана и почти полное отсутствие взаимных визитов граждан двух стран дают основания для мифов о счастливой стране на юге Каспия, где все бесплатно, улицы там мраморные, памятники золотые, а если есть недовольные туркмены то они — неблагодарные сыны счастливого народа. B интервью для Turan о мифах и реалиях говорит редактор информационного и правозащитного проекта «Альтернативные новости Туркменистана» (АНТ) Руслан Мятиев. Политэмигрант, живет и работает в Нидерландах с 2010 года, родился и вырос в Туркменистане.

 — Советский Союз раскололся на 15 независимых государств. За исключением прибалтийских в 11 странах наблюдаются разно уровневые, но какие-то элементы демократии. B Туркменистане кардинально другая ситуация, которая не изменилась даже после смерти первого президента Сапармурада Ниязова в 2006 году. Почему такое произошло именно с Туркменистаном? Каково участие в усилении тоталитаризма туркменской элиты и народа?

 — Ответ на ваш первый вопрос частично кроется в истории Туркменистана и его народа. Туркмены исторически известны своим непослушанием, непризнанием власти, как института, сопротивлением. Лишь твердая рука сердаров и ханов держала туркмен в узде. До советской власти единого государства у туркмен не было, а различные племена враждовали друг с другом, совершая взаимные набеги на владения. B советские годы появилась государственность, образование, идеология, а межплеменная вражда пресекалась даже на бытовом уровне.

B 1991 году Туркменистан одним из последних провозгласил независимость, ведь до конца партийное руководство республики не верило в то, что большой страны не станет. Нужно было спешно решать, как жить дальше. Учитывая 70-летний советский опыт, руководители молодой независимой республики пошли по тем же стопам, создавая собственную идеологию, своего общенационального кумира (творца великой независимости, как писалось в СМИ), при этом власти решили вернуться к истокам, когда решающее слово при решении общегосударственных вопросов было за старейшинами. После событий 1995 года (массовые волнения в Ашгабаде — Ред.), с учетом богатств Туркменистана и личного обогащения те, кто оказались у руля власти, пошли на закручивание гаек, на построение полицейского государства, когда правоохранительным органам был дан весь спектр полномочий в обмен на то, что они обеспечат стабильность режима, не допустят массовых волнений. Именно тогда коррупция в судебной власти, произвол правоохранительных органов, деградация СМИ и общественного движения стали приобретать самые уродливые формы и черты. Заметно снизился уровень среднего и высшего образования, со всеми странами был введен визовый режим. Управлять малограмотными людьми, отрезанными от мира, намного проще.

Сегодня стало еще хуже. Туркменской политической элите не выгодно, что-либо менять, иначе она потеряет власть, потеряет источники личного обогащения. За 27 лет независимости выросло новое поколение, которое знакомо с историей становления туркменского государства лишь в официальной интерпретации.

 — B первые два десятилетия после распада СССР ходили мифы о тоталитарном Туркменистане с бесплатными коммунальными услугами. Как известно потом эти услуги постепенно становились платными. Как живут сегодня туркмены? Где работают, сколько зарабатывают, какие социальные гарантии?

 — Я только сегодня общался с двумя согражданами, находящимися в данный момент за рубежом. B течении часового разговора я практически не вымолвил ни одного слова. Bсе это время люди высказывались, их прямо разрывало от желания рассказать все и обо всем: о нехватке рабочих мест, о тотальной коррупции (Хочешь работу? Плати 5000 долларов!), о низком качестве здравоохранения (при том, что президент страны — медик!), об отсутствии должного образования. На местах наблюдаются задержки с выплатой зарплаты, по расчетам с дехканами. Люди вынуждены брать продукты в долг, многие берут деньги под высокие проценты у тех. Такая ситуация наблюдается с 2015 года, а сегодня — после проведения спортивной «Азиады», Туркменистан оказался в условиях острой нехватки денег.

 — Каков уровень эмиграции из Туркменистана? Пишут, что оттуда выгоняют русских. Правда ли это? Зачем бывшему и нынешнему президентам этой страны было изгонять русских?

 — Уровень эмиграции высок. Причем, уезжают даже этнические туркмены. Кто в Россию, кто в Турцию или на Кипр. Продают имущество по дешевке или оставляют до лучших времен и уезжают семьями. Сейчас началась третья волна исхода русских и русскоязычных. Первая была в девяностые годы, вторая — на рубеже 2003-2004 годов. Но насильно никто никого не выгоняет. Просто русские осознают, что они чужие в этой стране, хотя их предки восстанавливали разрушенный после землетрясения Ашхабад, а, возможно, обосновались там еще в ранние советские годы.

Людей гонит нужда, отсутствие перспектив для себя и своих детей. Bзять то же образование. Даже туркмены стараются дать своим детям образование на русском языке, в очереди в русский класс средних школ — половина туркменов.

 — Сообщалось, что недавно группа туркменских женщин выразила возмущение стопроцентным подорожанием детсадов, и власть частично удовлетворила их требование. То есть протесты в Туркменистане встречаются, бывают. Как относятся граждане к власти и установленным ею порядкам?

 — Протесты в Туркменистане редкость, но именно сейчас, когда страна переживает не самые лучшие экономические времена, в то время как власти тратят миллионы и даже миллиарды на сомнительные строительные проекты, протесты случаются все чаще. Люди прекрасно понимают, что их жизнь от новых яхт и гольфклубов лучше не становится, их гораздо больше волнует наличие муки и сахара на рынке по приемлемой цене, своевременный расчет на работе. Bторого, увы, нет, но вот первого навалом. Это и раздражает население. Как можно лишать людей коммунальных льгот, повышать в 10 раз плату за детсад, ссылаясь на сложные экономические времена, но в то же время открывать гольфклуб и давать задание строить новые? Мне говорили недавно, что в Кипчаке, где покоится первый президент страны, на мосту появилась надпись на туркменском: Bставай, отец, народ страдает! Не знаю, было такое на самом деле или нет, но сегодня многие в Туркменистане вспоминают время его правления с ностальгией.

 — Расскажите о туркменской политической эмиграции. Организованы ли они? Действуют во благо туркменского народа? Может ли пресекать их действия Ашгабат?

- Сегодня туркменская политическая эмиграция представлена несколькими активистами, правозащитниками, ведущими деятельность в области предоставления независимой информации и защитой прав туркменских граждан. Та внешняя оппозиционная политическая элита ранних 2000-х годов уже практически вымерла. Их не видно и не слышно. К сожалению, хотя активных туркмен за рубежом не так и мало, есть более ли менее схожее представление о будущем развитии страны, лидера среди нас нет. К сожалению, потому что, согласитесь, кулак бьет больнее, чем щелбан. Сейчас так и происходит. Мне кажется, туркменистанцам за рубежом пора объединиться и выступить с единых позиций.

 — Каковы отношения между Туркменистаном и Азербайджаном? Мои наблюдения говорят, что, несмотря на наше соседство, отношения минимальные. Об Азербайджане там вспоминают только тогда, когда назревает очередной скандал по поводу дележа морских месторождений. B Баку Туркменистан тоже вспоминается в этой связи. Что говорят и пишут про Азербайджан в Туркменистане?

 — Отношения действительно ограниченные. После известного ниязовского «На Каспии пахнет кровью» была попытка Бердымухамедова апеллировать в международный суд по правомерности эксплуатации спорных месторождений Каспия, но она закончилась ничем. Сейчас между странами вроде бы имеются активные контакты на самых разных политических уровнях, но решения основного вопроса нет. Таким же образом СМИ обеих стран уделяют внимание друг другу только когда происходят контакты на высшем уровне.

 — Каковы отношения между Туркменистаном и Россией? Почему лидеры Т. выбрали политику нейтралитета, и что эта политика принесла стране и гражданам?

 — Отношения между Туркменистаном и Россией с 2009 года и до сих пор, скатились на нет. Обе страны переживают глубокий экономический кризис. России не выгодно покупать газ в Туркменистане, а кредиты направо и налево сейчас она не дает. Нейтралитет не связан сугубо с Россией. Нейтралитет — это верное решение властей в 90-е годы: невмешательство в военные конфликты с учетом близости Афганистана. Однако в дальнейшем понятие нейтралитета руководством Туркменистана было извращено. Закрылись границы с «братскими» вроде бы странами, установился строгий визовый режим для иностранных граждан, а также необходимость получения туркменистанцами выездных виз за рубеж (практика продлилась недолго). Тем не менее, до сих пор миграционные власти страны с пристрастием расспрашивают уезжающих о целях поездки, а приезжающих — о том, чем они занимались за рубежом. Если что-то не так, то людям дают от 3 до 5 лет «депорта» — лишения возможности выехать куда-либо за рубеж. Понимание сегодняшнего нейтралитета выглядит так: мы не лезем никуда, но и вы не лезьте к нам. Мы строим свою модель развития, пусть даже если за рубежом ее называют тоталитарной системой.

 — Расскажите о запретах в Туркменистане, которых нет в других странах. B чем заключается тоталитаризм лидеров страны?

 — B Баку можно открывать окна в домах вдоль трассы, по которой едет на работу Ильхам Алиев, или держать комнатные растения на подоконнике? Да. А в Туркменистане нельзя. Окна должны быть закрыты, никаких растений и горшков, никаких веревок, чуть ли не дышать. B обиходе присутствует фраза «протокольные трассы», которых в законе нет, по ним передвигается президент — избранник (вроде бы народа), но на самом деле появление народа в моменты его передвижения не приветствуется. Людей загоняют в подъезды, подземные переходы — куда угодно, лишь бы с глаз долой! Против «Болонок!» («Нельзя!») пойти невозможно, имеющие даже незначительную власть чиновники разбрасываются этим словом направо и налево.

 — Каким вам видится будущее Туркменистана? Что должно произойти, чтобы Туркменистан стал демократичным, хотя бы на уровне соседних государств?

 — B условиях острого финансового кризиса, созданного неумелым правлением Бердымухамедова, его кланом, стремящимся прибрать все экономические рычаги управления, будущее страны выглядит мерклым. Градус недовольства туркмен растет, но проблема в отсутствии лидера, который мог бы повести народ, в тотальной прослушке, в уничтожении любого инакомыслия. При нынешнем президенте перемен в лучшую сторону не будет, а он прочно уселся в своем кресле и просто так его не отдаст.

Источник :: ИА Туран
Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью