Prove They Are Alive!
За демократию и права человека в Туркменистане  For Democracy and Human Rights in Turkmenistan
23.10.2017  
Диктатура

28.11.2016
Как год встретишь, так его и проведешь

Леонид Колосов

Тернистый путь «туркменской демократии» (продолжение)

По бытовавшему в начале 2000-х годов мнению, отвечавший за здравоохранение, образование и науку вице-премьер Бердымухаммедов был не самым значительным и влиятельным, а говоря проще – заурядным и незаметным...

Есть замечательное народное поверье: как Новый год встретишь, так его и проведешь. Встретив 2007 год в атмосфере небывалого подъема и активизации всех имевшихся в его распоряжении ресурсов, новоизбранный президент Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедов и далее не намеревался почивать на лаврах или хотя бы устроить себе небольшую передышку. Все же, как ни говори, в 40 лет придя в правительство на должность министра здравоохранения, а в неполных 44 став к тому же еще и вице-премьером, он достаточно долгое время находился в непосредственной близости от кресла Туркменбаши. А значит, был хорошо осведомлен о необходимых чиновнику высокого ранга качествах, дающих ему возможность выживать и не останавливаться на достигнутом.

По бытовавшему в начале 2000-х годов мнению, отвечавший за здравоохранение, образование и науку вице-премьер Бердымухаммедов был не самым значительным и влиятельным, а говоря проще — заурядным и незаметным. К тому же он неоднократно подвергался критике то за неумение врачей делать больным уколы, то за отсутствие в аптеках марли, бинтов и ваты (были в биографии нынешнего президента и такие «мелкие неприятности»). Тем не менее, его влияния при более пристальном взгляде нельзя было не заметить. И хотя Ниязов то и дело ругал Бердымухаммедова и даже в апреле 2004 года лишил на целых три месяца зарплаты, наказав таким образом за 122-миллиардную задолженность перед работниками медицинской отрасли, больших неприятностей Бедымухаммедову все же удавалось избегать. В августе 2004 года в круг его обязанностей вошло также кураторство вопросов культуры и СМИ.

И все же основным знанием, полученным молодым вице-премьером в коридорах президентского дворца, было умение сделать правильный выбор друзей. Среди экспертов существует мнение, что Бердымухаммедов оранически влился в число влиятельных чиновников, способствовавших реализации кадровой политики Ниязова.

В 2002 году верный и долголетний соратник Ниязова 55-летний вице-премьер, а также заместитель председателя Халк Масахаты Реджеп Сапаров неожиданно был смещен с этих должностей и назначен управделами Аппарата президента. Некоторые наблюдатели усмотрели в этом перемещении явную заинтересованность двух других зампредов: куратора нефтегазовой отрасли Ёллы Курбанмурадова и Курбанкули Бердымухаммедова, предвидели в дальнейшем их неизбежное столкновение и как результат — отставку Бердымухаммедова. Позиции Курбанмурадова казались незыблемыми: он не только в нефтегазовой сфере, как рыба в воде, он и финансовые дела лучше всех знает, и прекрасные отношения с зарубежными банками имеет, осведомлен о всех кредитах, вкладах и других валютных тонкостях, пользуется авторитетом среди финансовой олигархии. Но случилось обратное: колесо Фортуны изменило свой ход, и в мае 2005 года Е. Курбанмурадов оказался на скамье подсудимых с таким «букетом» обвинений — от взяточничества до сотрудничества с иностранными спецслужбами и шпионажа, что был приговорен к 25 годам лишения свободы. Всего через полтора месяца после него к 20 годам лишения свободы был приговорен управделами Р. Сапаров. Ему было инкриминировано получение взяток, разворовывание и присвоение вверенного имущества, превышение должностных полномочий и даже приобретение и хранение оружия.

Еще один вице-премьер, Энебай Атаева, курировавшая в правительстве Ниязова вопросы экономики и финансов, а также одновременно занимавшая пост хякима — главы Ахалского велаята, совершила более «мягкое» падение: сначала лишилась в 2004 году должностей вице-премьера и хякима, затем, проведя два года на малозначительных должностях руководителя профсоюзов и Союза женщин, была направлена «на культуру», после чего все равно оказалась на нарах. Догадаться, насколько серьезные деяния были выявлены в ходе расследования деятельности министра культуры и телерадиовещания, чтобы послужить поводом приговорить ее к 17 годам лишения свободы, не представляется возможным. Следует только подчеркнуть, что осуждена Э. Атаева была уже при Бердымухаммедове, в июне 2007 года.

Вспоминая бывших сослуживцев нынешнего президента, мы отнюдь не настаиваем на том, что ко всем этим громким отставкам была приложена его рука. Мы хотим лишь сказать, что опыт, приобретенный им в годы, проведенные рядом с Ниязовым, не пропал даром и помог ему совершить успешное восхождение на президентский Олимп.

Как известно, начиная с первой редакции Основного закона независимого Туркменистана, все остальные его редакции, включая последнюю, 2016 года, сохраняли за президентом также и пост главы исполнительной власти — правительста. Поэтому с первых дней своего нахождения у власти новый президент занялся формированием нового, своего Кабинета.

«Вы еще вспомните ниязовские времена…»

К концу февраля в целом новый «руководительский корпус», как принято теперь говорить, был сформирован, включая руководство Меджлиса, Генпрокуратуры, Верховного суда, а также областных администраций, вузов, средств массовой информации и так далее. 9 марта 2007 года Бердымухаммедов провел первое заседание Кабинета министров нового состава. Многие руководители «ниязовского призыва» до поры до времени сохранили свои позиции.

Однако работа по реформированию властных структур, в первую очередь, по избавлению от ниязовских кадров оказалась занятием увлекательным и позволяла молодому (как он себя сам называл) президенту самоутверждаться и демонстрировать неограниченную власть.

В апреле 2007 года с должности министра внутренних дел был снят Акмаммед Рахманов. Назначенный вместо него Ходжамурад Аннакурбанов проработал до октября и был также снят с должности. Оба — за недостатки в работе. В мае начался процесс расправы с начальником Службы безопасности президента Акмурадом Реджеповым. В июне за «многочисленные нарушения законности в работе судебной системы» был снят с должности председателя Верховного суда Ягшигельды Эсенов. В октябре «по состоянию здоровья» был отстранен от должности министр национальной безопасности Гельдымухаммед Аширмухаммедов.

В марте 2008 года за серьезные недостатки в работе был отправлен в отставку генеральный прокурор Мухаммедгельды Огшуков.

Кадровые «чистки», нередко сопровождающиеся арестами представителей старого, ниязовского аппарата, коснулись не только силового блока. В течение последних месяцев 2007 года были сняты с должностей министр железнодорожного транспорта Оразберды Худайбердыев, министр нефтегазовой промышленности Курбанмурад Атаев, вице-премьер, министр энергетики и промышленности Юсуп Давудов, мэр Ашхабада Оразмурад Эсенов и ряд других высокопоставленных чиновников «ниязовского призыва». В ноябре, по итогам окончания сельскохозяйственных работ, президент дал указание «возбудить уголовные дела и провести расследование преступной деятельности» в отношении хякимов Ахалского, Марыйского и Лебапского велаятов, а также ряда районных руководителей этих областей, хякима Туркменабада и председателя ассоциации «Туркменживотноводство». И, прекрасно отдавая себе отчет в том гипнотическом впечатлении, какое производили его действия на присмиревших соратников, со скрытой угрозой произнес: «Вы еще вспомните ниязовские времена добрыми словами!»

(Продолжение следует)

Специально для «Гундогара»

Ê Вариант для печати


Обсудить эту статью