Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
17.01.2017  
Диктатура

25.12.2016
Безальтернативные возможности «альтернативных» выборов

Леонид Колосов

Тернистый путь «туркменской демократии» (окончание)

Говорят, что недавно, в десятую годовщину кончины Сапармурада Туркменбаши на одной из стен семейного мавзолея Ниязовых в Кипчаке появилась надпись, оставленная неизвестными: «Сапар вставай, народ мучается!»

Приступая к написанию заключительной части повествования о тернистом пути «туркменской демократии», еще раз оговорюсь, что моей целью является анализ исключительно одной только его составляющей, а именно — избирательной системы и норм соблюдения избирательного права.

Со времени публикации предыдущей главы прошло три недели, которые не внесли, однако, ничего нового в ход президентской предвыборной кампании.

Как и было ожидаемо, буквально в первый день начала процедуры выдвижения кандидатов 14 декабря, главный претендент на пост главы государства (он же действующий президент Туркменистана) был единогласно выдвинут участниками конференции Демократической партии, которые отметили его «выдающиеся руководительские и организаторские качества, огромные заслуги и достижения в реализации национальных программ развития, большой опыт государственной деятельности, стратегический стиль мышления и усилия и неутомимую деятельность по росту и укреплению авторитета Туркменистана на мировой арене».

Вслед за Демпартией своих кандидатов выдвинули Партия промышленников и предпринимателей (ПППТ), Аграрная партия (АПТ) и некая «инициативная группа граждан».

Таким образом, понадобилось всего четыре дня, чтобы с запасом занять весь кандидатский «пьедестал»: на первом месте — действующий президент Курбанкули Бердымухаммедов (ДПТ), чуть ниже расположились кандидаты от ПППТ — Бекмурад Аталиев и АПТ — Дурдыклыч Оразов, и замыкает ряды «борцов за власть» представитель гражданского общества Максат Аннанепесов.

О Б. Аталиеве известно, что он является председателем правления Акционерного коммерческого банка «Рысгал» и депутатом Меджлиса, где исполняет обязанности заместителя председателя комитета по экономическим вопросам. Отметим в скобках, что в соответствии с Избирательным кодексом Туркменистана, при выдвижении кандидатом в президенты Туркменистана лицо, являющееся депутатом Меджлиса, обязано письменно сообщить в Центральную избирательную комиссию о снятии своей кандидатуры либо о намерении сложить депутатские полномочия в случае избрания президентом Туркменистана. Так что, в принципе, кандидат Партии промышленников и предпринимателей может спокойно снять свою кандидатуру по причине нежелания покидать парламент.

О Д. Оразове известно пока только, что он является председателем Марыйского велаятского (областного) комитета Аграрной партии.

М. Аннанепесов был назначен заместителем председателя Государственного объединения пищевой промышленности Туркменистана в ноябре 2013 года, об остальном его публичная биография также пока умалчивает.

В ближайшие недели «скелеты» трех кандидатов-претендентов будут обрастать «мышечной массой» в виде их биографических данных и предвыборных обещаний, однако, несомненно, мы сможем лишь догадываться, за какие такие выдающиеся заслуги им посчастливилось поучаствовать в «пьесе одного актера».

Великое Возрождение местного масштаба

Возвращаясь к итогам первого президентского срока и анализируя законотворческую деятельность молодого президента Бердымухаммедова, следует сказать, что его активность, проявленная в первые месяцы нахождения у власти после неожиданной кончины Сапармурада Туркменбаши, этим не ограничилась. Основной целью стало внесение изменений в действующую конституцию и принятие ее новой редакции, зарепляющей упразднение Халк Маслахаты, расширение состава и полномочий Меджлиса, а также придание статуса конституционного органа Госсовету безопасности, которому были переданы полномочия назначать ВрИО президента из числа заместителей председателя Кабинета министров.

Что касается кадидатов, то ими теперь могли стать граждане не только «из числа туркмен», как было ранее. В то же время необходимый для кандидата срок постоянного проживания в стране и работы на госслужбе был увеличен с десяти до пятнадцати лет.

Новая редакция конституции лишила регионы права избрания глав областей, городов и районов. Отныне право назначения и освобождения от должности представителей местной администрации целиком принадлежало президенту.

Конституционная реформа была проведена практически одновременно с выдвижением в качестве нового идеологического кредо концепции Великого Возрождения как «глубинного переустройства всего народнохозяйственного комплекса, его структурных элементов, которое выведет страну на уровень развитых государств мира и обеспечит народу достойную жизнь» с его главным лозунгом «Государство для человека». Президент заявил о своей приверженности «защите прав и свобод человека, обеспечению равенства и исполнению законов всеми гражданами страны, построение высокоразвитого общества».

В 2008 году в ходе обсуждения новой редакции конституции впервые заговорили о целесообразности введения 7-летнего президентского цикла. Идея была выдвинута, как водится, на основе «многочисленных пожеланий граждан», якобы озабоченных тем, что за 5 лет президент не успеет реализовать «коренные долгосрочные реформы». Однако это «пожелание» не было учтено в шестой по счету редакции Основного закона Туркменистана и стало реальностью, лишь спустя 8 лет, в седьмой его редакции.

Старая сказка на новый лад

Конституция 2008 года ознаменовала завершение первого этапа ее кардинального реформирования после прихода к власти президента Курбанкули Бердымухаммедова. Одновременно реализовывались и другие «пожелания» граждан: бывший стоматолог получает титул «Аркадаг», в переводе на русский язык «защитник, покровитель», все чаще звучат предложения увековечить в бронзе, мраморе или в другом благородном материале его непропорциональную фигуру. Да и сам Аркадаг откровенно прокладывал себе дорогу в монументы, беззастенчиво выдавая желаемое за действительное: «Сегодня весь мир убедился в том, что туркменский народ в исторически короткие сроки пошел самобытным и единственно верным курсом, и, успешно претворяя в жизнь политику нового Возрождения и великих преобразований, а также свой главный девиз ''Государство — для человека!'', добился грандиозных результатов и успехов».

Эта цитата взята из предвыборного выступления кандидата Бердымухаммедова. Готовясь к очередным президентским выборам 2012 года, действующий президент должен был предстать перед избирателями именно таким лидером — одержимым любовью к своиму электорату, добившимся «грандиозных» результатов по претворению в жизнь концепции Великого Возрождения и готовым не пожалеть сил и здоровья для блага общества: «С первых же дней мы поставили перед собой великие цели, отвечающие интересам страны и народа, каждого отдельно взятого гражданина. Руководствуясь этими целями, мы рука об руку уверенно идем по пути великих преобразований, по пути единства и сплоченности в государстве и обществе, дружбы и согласия. Идем курсом, отвечающим нашим великим национальным интересам, потому что хотим превратить Туркменистан в сильное, процветающее государство, делаем все от нас зависящее, чтобы обеспечить родному народу счастливую и благополучную жизнь».

И «родной народ» не подкачал: согласно официальным данным, несмотря на необычные для Туркменистана метеорологические явления — мороз и гололед, на избирательные участки явились более 96 процентов зарегистрированных избирателей, чтобы отдать своему Аркадагу 97 процентов голосов (против 86 на выборах 2006 года).

Остальные семь кандидатов, в народе именовавшиеся «семеро козлят», противопоставивших себя «серому волку», получили от 0,16 до 1,07 процента голосов. За них проголосовали в общей сложности всего 3 процента избирателей. В ходе своих предвыборных выступлений они на все лады расхваливали главного претендента, отмечая его уникальные качества руководителя и непревзойденный авторитет на международной арене.

Соперники Бердымухаммедова на выборах 2007 года дорого поплатились за свою «политическую активность»: один из них был вскоре приговорен к длительному сроку лишения свободы, трое других были уволены с постов глав местной администраци через год-другой после выборов, а последний претендент на президентство был сначала понижен в должности, а затем отправлен на пенсию.

Кандидатам на выборах 2012 повезло больше: по крайней мере, пятеро из них работали в правительстве Бердымухаммедова, а один — министр сельского хозяйства Реджеп Базаров, даже был назначен вице-премьером, курирующим деятельность агропромышленного комплекса.

Предвыборная кампания и сами выборы 2012 года проводились по внесенной в мае 2011 года в законодательную базу Туркменистана новой редакции закона «О выборах президента Туркменистана». В отличии от первого варианта этого закона, подписанного в экстренном порядке 26 декабря 2006 года для придания лигитимности участию в выборах ВрИО президента Курбанкули Бердымухаммедова, были более детально расписаны процедура выдвижения кандидатов, ход предвыборной кампании, деятельность Центризбиркома, местных избирательных комиссий, наблюдателей, а также процедуры подсчета голосов и инаугурации вновь избранного президента. Подчеркивалось, что выдвижение кандидатов проходит на альтернативной основе, что кроме общественных организаций, кандидатуры могут выдвигаться гражданами, что дату выборов назначает Меджлис и население оповещается об этом за 6 месяцев.

О пустых гарантиях, простой учительнице и настенных письменах

Случайно или преднамеренно, но в июне 2011 года Бердымухаммедов как бы мимоходом обмолвился о том, что не возражает, если в предстоящих выборах примут участие представители находящейся за рубежом туркменской оппозиции. Так и сказал: «Я гарантирую, что для них, как и для граждан нашей страны, будут созданы равные условия и возможности для участия в выборах».

Однако на деле все оказалось простым «сотрясением воздуха», как сказал в своем выступлении на очередной ежегодной конференции Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ ОБСЕ) в Варшаве председатель Республиканской партии Туркменистана Нурмухаммед Ханамов: «Мы [РПТ и Общественно-политическое движение «Ватан»] положительно прореагировали на приглашение президента Бердымухаммедова и заявили о нашей готовности вернуться на Родину и принять участие в выборах. Но, к великому сожалению, уже прошло почти три месяца, а официальный Туркменистан молчит… Чем больше проходит времени, тем острее встает вопрос: насколько серьезно заявление Бердымухаммедова, сдержит ли он свое слово и можно ли вообще верить такому главе государства?!»

ОБСЕ заинтересовалась этим вопросом. Генсек Организации Ламберто Заньер во время визита в Ашхабад дал понять Бердымухаммедову, что осведомлен об этом заявлении и неплохо было бы его реализовать, но Аркадаг сделал вид, что не расслышал этих слов и не удостоил Заньера ответом. Так что оппозиция осталась там же, где и находилась с ниязовских времен: либо за рубежом, либо в тюрьме.

Неожиданностью стало выдвижение кандидатом в президенты простой учительницы Айны Абаевой, кандидатуру которой предложила общественная организация «Хакыкат» («Истина»). В интервью Радио «Азатлык» Абаева заявила, что Центризбирком даже не принял заявление о внесении ее в число кандидатов по причине того, что организация не прошла процедуру регистрации в Минюсте Туркменистана.

Сами выборы были обставлены «в исконно национальных традициях»: первыми на избирательные участки пришли седобородые, в национальных халатах и тельпеках, старейшины-яшули, после краткой молитвы открывшие процесс голосования, первыми опустив свои бюллетени в избирательные урны. Кандидат в президенты — действующий президент Туркменистана пришел на избирательный участок вместе с отцом Мяликгулы-ага, сыном Сердаром и внуком Керимгулы, демонстрируя приверженность семейным ценностям и нерушимое единство четырех поколений Бердымухаммедовых, размножающихся без участия женщин.

Туркменские СМИ отметили, что «проходящие в обстановке открытости и гласности выборы президента Туркменистана ознаменованы не только беспрецедентной активностью населения, но и высоким духовным подъемом граждан, обусловленным особой значимостью происходящего события».

Глава миссии наблюдателей от СНГ председатель Исполнительного комитета-исполнительный секретарь СНГ Сергей Лебедев заявил, что выявленные в ходе голосования недостатки «носили несущественный, в основном технический характер», «президентская кампания в прошла с соблюдением норм этики, корректно, в спокойной обстановке», а «туркменский народ проголосовал за стабильность, за тот курс, который проводится нынешним руководством Туркменистана, направленный на систематическое улучшение социального положения граждан и дальнейший рост национальной экономики».

Международные организации ООН и ОБСЕ, несмотря на то, что туркменская сторона пригласила их принять участие в выборах в качестве международных наблюдателей, этой «почетной» обязанностью не воспользовались, «не видя смысла в наблюдении за процессом, исход которого очевиден».

Госдепартамент США отметил, что «президентские выборы в Туркменистане 12 февраля не были свободными и честными».

Тем не менее, вторично закрепив за собой высокий пост главы государства, Бердымухаммедов незамедлительно провозгласил наступление Эпохи могущества и счастья, пришедшей на смену Эпохи Великого Возрождения, и приступил к очередному этапу «исторических преобразований».

Вскоре нам предстоит узнать, что нового задумал неутомимый Аркадаг, планируя свой третий президентский срок, чтобы сделать еще могущественнее Туркменистан и счастливее его население, которое в преддверии новогоднего праздника проводит многочасовые вахты у дверей магазинов в очередях за «счастьем».

Говорят, что недавно, в десятую годовщину кончины Сапармурада Туркменбаши на одной из стен семейного мавзолея Ниязовых в Кипчаке появилась надпись, оставленная неизвестными: «Сапар вставай, народ мучается!»

Обещая своим соратникам: «Вы еще вспомните ниязовские времена добрыми словами!» — Бердымухаммедов как в воду глядел…

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью