GÜNDOGAR
http://www.gundogar.org
Диктатура 19.12.2018

01.04.2004
Главней всего — погода в доме

Арслан Мамедов

Дождь, ковры, поиск предателей и чистые парни в НАТО

Признаюсь, я с трепетом ожидаю каждого очередного заседания Кабинета министров Туркменистана под председательством Великого Туркменбаши.

Какой прогноз у нас сегодня, милый?
С чем ты опять проснулся не в ладу?
Скажи мне просто, господи помилуй,
Какую блажь имеешь ты в виду?
(М. Танич «Погода в доме»)

Все жители Туркменистана уже привыкли — что ни «кабмин», то настоящее шоу со спецэффектами. Конечно, последствия этих шоу радуют далеко не всех. Это у телевизора весело сидеть: какое-никакое, а развлечение. А вот лично присутствовать при «сольных концертах» С. Ниязова — удовольствие ниже среднего. Сколько людей ушли оттуда поседевшими, не сосчитать. Иной раз и уйти не дают, выводят под руки и поминай как звали.

Мне, впрочем, там бывать не доводилось. Я искренне сочувствую всем пострадавшим, но каждый раз подсаживаюсь к телевизору, так как знаю — «Крашеный» будет чудить. И он чудит, не подводит. Правда, раньше ориентироваться с расписанием этих «заседаний» было легче — здоровье позволяло Ниязову выходить в эфир регулярно, раз в неделю, как «Смехопанорама» или «В мире животных». Теперь же ему приходится укладываться в редкие моменты просветления между запоями, припадками и скачками давления.

На этот раз «кабмин» состоялся в понедельник 29 марта, а основными темами монологов опухшего вождя стали неправильные прогнозы погоды, бесследно исчезающие ковры и сотрудничество с НАТО.

Что тебе назначено природой

Начал Великий с чрезвычайного происшествия огромной государственной важности: собственная гидрометеослужба обманула его на 10-15 градусов по Цельсию и проморгала дождь. Председатель Комитета по гидрометеорологии при Кабинете министров Туркменистана Суханберды Байрамов, возможно, был приговорен уже давно, но в тот день гневная бессвязная речь вождя звучала весьма искренне. Чувствовалось, что он от души надеялся на обещанные +29С и показания термометра за окном воспринял как личное оскорбление.

Официальная туркменская пресса на следующий день, естественно, максимально «причесала» поток брани, обрушенный на голову несчастного прогнозиста Байрамова.

«Президент сказал, что мы имеем дело с укоренившимся производственным браком, который стал наиболее отличительной чертой работы ведомства, отвечающего, в том числе, за составление точных прогнозов погоды, так необходимых для четкого функционирования народнохозяйственного комплекса. Очевидно, что служба нуждается в серьезном пересмотре самой стратегии своей деятельности, и это будет сделано в ближайшее время, отметил Президент».

Вот в таком «умном» виде были пропечатаны мысли Туркменбаши в газетах. На самом же деле, и свидетелями этому было все население Туркменистана, имеющее телевизоры, Ниязов ничего подобного не говорил. Он вообще не говорил. Он орал, как белый медведь в теплую погоду.

Для начала досталось министру сельского хозяйства и вице-премьеру, инженеру-леснику Бегенчу Атамурадову. Гидрометеорология, как выяснилось, входит в сферу его ответственности.

— Атамурадов! Метеорологическая служба каждый день делает одинаковые прогнозы. Разве так можно работать?! Байрамов — обманщик! Он обманывает государство, обманывает народ! Он сказал, что вчера было 29 градусов, и сегодня повторяет то же самое! А ведь не было такой жары! И все его прогнозы такие!

Бегенч Атамурадов старательно законспектировал все вышесказанное в блокнот, а Ниязов обратился к непосредственному виновнику события — С. Байрамову:

— Ты уволен! Как ты мог писать такие прогнозы?! Ты сказал, что вчера было 29 градусов, сегодня 29… Где жара?! Вчера была жара?! Ты и до этого плохо работал. Ты говорил, что дождя не будет, а дождь идет! Ты не смог предсказать этот трехдневный ливень и говорил, что дождя в ближайшее время не будет. У тебя целая команда, вы чем там занимаетесь?! Ты уволен! Пошел вон отсюда!

Мысленно проклиная хляби небесные за подлость, стоившую ему карьеры, а возможно и свободы, Суханберды Байрамов покинул зал заседания, и дальнейшая судьба его окутана сплошным туманом. Ниязов же слегка «сбросил обороты» и продолжил:

— Атамурадов, я тебе еще 20 дней назад говорил: требуй от него погоду, — ты ведь даже не можешь хлопок сажать! Я думаю, что и авиация ничего от него не получала. Найдем кого-нибудь, чтобы прогнозы хоть немного были похожи на правду.

«Кто-нибудь» нашелся очень быстро.

— Вот, у нас есть парень, который закончил Институт гидрометеорологии в Ленинграде. Он из Бирата [город на Востоке Туркменистана — прим. автора]. Назначьте его! Он сейчас издает журнал, старается, а ты, Бегенч, этого не замечаешь!

Имени «парня из Бирата» Ниязов тем не менее не назвал, и назначение пока не состоялось. Гидромет временно остался без руководителя. По стране разнеслась шутливая молва — Туркменбаши объявил конкурс: кто угадает погоду на завтра, тот станет начальником метеослужбы. Самое смешное, что ничего смешного в этом нет. Так (или приблизительно так) происходят все назначения в ниязовском государственном аппарате.

Ты прощай, ковровая дорожка!

Далее Ниязов обратился к другому «важному вопросу государственной жизни страны», как пишут туркменские газеты, — недостаткам в работе ковровой промышленности.

В качестве козла, точнее козы отпущения выступила государственный министр, председатель Госкорпорации «Туркменхалы» Гуля Караджаева. Вместе с ней отдувались вице-премьер Дорткули Айдогдыев, управделами аппарата президента Реджеп Сапаров, министр экономики и финансов Язкули Какалиев и министр национальной безопасности Аннагельды Гумманов. Начал Ниязов издалека:

— Айдогдыев, я велел тебе уволить председателя «Туркменхалы» еще когда был Реджеп Сапаров. [Ниязов говорит о периоде, когда Р. Сапаров занимал пост министра экономики — прим. автора] Я говорил тебе, что эта девочка не справляется со своими обязанностями. Туркменские ковры известны повсюду. Посмотри любой фильм, любой спектакль, любую церемонию — в каждом уголке мира ты увидишь туркменский ковер. А ведь многие люди даже не знают, что эти ковры туркменские. Я говорил тебе, что эта женщина не умеет работать, и велел уволить ее.

Я привожу ниязовский текст дословно. Чудесное превращение девочки в женщину оставляю без комментария.

— Реджеп Сапаров тоже ее не уволил. Несколько месяцев назад я велел Дорткули снять ее с работы и поставить туда другого человека. Он сказал: «хорошо», — и думал, что я забуду об этом. Я в пятницу сказал ему, чтобы он не притворялся, будто не понимает, о чем я говорю, и велел провести собрание в субботу и уволить ее. Органы сейчас ведут расследование. Там не хватает 1 миллиарда манатов и еще много чего. Ты [Айдогдыев — прим. автора] провел собрание? Ты ее уволил? Что люди говорили?

Дорткули Айдогдыев с готовностью «сплавил» «боевую подругу»:

— Я собрал директоров фабрик и провел собрание в 10 часов утра в субботу. По их сведениям, имели место случаи задержки зарплаты, а половину зарплаты отдавали коврами…

Дальше Ниязова было уже не остановить. Он кричал, что Туркменистан — страна маленькая и платить зарплату коврами недопустимо, что ему известно, как Гуля Караджаева брала и не отдавала банковские кредиты, что во всем виноват Реджеп Сапаров, который не добился всемирного триумфа туркменского ковроделия…

— Мы с вами руководим государством! Что вы сделали для туркменских ковров? Ничего! В твое время, Сапаров, даже музея не было. Не притворяйся, что ты этого не знал!

Вряд ли Реджеп Сапаров притворялся. Что такое музей, он действительно не знает, это написано у него на лице. Ниязов продолжал:

— Мы увольняем Караджаеву за серьезные недостатки! Кто отвечает за расследование? Какалиев, ты тоже очень плохо работаешь! Ты с бюджетом плохо работаешь! Предупреждаю: будешь лениться — выгоню! Меджлис утвердил бюджет и установил годовой доход. Теперь Меджлис должен следить за исполнением бюджета. Сколько там не хватает?

Стоящий тут же навытяжку министр нацбезопасности Аннагельды Гумманов назвал сумму в 4 миллиарда манатов. У Ниязова глаза чуть не выпали из орбит:

— 4 миллиарда! На коврах! Уволить!!!

Если наказание за неправильный прогноз погоды Уголовным кодексом Туркменистана пока не предусмотрен, то с 4 миллиардами манатов все предельно ясно — 25 лет без права на амнистию. Я выражаю искреннее сочувствие Гуле Караджаевой и ее семье. Остальным виновникам упадка ковровой отрасли кары удалось избежать. Вместо Караджаевой государственным министром по коврам был назначен некто Мухаммедклыч Бердыев, который еще 7 лет назад работал завскладом «Туркменбакалеи», до этого шоферил, а профессию имеет и вовсе «не к месту» — учитель физики.

Отчизны верные сыны

Покончив с коврами, Ниязов перешел к третьему пункту повестки дня — ловле изменников родины. Все присутствующие в погонах повскакивали с мест и приготовились записывать, как именно и кого именно нужно ловить. Список оказался недлинным — всего одна фамилия. Ниязов говорил негромко и с пафосом:

— Ребята, самое главное — вы должны быть преданы родине. Предательство четырех офицеров Министерства обороны, которые изменили родине, должно стать уроком для нас. Предавать священную родину после того, как ты дал клятву верности, вести себя, как трус, оскорблять родину — это неверный путь. Я все еще жду, пока вы поймате всех разыскиваемых. Найдите Бекназарова! Парни, найдите его! Найдите всех, кто предал родину, где бы они ни были. Измена родине не украшает туркменский народ.

Майора Бегенча Бекназарова, напомню, «парни» разыскивают уже больше года по обвинению в участии в заговоре против Ниязова. За это время сменилось уже несколько министров обороны, внутренних дел и национальной безопасности, а Бекназарова найти так никто и не может. Еще бы! Это вам не старух на улицу из квартир вышвыривать.

И наконец, последний вопрос — сотрудничество с НАТО — плавно вытек из предыдущего. Ниязов продолжил рассуждать о предателях.

— Давайте примем программу НАТО «Партнерство во имя мира». Смысл ее в том, что мы теперь будем работать с НАТО в очень близком контакте. Там есть различные курсы, в НАТО. Там есть разные подразделения. Они берут туркменских юношей для профессиональной подготовки. Мы должны выбирать самых чистых и честных ребят. Вы все вместе должны их выбирать и проверять их родословную на 3-4 колена, чтобы знать, были у них в роду предатели или нет. Агагельды, Аннагельды, Аннанур и министр МВД — вы будете отвечать за отбор. И если хоть кто-нибудь из них предаст, вы будете отвечать. С родиной играть нельзя!

Интересно, подозревают ли в Северо-атлантическом альянсе, в какой фарс превращаются их инициативы в устах Ниязова? Он собирается через НАТО фильтровать своих «ребят» — проверенных до третьего колена безмозглых дебилов, необходимых для подержания в Туркменистане диктаторского режима.

Заседание Кабинета министров Туркменистана 29 марта 2004 года завершилось тем же, с чего и началось — бредом. Бесконечным бредом больного человека с завышенной самооценкой, ненавистью к окружающим и верой в безнаказанность своих преступных деяний. Он наказал начальника гидрометеослужбы за неправильное предсказание погоды, между тем сам погоду не чувствует совершенно. А ветер меняется.

© 2001—2009 Gundogar.org
Все права на перепечатанные материалы сохраняются за их обладателями.
http://www.gundogar.org